Любовь Жильцова: «Сельскую школу спасут только люди, для которых это образ жизни»

Коллектив Харлапковской школы каждый день противостоит разрухе и непониманию властей.

129
Любовь Жильцова

Любови Жильцовой 56 лет. Из них 23 года она работает в сельской школе в деревне Слопыгино Палкинского района Псковской области. Когда местные власти захотели оптимизировать, а проще говоря, уничтожить её родную школу, Любовь Васильевна вместе с коллегами встала на её защиту. Сейчас, когда бюджетных денег не хватает даже на зарплаты и учебники, коллектив сам добывает средства на полы и потолки, выбивает финансирование на ремонт спортзала, а в промежутках организует яркие концерты.

Любовь Жильцова точно знает, что все зависит не от верхов, а от людей. «Мы считаем, что ситуацию можно изменить, было бы желание. Еще нужны силы и здоровье», – говорит она.

– Любовь Васильевна, вы все время говорите «мы». Кто входит в вашу оптимистичную команду?

– Всегда нужна команда. Человек один сам по себе может впасть в отчаяние, и хорошо, если есть рядом тот, кто выдергивает из этого состояния. Команда – это директор школы Наталья Ковалева, которая пять лет проработала депутатом от «Яблока», Наталья Коборова, Людмила Вахтина, другие учителя нашей любимой Харлапковской школы, плюс «яблочные» товарищи из Пскова во главе со Львом Шлосбергом поддерживают. Это он в своё время научил нас никогда не сдаваться.

– Какими победами можете похвастаться на сегодняшний день?

– Во-первых, наша школа не разрушена и не закрыта. За это мы боремся каждый день. Во-вторых, мы все-таки выбили себе ремонт спортзала. Писать во все инстанции начали еще в 2012 году, тогда вложений требовалось намного меньше. По моим подсчётам, 300 тысяч хватило бы. Тогда никто нам денег на спортзал и крышу над ним не дал – и всё, поехала в прямом смысле стена, обвалилась штукатурка, сгнили полы.

Вообще всё бы обсыпалось и развалилось, если бы мы сами (не за бюджетные деньги) не поддерживали школу в относительно рабочем состоянии. Полы не сгнили совсем, потому что мы сами их латали, крыша не падала, потому что тоже её как-то чинили до тех пор, пока вода не полилась рекой.

В этом году нас услышали, в бюджет ремонт спортзала внесли, но теперь, правда, на каждом углу кричат, что это проект «Единой России», хотя это деньги областного бюджета. Вот только если в 2012 году достаточно было 300 тысяч, то теперь уже более двух миллионов выделять придётся. И так постоянно: сперва жалеют минимум, а потом приходится расплачиваться миллионами.

Похожая история была и с ограждением вокруг школы. Нам пытались втюхать тот самый забор из горбыля, которым Пушкинские Горы на всю Россию прославились. А мы отбились, и это тоже ещё одна победа.

– Это чиновники требовали, чтобы вы оградили школу горбылем?

– Они нам ещё внушение сделали за то, что мы этот горбыль не поставили. Было решение суда – обеспечить ученикам безопасность от террористов, оградить школу, солидарная ответственность за выполнение – на управлении образования и на школе. Мы просили администрацию выделить 30 тысяч рублей на забор, остальное нашли бы сами.

У нас был сделан нарядный косметический ремонт, замглавы администрации приехал принимать его и заодно возмутился, мол, почему ограждения нет, ведь «мы вам горбыль предлагали». Советовал нам несколько столбов вкопать и горбыль поставить, чтобы для суда видимость работы создать. Только тогда этот горбыль тут надолго поселился бы. Наталья Ковалева сразу сказала: «У нас тут школа или мы загон для скота строим?» Кончилось тем, что директор подсуетилась, нашла внебюджетные средства, поставили мы столбики своими силами с родственниками, натянули сетку, и всё стало хорошо.

– Как вам удается находить спонсоров, когда кругом кризис?

– Это заслуга Натальи Ковалевой. Мы просто идём по организациям и объясняем, что, например, не хватает 15 тысяч на учебники. Или что полы прогнили и нужны доски, хотя бы обрезные. У нас ещё школа нехорошо стоит: от пола до земли всего 30 сантиметров, поэтому полы на первом этаже всё время гниют. За эти годы уже подружились с пилорамой, они понимают и помогают. Большинство и убеждать помочь не приходится: они же сами живут в нашей стране. Вот и сейчас подступает наш горячий месяц июнь – снова будем искать краски, шпаклевки, доски. Прорвёмся!

– В вашей ситуации, когда школа выживает за счёт добрых людей, многие бы уже опустили руки. Почему вы не сдаетесь?

– Сейчас в стране разные патриотические волны постоянно накатывают, а я всё время объясняю, что настоящий патриотизм – это любовь к своему месту и возможность жить и учиться там, где ты хочешь, где тебя всё устраивает. Да, кругом развалины – клуба, котельной, коровников-свинарников, но радоваться жизни и стараться, чтобы становилось лучше – это не мешает.

Вот мы уже несколько лет подряд на все праздники в деревне делаем замечательные разножанровые концерты, и никто из нас не спрашивает: «Сколько я за это денег получу?» Сельскую школу в России могут спасти только люди, для которых это образ жизни. Даже муж мне часто говорит, мол, в каком Трудовом кодексе написано, что есть 14-часовой рабочий день (я на работу к шести утра ухожу, и в восемь вечера прихожу, и в субботу-воскресенье иногда работаю). А это и не работа, это наша жизнь. И именно поэтому людям здесь нравится, девочки молодые к нам работать из Пскова приезжают. Любое дело пахнет человеком и от него зависит.

Беседовала Людмила САВИЦКАЯ.