Марина Пахоменкова: «Если остаются дела, то остаются и имена»

Монография «Дворянство и город Новоржев Псковской губернии в истории России: XVI–XX вв.» стала научным и общественным событием российского уровня

195
Монография Марины Пахоменковой «Дворянство и город Новоржев Псковской губернии в истории России: XVI–XX вв.»

Издание монографического исследования заведующей музеем истории Новоржевского района Марины Пахоменковой «Дворянство и город Новоржев Псковской губернии в истории России: XVI–XX вв.» стало событием далеко не местного масштаба. Удивительно, что оно состоялось в тяжелейшем 2020 году. Удивительно, что оно вообще состоялось: колоссальный труд (на 728 страницах представлена систематизированная информация о 3262 представителях 642 дворянских фамилий, связанных с Новоржевской землёй) издан исследователем за свой счёт.

Книга уже становится библиографической редкостью, даже петербургское издательство «Реноме», выпустившее книгу в свет, вынуждено было оставить себе не шестнадцать обязательных экземпляров, а восемнадцать, три из которых теперь хранятся в библиотеке имени Маяковского, являющейся центром архивного хранения изданий Санкт-­Петербурга, государственной библиографии и статистики печати.

За целый институт сработала

Но как можно было решиться на такой исследовательский подвиг? А главное, как удалось довести этот грандиозный труд до завершения, до выхода к читателю? Марина Михайловна Пахоменкова отвечает на этот вопрос без тени кокетства:

– Я ни на что не решалась. Просто на протяжении всей моей жизни в музее и вне его я занимаюсь сбором и систематизацией информации об истории нашего края. Начинала это делать, когда ещё и компьютеров не было: собирала в картотеку все упоминания о личностях, имевших отношение к территории Пусторжевского, а потом Новоржевского уезда. Получилась отдельная картотека дворянства, отдельная – купечества, отдельная – об учителях.

А потом пришло время, когда люди стали серьёзно интересоваться происхождением своего рода, своими фамилиями, родственными связями. Многие обращались по этим вопросам ко мне, ведь я много выступаю на различных чтениях, конференциях. Больше спрашивали о дворянах: как ни странно, но у самого пострадавшего в начале XX века сословия сохранилось много потомков, пусть и в каком­-нибудь десятом или тридцать втором колене. Много было и тех, кто просто хотел обнаружить у себя дворянские корни.

Я решила проанализировать уже собранный материал, сделав акцент на имуществе представителей тех или иных фамилий, месте службы или родственных связях, – разумеется, в привязке к нашей местности.

И это получилось, тем более что сейчас библиотеки в электронном виде предлагают множество интересных книг, в том числе начала XIX века, когда было создано колоссальное количество таких биографических словарей­-справочников. Я ведь тоже замышляла лишь биографический справочник, не более того.

Но когда мой постоянный рецензент Евгений Викторович Анисимов, доктор исторических наук, профессор исторического департамента НИУ «Высшая школа экономики», профессор Европейского университета в Санкт­-Петербурге и мой постоянный рецензент (обращаюсь к нему постоянно, так как я не историк), просмотрел собранный мною материал, то сказал: «Марин, ты за целый институт сработала. Но ни в коем случае не дари никому этот торт. Потому что эта работа – не просто хлеб с икрой и маслом, а торт. На её основе напишут кучу диссертаций, поэтому сделай диссертацию сама».

А я ответила: «Ни за что! У меня сил нет». И он посоветовал отдохнуть месяцок и всё же заняться книгой. Для неё же всего и надо­-то было – интересная аналитическая статья плюс приложения.

Надо хотеть искать

– Да, всего ничего. С чего же вы начали?

– С ответа на вопрос: «А что я не знаю об этой теме и что будет интересно другим?» На самом деле мы все толком ничего не знаем о дворянстве, кроме того, что это привилегированное сословие. А вот как оно складывалось, какие имело обязанности и те же привилегии, на основе каких законов всё это происходило? У нас же никто не любит читать законы. Я тоже не люблю, но, начав работать с источниками, выбрала наконец за основу книгу Владимира Анатольевича Аракчеева «Средневековый Псков: власть, общество, повседневная жизнь в XV­-XVII веках» (Владимир Анатольевич, к слову, сам локнянский, у нас с ним такая поисковая родственность оказалась).

И я сделала в хронологическом порядке вот такую статью, рассказывающую об истории Пусторжевской земли, об уезде, который был землёй новгородской, московской, а только потом псковской подчинённости, и о том, как пусторжевцы (впоследствии новоржевцы) принимали участие в событиях государственной важности, об их роли в становлении российской государственности как системы управления на уровне государства, губернии, уезда.

В заключение напомнила, что после жизни человека забывается очень многое, но если остаются дела, то остаются и имена. И сделала большое перечисление очень интересных лиц, которые по-­разному, но были связаны с нашими местами. Видимо, настолько большое, что на одной из конференций мне сказали: «Марина Михайловна, мы поняли: вся история началась с Новоржева». Ну что на это скажешь? Только то, что в нашем деле нельзя быть лодырем. Надо хотеть искать, надо уметь быть той самой курочкой, которая везде ищет зёрнышко, а не заниматься поверхностными исследованиями вещей, которые и так очевидны.

– Что должен обязательно иметь в виду читатель, приступающий к вашей книге?

– Нужно быть готовым к тому, что это не самое лёгкое чтение. В этой книге нет личностных взаимоотношений (кроме Львовых), иначе я не вылезла бы из этой темы: это вообще совершенно другая область исследования и другая цель.

В своём же исследовании я хотела выразить объективный взгляд на это, как мы бы сейчас сказали, сообщество, не поддаваясь искушению красиво его причесать. Я хотела показать, как трудно шло становление дворянского сословия и как потом его представителям было трудно жить.

Далеко не все наши герои были удачливы (в экономическом плане), большинство наших дворян мелкопоместные, поэтому среди них так много служилых, прежде всего военных людей: на классическое образование, позволявшее сделать хорошую чиновничью карьеру, у семей просто не хватало средств.

Поэтому шли на военную службу, служили все по-­разному, примеры этого служения в книге есть, хоть и без подробностей.

Но так и задумывалось, чтобы книга могла стать отправной точкой для заинтересовавшихся той или иной фамилией (в том числе по родовой потребности). Фамилий в книге 642. В ней есть начальная информация, отталкиваясь от которой, можно углубиться в работу с другими источниками, в том числе архивными.

Я считаю, что поставленную перед собой задачу выполнила: написала и издала. Издать, кстати, не получалось два года. Теперь дело за заинтересованным читателем.

Плюс две большие рукописи

– Марина Михайловна, а где можно с вашей книгой познакомиться?

– Её пока ещё можно купить – например, у меня. К сожалению, то, что могла, уже раздарила, с учётом того, что издавала за свой счёт, больше себе позволить этого не могу, серьёзно рискую обанкротиться. А мне надо собирать деньги на следующую книгу.

– О чём или о ком будет следующая?

– У меня лежат две большие рукописи, их надо доделать. Одна – это энциклопедия новоржевских деревень. Уже есть информация о трёх с половиной тысячах населённых пунктов Пусторжевского (Новоржевского) уезда (в тех же временных рамках, что и дворянство): географическое положение, к какой церкви принадлежат, в какое имение и в какие годы входили, кто владел, сколько людей проживало, сколько было домов, были ли какие-­то социальные учреждения (школы, больнички, почтовые отделения) и когда они были, и так далее.

Это очень большая работа, тем более что деревень всё меньше и меньше, их количество катастрофически уменьшается на территории всего бывшего Пусторжевского уезда, а это, напомню, Новоржевский, Бежаницкий, часть Локнянского, Опочецкого, Пустошкинского, Пушкиногорского районов и две волости бывшего Островского уезда. То есть территория очень большая. Вторая большая рукопись, которая частично уже опубликована в различных сборниках, рассказывает о социальной жизни уезда в XIX – начале XX века. Там тоже много интересного о развитии библиотечного дела, об истории церковно-­приходских школ, земских школ, о лекционной работе и распространении сельскохозяйственных знаний, о больницах и развитии здравоохранения. Есть у меня биографический словарь на преподавателей – там, наверное, уже человек 800. Но эта работа тоже ведётся тридцать с лишним лет.

– А в Новоржеве более широкая презентация книги «Дворянство и город Новоржев Псковской губернии в истории России: XVI­-XX вв.» планируется?

– Знаете, нас здорово выбил из колеи коронавирус. Мы и сегодня не очень чётко понимаем, как ситуация будет развиваться, хотя надеемся, конечно, на лучшее. Поэтому, возможно, в ноябре, когда район, как мы рассчитываем, полностью погрузится в нормальный рабочий ритм, когда жители нашего района станут посвободнее от работы на своих приусадебных участках, такая презентация состоится. Загадывать трудно.

Добавлю, что первая презентация этой книги прошла в Пушкинских Горах на традиционных Михайловских Пушкинских чтениях, приуроченных к очередной годовщине приезда поэта в ссылку. 18 сентября приглашают в Псков: в историко­-краеведческой библиотеке имени И. И. Василёва пройдут X Васильевские чтения. Так что будем готовиться, будем просто работать, а уж как сложатся обстоятельства – посмотрим, когда они сложатся.

Беседовала Елена ШИРЯЕВА