Здесь пилят не только бюджет

Каждый день из Себежского района вывозят десятки фур незаконно выпиленного леса

551

Не первый год общественные деятели Себежского района пытаются вытащить на свет крупную скандальную историю с незаконной вырубкой леса. История для Себежа давняя, неприятная и трудная, но не каждый раз за руку практически с поличным хватают главу района.

В 2019 году скандал с вырубкой лесов в Себежском районе оказался в прицеле у областных следователей и администрации Псковской области: было даже возбуждено уголовное дело. О том, чем завершилось, мы расскажем в конце, пока же несколько слов о том, что произошло.

Ущерб – сотни миллионов рублей

Недавно в Себежский район заехал неместный бизнесмен, у которого здесь много лет был участок и лес. Приехал и узнал, что участок у него всё ещё есть, а вот леса больше нет. Гость обратился к властям, в полицию – лес от этого, конечно, назад не вернулся, но стало хотя бы понятно: неизвестные выпилили его ещё несколько лет назад. На этом следствие предсказуемо зашло в тупик.

«В себежских лесах пильщики сидят, как тараканы, – рассказывает «Гражданину» один из псковских лесопромышленников. – Приёмы простые: приехал ночью, уехал. Если нашли – «Ой, лесовоз сломался, его отогнать нельзя. Сами ничего не знаем, ничего не ведаем, кто как куда». Попробуй поймай их за руку. Порядок мог бы быть, если бы изначально всё это делать по уму: лесничество проверяет документы, а если документов нет, должно сразу делать заявление или в администрацию района, или в полицию. Вы себе такое представляете?».

По словам нашего собеседника, пока кто­-то из местных жителей не заявит, вырубки никто не замечает – умышленно либо неумышленно.

Сказать, что вырубка леса в Себежском районе стала проблемой федерального уровня – не притянутый за уши пафос: местные предприниматели, как правило, к нарушениям не имеют отношения. Мелкий бизнес Себежа вынужден в своём же районе перекупать древесину: взять участки в аренду они не могут, это большие объёмы, большие деньги и серьёзное лобби. Если раньше проводились аукционы на делянки, то теперь их нет – якобы нет потребности у населения.

В реальности – это способ скинуть с рынка древесины «мелких» – очень похоже на монополию по производству свинины, которого добился Великолукский свинокомплекс. В итоге малый лесоперерабатывающий бизнес (это порядка 10 предприятий) полностью обескровлен.

Только по официальным данным, около 18 фур в сутки из Себежского района уходят в Санкт­-Петербург и область. В прошлом году только по квартальной сети (специальная система лесных кварталов – Ред.) ущерб превысил 100 миллионов, и это только официальный ущерб.

Как это происходит? Где-­то злоумышленники границы перепутают, где-­то нечаянно зайдут на другой участок… Но сигналы в правоохранительные органы не поступают – всех всё устраивает.

Проблема браконьерской рубки не только в самом факте воровства: даже владелец земли, который выпиливает участок сельхозназначения, должен не просто выпилить – он должен привести в порядок участок, сжечь и подготовить землю к реальному сельхозназначению. Но по факту земля, на которой растёт лес, варварски вырубается: берётся самый ценный кусок древесины, остальное всё бросается. Таким образом, создается большая вероятность лесных пожаров. «Если следующий год будет жаркий, не дай бог, тут всё гореть начнёт, тут будет не лучше, чем в той Сибири», – опасаются местные жители.

Глобальная вырубка лесов сельхозназначения идёт с тихого согласия, а иногда и с активного участия некоторых высокопоставленных лиц района, уверены местные общественники. Точнее, так периодически думают и следователи, но периодически «забывают» о делах. Был как минимум один случай, когда себежская полиция… потеряла документы по задержанию лесных браконьеров.

Большой объём браконьерской вырубки и под Идрицей: между трассой и поворотом на Максютино находится огромная делянка и оттуда в течение всего дня идут фуры с лесом. Между трассой и деревней Лужки, в районе деревни Рубежник участок незаконной вырубки на огромные объёмы. Варварская вырубка и у Белого озера: там выпилили почти весь берег. Около Курилово по дороге на знаменитое радоновое озеро Суханы срубили большую часть роскошного бора.

За Ходюками тоже начали пилить участки сельхозназначения, но их пока удалось отбить местным жителям – редкая, но важная победа граждан, рассказывает один из активистов защиты леса, житель Кицково Антон Селивонек.

Как депутат сдал главу района

В итоге, по словам себежан, объём вырубок достиг пика в 2019 году. В 2020 году – может быть, в связи с выборами? – поток браконьерства немного снизился, но даже последний случай – вырубка 50 гектаров леса в районе деревни Холово у частного владельца – это серьёзный факт, по которому должно быть заведено уголовное дело. Но уголовных дел, конечно же, нет.

«После чего господа единороссы «добровольно-­принудительно» удалили меня с должности главы сельского поселения «Себежское»? – вспоминает лидер себежского списка «ЯБЛОКА» Сергей Мельников. – Да после того, как мы поймали нашего же депутата Дмитрия Безобразова, который без каких-­либо бумаг взял и выпилил кусок леса. Причём мы вызвали полицию, полиция якобы всё оформила. Прокуратура проводила проверку, в Следственный комитет передали, уголовное дело завели, а потом закрыли. Но этот факт хищения у нас получилось хотя бы задокументировать».

По этой истории Сергея Мельникова можно было бы снять небольшой сериал: пойманный на незаконной вырубке Безобразов признался в незаконных действиях и сдал главу Себежского района Леонида Курсенкова. Как оказалось, вырубку участка Безобразов производил на основании договора, заключенного им с главой района.

Проверка этого «договора» установила, что древесина якобы должна была пойти на ремонт моста в деревне Ладеево – чего Безобразов, конечно, не сделал: древесина «пропала», а вместо моста появился трехметровый щиток через ручей. Кроме того, объем вырубленной древесины в два раза превысил объём, предусмотренный договором.

Неопределённый круг лиц

Сергей Мельников прошёл все инстанции, чтобы добиться законности и привлечь виновных – включая главу района – к ответственности. В итоге по поручению губернатора Псковской области в аппарате администрации региона прошло совещание по вопросам рубки и оборота древесины, заготовленной на землях, не относящихся к лесному фонду.

Уже после проверки выяснилось, что глава Себежского лесничества тихонько раздавал участки одной из подконтрольных фирм – ООО «СПЭЙС». Фирму возглавляла Наталья Фёдорова, которая – ну бывает же так – одновременно работала главбухом Себежского лесничества.

Мельникову и его сподвижникам удалось добиться увольнения Фёдоровой. А вот уголовное дело, возбуждённое «в адрес неопределённого круга лиц», было перенаправлено следователям в Псков, где, как водится, затерялось.

Причём это не первое разваленное уголовное дело: «По одному из идрицких инцидентов мы тоже добились возбуждения уголовного дела. Это был громкий скандал по одному только участку: более 40 миллионов рублей ущерба сначала насчитали, потом что­-то пересчитали, и дело тихо-­тихо пропало с радаров», – вспоминает Мельников.

Он не опускает руки: мало кто мог поверить, что удастся добиться хотя бы возбуждения уголовных дел, удастся отбить несколько участков из рук варваров.

«Сейчас очень интенсивно идёт незаконная заготовка в деревнях Вилькино и Кучнино. Причём в качестве документов предоставляется проект договора расчистки участка земель сельхозугодий, то есть даже не договор, а проект какой-­то! Но эти документы почему-­то вполне устраивают всех – лесничих, чиновников.

Сегодня, конечно, администрация боится мелькать в этих историях из-­за предвыборной кампании. Но они к распилу ещё вернутся, и тут для защиты леса будем нужны мы», – заключает Сергей Мельников.

Денис КАМАЛЯГИН