А почему их люди выкинули?

В Невельском районе сегодня трудно увидеть на улице истощенную и злую собаку

265

Бывают, разумеется, исключения, но всё же. В основном, если и бегают животные без присмотра хозяев, то накормленные и с ошейниками. От этого хорошо всем: и самим собакам, и жителям района, которые стали меньше опасаться бездомных четвероногих. Но так было не всегда.

Невельская станция передержки бездомных животных, или попросту приют для них – некоторые питомцы здесь живут очень долго – работает уже больше 13 лет. Официально, конечно, намного меньше, но суть не в этом. Жители Невельского района давно знают, куда можно обратиться, если возникла проблема с брошенной собакой.

«Все началось лет тринадцать назад, – рассказывает организатор приюта для животных Юлия Беляева. – У меня на глазах машина сбила собаку. Мы её долго выхаживали, так как она сильно пострадала, у нее не было челюсти. Мне тогда помогла женщина, организовавшая приют в Великих Луках. Это был первый приют для животных в Псковской области».

Спасти собаку не удалось. Но Юлия Беляева после этого оглянулась по сторонам и поняла, что если не она, то никто заниматься организованной помощью животным не станет. Так всё и завертелось. Потом был пёс Дружок, хозяин которого не придумал ничего лучше, как привязать животное к рельсам. Поезд отрезал собаке задние лапки. Люди нашли Дружка и принесли его к Юле Беляевой, потому что она подняла волну негодования после происшествия с предыдущей собакой.

Во всей округе её уже знали как неравнодушного человека. Дружка в итоге спасли, свой век он дожил в Великих Луках. Правда, в Невеле по-­прежнему не было специализированной организации по передержке животных. Юлия Беляева оставляла животных у себя дома.

В 2010 году она поняла, что необходимо организовать станцию по передержке собак. Юлия арендовала земельный участок и поставила на нем первые вольеры. Со временем люди стали приносить сюда не только брошенных и травмированных собак, но и внеплановые пометы. «В год доходило до семидесяти щенков», – вспоминает Юлия Беляева. Изначально «Невельские хвостики» – так называют в народе станцию передержки – создавались как филиал великолукского приюта. Теперь же это самостоятельная организация, официально зарегистрированная в 2019 году.

Сегодня станция по передержке животных принимает собак не только из Невельского района, но из Себежского. Для Юлии Беляевой нет чужих животных.

«Все собаки не просто прошли через приют, а через мое сердце и душу. Иногда стараюсь не давать им сразу клички. Как только у щенка появилось имя, то отдать его в другие руки – это как расстаться со своим ребенком», – признается она.

Это не просто красивые слова: животные чувствуют заботу, которую к ним проявляют в приюте. Сегодня здесь живет собака, которую три раза забирали новые хозяева, но она все равно возвращалась назад. Теперь пёс «работает» в приюте охранником.

Ни одна собака здесь не умерла от инфекции, все получают качественный уход. Работа приюта держится на одной Юлии Беляевой. Её рабочий день начинается в полпятого утра. За последние пять лет у нее не было ни одного выходного. Даже ведение паблика «Невельские хвостики» отнимает немало сил: создание сообщений, ответы на отклики людей, каждому надо написать.

Все финансовые хлопоты тоже лежат на хозяйке «хвостиков». Она продала один из автомобилей, пришлось даже брать кредит. Чтобы было понятно: область выделила приюту финансирование на этот год в размере… 9 тыс. рублей. На весь 2020 год! А только ежемесячно Юлия Беляева тратит на приют около 25 тыс. рублей. На самое скромное питание для собак уходит порядка 20 тысяч плюс около 5 тысяч на бензин. И это ещё без лечения, стерилизации, чипирования. Иногда чек за лечение собаки, например, с кожным заболеванием, составляет почти 30 тысяч рублей.

Или другой пример финансовой помощи от властей. Юлия Беляева заключила контракт с администрацией городского поселения «Невель» на отлов собак. Зарплата по уходу за животными составила 1 (один) рубль 91 копейку в день – около 50 рублей в месяц…

Юлия Беляева благодарна всем людям, которые делают пожертвования для приюта. И как бы ни было тяжело, она точно знает, для чего все это нужно.

«Однажды мне позвонила девочка и рассказала, что нашла в лесу собаку, привязанную к дереву. Там были и два щенка, один из которых не выжил. Собака была сильно истощена. Когда мы её откормили, то сильно удивились: Марта стала раз в пять больше. Красивая и шикарная собака в итоге была пристроена».

Такие истории ей помогают каждый день, дают силы и веру в то, чем она занимается. Иногда Юлия Беляева специально разыскивает бывших хозяев животных, которые обрекают своих питомцев на смерть. Ей хочется понять: для чего? В чем причина очерствения человеческой души?

«К сожалению, я ни разу не получила внятного ответа. Это просто жестокость, отношение к живому организму, как к вещи», – считает Юлия Беляева.

Если бы сегодня реально работала 245 статья УК РФ о жестоком обращении с животными, то ужасных историй, как недавняя с варварским убийством пса Пифа в Невеле, было бы меньше. Бороться за права животных намного труднее, когда из прокуратуры и полиции не всегда даже отвечают на заявления. Увы, пока закон о защите животных не работает, люди чувствуют безнаказанность. В случае с Пифом от прокуратуры пришел уже второй раз отказ о возбуждении уголовного дела.

Юлия Беляева уверена, что всё идет с детства. Если ребенку привили любовь к животным, милосердие к окружающим, то он, и когда вырастет, не станет издеваться над собакой или кошкой. Она это прекрасно видит на примере своей внучки. Хотя иногда ребенок её спрашивает: «Бабушка, а почему их люди выкинули?»

Что ей ответить, Юлия Беляева не знает.

* * *

«У нас есть пристроенный пёс Жорик. Дети его неудачно пытались утопить, а потом кинули под лесовоз, который его чуть не раздавил. Я спросила их: «Зачем вы это делаете?! Они ответили: «Мамка так сказала», – приводит ещё один пример человеческой жестокости Юлия Беляева.

Щенок, благодаря заботе, выжил и сейчас прекрасно себя чувствует.

Ах, да – теперь он ненавидит детей. Просто не может слышать их голоса.

Владимир КАПУСТИНСКИЙ