«Инфекционка» без «таблички»?

Невельчане взяли паузу, чтобы посмотреть: выполнит ли областная власть обещание по фактическому сохранению инфекционного отделения районной больницы

527
После массового пикета за сохранение инфекционного отделения невельчане сделали несколько фото со своими лозунгами-требованиями. Фото Екатерины Клоковой

Инициативная группа жителей Невельского района, которая почти два месяца была ядром сопротивления закрытию инфекционного отделения в местной больнице, объявила о приостановке протестных мероприятий. Невельчанка Екатерина Клокова в социальных сетях сообщила землякам, что одиночные пикеты против утраты «инфекционки» приостанавливаются: граждане решили проконтролировать, как будут выполняться обещания по сохранению работы отделения, данные областной исполнительной властью в лице первого заместителя губернатора Веры Емельяновой на встрече 30 октября 2020 года.

Врач у Бога

Этой встрече предшествовала тяжелейшая (даже для этого года) неделя: 27 октября стало известно, что в Великих Луках, в филиале новой областной инфекционной больницы скончалась невельский врач-инфекционист Валентина Владимировна Станак.

Её смерть стала глубоким потрясением для невельчан: Валентина Владимировна более 30 лет трудилась в Невельской районной (теперь уже межрайонной) больнице, через её руки прошло уже несколько поколений жителей – ведь основной её специальностью была педиатрия. И когда 16 октября мы писали о ситуации с закрытием инфекционного отделения в Невельском районе, все, кто беседовал с нами, нашли самые добрые слова о своем докторе. Вспоминали, как она умеет ладить с детьми, как те начинают улыбаться, едва она входит в палату, как не отказывает в помощи никому, как все невельские мамочки буквально Богу на нее молятся… Это, пожалуй, и звучало в её адрес чаще всего – врач от Бога.

На момент публикации нашего материала «Пересмотру не подлежит?» у Валентины Владимировны Станак уже было диагностировано заражение коронавирусом. Через две недели её не стало. Врач от Бога теперь у Бога…

В объяснениях с комментаторами в губернаторском инстаграме представители областного комитета по здравоохранению сообщали, что врач поздно обратилась за медицинской помощью, что по этому случаю назначена служебная проверка. Сразу официально было озвучено, что похороны оплатит администрация Псковской области, а семье будут выплачены все положенные скончавшемуся врачу федеральные и региональные выплаты.

Бесконечный поток соболезнований от невельчан шел в социальных сетях. За глубокой и искренней скорбью подчас чувствовалось отчаяние: на фоне ужасающего кадрового дефицита в региональном здравоохранении наличие в Невельской межрайонной больнице своего врача-инфекциониста было мощным аргументом против закрытия отделения.

Никто не думал, что в ответе комитета по здравоохранению Псковской области слова «…решение о концентрации стационарной медицинской помощи по поводу инфекционных заболеваний на базе подразделений ГБУЗ «Псковская областная инфекционная больница является целесообразным и не подлежит пересмотру» можно трактовать как-то неоднозначно. Граждане, уже сталкивавшиеся с «оптимизацией» и «модернизацией», такое не новое слово в региональном здравоохранении как «концентрация» поняли так, как диктовал многолетний опыт: инфекционное отделение в их больнице закрывается, точка. Поэтому был начат сбор подписей против этого решения, проводились одиночные пикеты, а на 31 октября было подано уведомление о проведении митинга.

Но 30 октября их приехали убеждать в том, что поняли они всё неправильно.

За достойную, а, значит, доступную медицину борются жители Невельского района. Фото Екатерины Клоковой

«Все койки сохранены в полном объеме»

Накануне протестного мероприятия в Невель прибыла группа высокопоставленных лиц, в их числе – лучший переговорщик с жителями (мы говорим это без всякой иронии), первый заместитель губернатора Псковской области Вера Емельянова. Она действительно умеет гасить пожары народного недовольства (увы, как правило, временно). Вместе с ней с невельчанами Екатериной Клоковой, Альбертом Кузьминым и Викторией Пилипенко беседовали главный внештатный врач-инфекционист Псковской области Ираида Сивачева, заместитель председателя комитета по здравоохранению Псковской области Надежда Рагозина (дистанционно – комитет находится на карантине из-за выявленного заболевания сотрудников коронавирусной инфекцией), главный врач межрайонной больницы Валерий Василевский. Среди приглашенных были глава района Олег Майоров, председатель районного совета ветеранов Людмила Слышанкова, депутат районного Собрания – редактор «Невельского вестника» Марина Быстрова.

И первое, что спросили прибывшие у невельчан: где они видели приказ комитета по здравоохранению о закрытии инфекционного отделения? По их словам, «передача отдельных полномочий» не означает закрытия! Более того, все 8 инфекционных коек продолжат функционировать и будут принимать пациентов.

«Все койки, которые необходимы для лечения детей, взрослых с инфекционными заболеваниями, для жителей Невельского и Усвятского районов сохранены в полном объеме. Точка. Как они там называются – с вывесками или без вывесок… Я специально посмотрела сегодня все приказы, даже и приказа такого нет, поэтому мы сегодня наблюдаем дезинформацию в этой части», – несколько раз подчеркнула Вера Емельянова. А Ираида Сивачева сообщила, что на момент разговора с активистами в инфекционном отделении Невельской больницы лежат два человека с профильным заболеванием, причем в изоляторе. То есть местная «инфекционка» работает, за пациентами наблюдает врач-терапевт.

Кроме того, как заверила вице-губернатор, замену врачу-инфекционисту после случившейся трагедии сейчас активно ищут – вместе с главврачом больницы Валерием Василевским. Уже подготовлен целый ряд запросов, прикладываются дополнительные усилия… Хотя сам главный врач, похоже, оптимизма на этот счет испытывает мало: по его словам, из 11 невельских целевиков-выпускников медвузов за последние два года на работу в родные места никто не вернулся…

В общем, дефицит кадров по всей стране огромный, но для Невеля обещают приложить дополнительные усилия.

Люди хотят лечиться там, где живут. Фото Екатерины Клоковой

«Медицинский автобус должен функционировать безупречно»

По транспортному вопросу: как и месяц назад на встрече с заместителем председателя облздрава Надеждой Рагозиной его пообещали решить. Вице-губернатор подчеркивала, что медицинский автобус для доставки невельских пациентов, лечащихся в Великих Луках или в Пскове (не только по инфекционному профилю), должен функционировать, причем безупречно, этот вопрос необходимо решить вместе с администрацией района.

За этим процессом активистам предложили тоже понаблюдать. Причем уже со 2 ноября. Они и наблюдают: на полдень 3 ноября схема движения медицинского автобуса пока нигде не опубликована – ни на сайте больницы, ни на сайте районной администрации, ни на страничке «Невельского вестника» в социальных сетях. Одной из невельских мам, которая вместе с ребёнком находилась на лечении в Великих Луках, после долгих переговоров с великолукской стороной предложили воспользоваться медицинской «буханкой»: она возит анализы из Невеля в южную столицу, а на обратном пути возьмет и их.

Поэтому активисты уже недоумевают: если «буханка» и есть тот самый медицинский транспорт, то это не совсем то, чего люди ожидали. А вопрос, напомним, обещают решить уже больше месяца. Еще до встречи с Верой Емельяновой обещали! Когда статья версталась, стало известно, что невельчан из Великих Лук забрала «Нива». Чья это машина, они пока не поняли. Но по сравнению с «буханкой» — шаг вперед.

«Осознанное решение о концентрации таких услуг»

К другим обещаниям: псковские участники встречи пообещали взять Невельскую больницу под личный патронаж. Со всеми вопросами участники инициативной группы могут обращаться к Ираиде Сивачевой. Тем более, что, по мнению Веры Емельяновой, невельчан беспокоит ситуация, которая, на самом деле, ещё не произошла.

Правда, Альберт Кузьмин напомнил о волнениях невельчан шестилетней давности: тогда Невельский район прошел такую же историю с родильным отделением, которого сейчас нет. И жителям в комитете по здравоохранению дали понять, что главное – это вопрос кадров.

Но Надежда Рагозина, не отрицая, что акушер-гинеколог в Невеле очень нужен, тоже напомнила Кузьмину про разговор о необходимости поддерживать квалификацию врачей, работающих в сфере родовспоможения. Она в очередной раз подчеркнула, что сделать это (сохранить квалификацию) при небольшом количестве родов нельзя. Себеж, где родильное отделение сохраняется, это особенный логистический случай… «Поэтому это осознанное решение о концентрации таких услуг», – представитель комитета, похоже, даже не заметила, что, комментируя утрату родильного отделения Невельской межрайонной больницы, произнесла всё то же слово «концентрация», которое в случае с «инфекционкой» вроде как не является синонимом слова «закрытие».

Но высокие гости не уставали повторять: всё останется как было. С нюансами, конечно, которые зависят от конкретного состояния больного (особенно детей) и от состояния Невельской межрайонной больницы: у неё, например, нет возможностей для проведения высокотехнологичных исследований, нет такого оборудования, как в Великих Луках и в Пскове. И даже то оборудование, которое есть в больнице сейчас, по словам главного врача Валерия Василевского, амортизировано более чем на 100 процентов.

Сегодня больница нуждается даже в рентгеновском аппарате – действующий устарел морально и физически, а работает с огромной нагрузкой, особенно сейчас. Нужен аппарат ультразвуковой диагностики, нужен новый цифровой флюорограф. Все эти заявки давно были в комитет по здравоохранению (как и заявка на выделение медицинского автобуса).

По итогам встречи гости активистам выразили признательность, хотя и намекали, что информацию до людей они доносили необъективную. И вот теперь они получили её в полном объеме.

Главная новая объективность в том, что инфекционные койки в больнице остаются, персонал остается – как составная часть терапевтического отделения. Решение о направлении в Великие Луки или домой будет приниматься в зависимости от состояния пациента.

Невельчане по-прежнему считают, что закрытие родильного отделения 5 лет назад было ошибкой. Фото Екатерины Клоковой

«Убивая город, мы убиваем страну»

Активистам даже предложили подумать: а нужен ли теперь митинг 31 октября? Они подумали и решили, что нужен. Как минимум в память о Валентине Владимировне Станак и за продолжение дела её жизни.

И протестное мероприятие с соблюдением всех противоэпидемических мер состоялось. Каждый принявший в нём участие невельчанин получил слово. Это слово можно и сейчас услышать, посмотрев запись в социальных сетях.

Можно услышать и увидеть, что люди страшно устали от нынешнего состояния системы здравоохранения. Состояние это было вполне катастрофическим ещё в доковидную эпоху. Поэтому на митинге требовали не просто не допустить закрытия инфекционного отделения – требовали доступной медицины в принципе!

В Невельской межрайонной больнице нет кардиолога, нет травматолога, нет родильного отделения и много чего ещё нет. А люди хотят рожать и лечить своих детей в родном городе, хотят сами тут лечиться. Они скорбели о Валентине Владимировне Станак, кто-то не смог сдержать слез. «Весь город скорбит по поводу утраты Валентины Владимировны Станак. Это был доктор от Бога. Мы против закрытия инфекционного отделения. Убивая медицину, мы убиваем людей. Убивая людей, мы убиваем город. Убивая город, мы убиваем страну», – сказала одна из участниц пикета.

Возможно, высокие чиновники упрекнут организаторов митинга в том, что они опять неправильно донесли информацию до людей: ведь выяснили, что никто ничего не закрывает, инфекционное отделение и персонал на месте, даже приказа о закрытии нет. Надо просто, по старой нашей традиции, подождать и потерпеть!

И люди согласились – по крайней мере, подождать.

Но один вопрос остался в воздухе: если приказа о закрытии инфекционных отделений (не только по Невелю, но и по ряду других районов) нет, почему теперь нет и той самой пресловутой таблички «Инфекционное отделение»? Ведь, скажем образно, приказ о снятии этой таблички должен быть? Должно быть оформленное решение о передаче инфекционных коек в терапию? И как оно тогда сформулировано? Кем, где, когда?

А если это решение всё же есть, то кто потом упрекнет терапевта, который в нынешних суровых к врачам условиях, когда каждый из них ходит под угрозой служебной проверки, не рискнет взять на себя ответственность по лечению ларингита у ребенка и направит его в Великие Луки? И если такие случаи будут не единичными, не расценят ли это люди как невыполнение областными властями обещания о фактическом (хотя бы фактическом!) сохранении «инфекционки»? Или, если протест несколько поутих, то на эти оценки уже можно не обращать внимания?

Впрочем, это уже больше одного вопроса.

Пока же мать восьмерых детей Екатерина Клокова благодарит всех, кто принимает участие в борьбе за инфекционное отделение Невельской межрайонной больницы. Активисты продолжают пристально следить за его судьбой. Екатерина просит всех невельчан незамедлительно сообщать ей, если кого-то отправят в Великие Луки с инфекционными заболеваниями, которые лечились раньше в инфекционном отделении в Невеле.

Впрочем, сейчас Невельская межрайонная больница закрыта на карантин, в терапевтическое отделение пациентов не принимают, поэтому случаи отправки вполне можно будет списать на последствия борьбы с коронавирусной инфекцией.

Но пандемия всё же не война, она не всё спишет. И вчерашним «оптимизаторам» она уже открыла глаза пошире на состояние здравоохранения в российской провинции. Хотя допускаем, что многим хочется наоборот – закрыть глаза покрепче. И уже не от равнодушия, а от ужаса.

Елена ШИРЯЕВА