Александр Конашенков: «Люди вынуждены выбирать между качеством и дешевизной»

Глава ассоциации «Псковский фермер» – о том, как спасти псковскую деревню и накормить город

15
Александр Конашенков.

Псковичи всё чаще замирают в недоумении перед овощными прилавками в магазинах торговых сетей. Качество представленных там продуктов никогда не было особенно высоким (и продуктовые контрсанкции, действующие против иностранных производителей почти семь лет, увы, картину не изменили). Но в этом году стало как-то особенно очевидно, что этому весьма умеренному качеству перестала соответствовать цена. Кто обнаглел – торговые сети или производители? Или это мы, покупатели, настолько обеднели?

Об этом мы побеседовали с главой крестьянского фермерского хозяйства «Прометей», президентом Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов «Псковский фермер», депутатом Гдовского районного Собрания от партии «Яблоко» Александром Конашенковым. И он рассказал нам, почему всю весну цены на продукты шли вверх, какая госпрограмма нужна для развития фермерства и как местным производителям противостоять торговым сетям.

«Мы в этом сезоне уже всё продали»

Александр Алексеевич, одна из самых горячих тем весны 2021 года – резкий рост цен на продукты. Объясните, что происходит?

– Что касается цен, то с прошлого года в стране не было хорошего урожая, имеется в виду овощей и картошки. Неурожай прошлого года, безусловно, сказался на ценах в этом году и на спекуляциях всё тех же торговых сетей. Вторая причина – подорожание всех составляющих себестоимости. Растут в цене удобрения, солярка, ядохимикаты. Цены на это выросли в полтора-два раза. Ну и особенно ощутим рост цен на «железо»: если ещё три-четыре года назад самую ходовую технику – трактор МТЗ-80 – мы покупали за 600 тысяч рублей, то сейчас это почти 1,5 миллиона рублей, и это цена у псковского поставщика.

В итоге у хозяйств нет хотя бы более-менее нормальной доходности – и это практически по всем направлениям. А хуже всех сейчас фермерам, которые занимаются молоком, у них вообще никакой доходности нет. Поэтому ситуация действительно довольно сложная.

Можно ли спрогнозировать, что будет с ценами ближе к осени и осенью?

– Это сейчас сделать трудно, потому что мы не можем прогнозировать стоимость импортной продукции – я имею в виду овощи из других государств.

Ваша продукция насколько востребована на местном рынке? Или у торговых сетей долю рынка не отбить?

– У нас сейчас вообще нет продукции, мы в этом сезоне уже всё продали. Пока не было такого взлёта цен, наша продукция никого не интересовала. А когда произошел скачок, у нас появились ходоки от торговых сетей, были и другие перекупщики. Но с ними сотрудничать – себя не уважать, необходимо наладить свою систему. У нас нет собственных точек сбыта, и их как-то надо выстраивать, конечно.

У ассоциации «Псковский фермер», которую вы возглавляете, не было проекта создания своей торговой сети или торговой марки, бренда, под которым вы могли бы реализовывать совместную продукцию?

– Был похожий проект приблизительно 10 лет назад: мы хотели получить в Пскове землю под торговлю именно нашими фермерскими продуктами. Но не срослось, землю нам не дали, и после этого мы вопросом своей торговой сети не занимались. Нужно понимать, что вопрос создания торговой сети – это не только земля, но и полный ассортимент продуктов: нужно что-то добавлять, докупать, формировать логистику, чтобы больше людей ходило в сеть и спрос поддерживался.

«Сказывается повальная бедность народа»

Ситуация с крупными торговыми сетями складывается явно не в пользу фермеров: можно ли сейчас как-то изменить ситуацию с тем, что крупные сетевики выдавливают всех конкурентов, и как?

– Это можно изменить тогда, когда доходы у людей будут выше и они не будут считать каждую копейку, выбирая не дешевизну, а качественную продукцию. Торговые сети берут дешевизной по сравнению с продукцией, которую реализуют фермеры. У нас продукция качественнее, свежее, но по себестоимости выходит дороже, чем у сетей.

В некоторых торговых сетях вообще невозможно смотреть на овощи: иногда смотрю на картофель, который там продают, и понимаю, что мы такое выбрасываем. Можно делать такой бизнес красивым, эстетичным и брать качеством, но в Псковской области люди между качеством и дешевизной почти всегда вынуждены выбирать второе.

Преимущество сетей – это и наличие основных фондов, так сказать, «ящик в городе». Ещё одно преимущество – объёмы сбыта, которые позволяют им манипулировать ценами. Как только у нас, фермеров, заканчивается сезонная продукция, сразу начинается рост цен в торговых сетях.

В Пскове, да и в других городах наступление торговых сетей происходит, к сожалению, параллельно с сокращением торговых площадей для местных производителей. Рынков становится всё меньше, хотя рынки для людей всегда точка притяжения. Для городов таких размеров, как Псков и Великие Луки, концепция так называемых фрешмаркетов очень подходит.

У торговых сетей свои поставщики, они принципиально с местными не работают?

– Да, у них свои поставщики, и мы на них не обижаемся. По крайней мере, местные производители как-то обходятся без них. Некоторые крупные производители с сетями работали раньше, но не думаю, что это был позитивный опыт. Самое оптимальное – продавать свою продукцию самим: так в том числе мы сможем избежать тех наценок, которые накидывают на продукты торговые сети.

Нам нужно самим доводить продукцию до людей: наверняка она будет чуть дороже по понятным причинам, но однозначно будет гораздо качественнее. И конечно, повторюсь, на спросе сказывается повальная бедность народа.

«Фермерство просто необходимо для развития территорий»

Вам нужна помощь от региональных властей для создания тех же торговых точек?

– Помощь от этой власти как-то бесполезна, как показывает опыт. Мы выходили к властям с большим количеством предложений, в том числе и по поводу субсидий, по поводу компенсации за расчистку полей, компенсации цены на молоко. В последний раз обращались за помощью в Госдуму – к тем же депутатам от «Единой России» – по поручению районного Собрания депутатов. Оттуда сообщили, что ответ должны дать в отделе по развитию села нашего комитета по сельскому хозяйству. Это смех и грех.

Техника дорожает, всё дорожает: конечно, нам нужна помощь и в субсидиях, и в компенсациях, чтобы у производителей была доходность хотя бы на более-менее приличном уровне. Нас нельзя ставить в равные условия с крупными производителями, у которых тысячи гектаров и тысячи коров. Те из фермеров, кто сдаёт отчетность, субсидии получают – другой вопрос, что размер этих субсидий не такой большой, как нужно для развития. Комитет по сельскому хозяйству компенсирует, например, обработку земли по гектарам, но только частично, а с тем, как сейчас растёт стоимость солярки, доля компенсации всё ниже.

Насколько реальна история развития для фермерских хозяйств Псковской области в нынешних условиях? Вообще фермерство нужно региону, в котором мы наблюдаем засилье преимущественно одного агрохолдинга со специализацией в свиноводстве?

– Фермерство просто необходимо для освоения и развития территорий, особенно в таком регионе, как Псковская область, где много малонаселённых деревень, чтобы здесь, на селе, люди жили, чтобы были рабочие места и качественная продукция для горожан.

А чтобы такая «производящая» деревня появилась и жила, необходимо определить среднюю стоимость фермерского хозяйства – в растениеводческом, животноводческом комплексе. Это где-то около 50 миллионов рублей. Необходимо определить места для хозяйств – около сотни гектаров, не меньше, далее должны быть расчищены поля. И на конкурсной основе на такую площадку должен быть приглашён фермер – с опытом работы, разумеется, и отобранный по ряду критериев. И он будет там работать: готовая ферма, дом под ключ. Вот так должна в современном мире развиваться деревня, по-другому нельзя, инвестор сам не придёт.

И такие хозяйства должны передаваться фермерам с правом выкупа или, например, передаваться в собственность через пять или десять лет. Вот тогда оживёт псковская деревня. Даже дороги делать будет необязательно: если фермер там обоснуется, он сам все дороги сделает.

Владимир ШАТОХИН