Как починить мост

Жители небольшой деревни Волчки добились ремонта совершенно непроезжей дороги.

189

Деревня Волчки – в пяти километрах от города Великие Луки. Деревня небольшая, половина дачников. Место уютное и привлекательное, но все впечатление портила дорога. Протяженность по селу всего 500 метров, а проехать по ней было невозможно. Ни скорая, ни пожарная, ни почта не могли добраться. При этом детям нужно попасть в школу, а их родителям – на работу.

Несколько лет эта дорога была главной головной болью Людмилы Вороненко, которая вместе с мужем переехала в деревню Волчки в 2008 году.

Людмила рассказывает: «Как только мы с мужем купили здесь участок, я ходила к властям каждый год. Вначале я ничего не писала, всё устно, и мне говорили, что денег нет. В 2013 году я попала на прием к тогдашнему главе района Игорю Калашникову и показала ему фотографии нашей дороги. У нас застревали даже уазики, а трактор, который их тянул, вставал на дыбы, потому что не мог вытащить. Калашников дал указание сделать ремонт, но через месяц стал главой администрации города Пскова – и про нашу дорогу все снова забыли».

В 2013 году главой Переслегинской волости был Василий Сарапин. Он сделал подсыпку на участке протяженностью 150 метров, но, по словам Людмилы, этого было недостаточно для того, чтобы можно было проехать осенью и весной.

Последней каплей стала машина с песком, которая по дороге на кладбище в марте 2017 года сломала мост посередине деревни. Тогда жители собрали подписи, подали коллективную жалобу одновременно в районную администрацию и в администрацию Переслегинской волости. В ответ был получен отказ: денег нет, дорога будет сделана в 2018 году, а мост – в третьем квартале 2017-го.

«Как ездить все лето по сломанному мосту?» – задалась вопросом Людмила. Тогда она написала на сайт губернатора Псковской области Андрея Турчака: «Я рассказала о том, что мы – забытые люди, в нашей деревне не делается ни освещение, ни водопровод, ни газ. Администрация не выделяет на нас денег, хотя мы платим налоги, здесь живут дети». Глава Великолукского района Сергей Петров официально ответил ей на сайте, что «деньги на дорогу были выделены и мост отремонтируют во II-III квартале».

Людмила говорит: «У меня двое детей, и одного из них я вожу в школу. В любой момент мы могли просто оказаться под мостом, и то, что он продержался до осени, – это просто чудо. Мост – единственная дорога в город. У нас нет магазинов, дети не могли бы ходить в школу, а мы – на работу. Мы били во все колокола: «Помогите в нашей беде».

Женщина молодая и образованная, она развернула борьбу на всех фронтах. Людмила написала о гиблой дороге в приемную президента России и в МВД. МВД перенаправило информацию в ГИБДД, а там возбудили дело об административном правонарушении: нет знаков, мост сломан, дорога находится в аварийном состоянии, а люди едут на действующее кладбище, проезжают катафалки, большие автобусы с пассажирами.

Параллельно шла работа и по линии администрации президента. Оттуда ее обращение спустили в Псков, из Пскова – в районную администрацию, а оттуда – в сельское поселение, где на голубом глазу сообщили, что на содержание дороги деньги выделяются, а вот отремонтировать денег нет.

Типичные бюрократические отговорки Людмилу не устроили, и она написала заявление в районную прокуратуру по факту мошенничества. К заявлению она приложила ответ Петрова на сайте губернатора, а подписались все жители деревни. И районная прокуратура стала последней инстанцией. По представлению надзорного органа дорогу подсыпали, мост починили. Это был уже конец октября.

«Я не просто писала жалобы, я слезно умоляла, я прошла все инстанции. В результате нам сделали не просто мост – нам подложили трубы, подсыпку сделали хорошую. Зимой приезжала машина песка, подсыпала. Чистили дороги. Такого у нас вообще никогда в жизни не было», — рассказывает Людмила.

Теперь она готова вести мастер-классы по общению с бюрократией. Самое главное – делать все запросы письменно. И желательно коллективно: собирается вся деревня, составляется документ, все подписываются. Лучшую результативность показала прокуратура. По словам Людмилы, «после письма в прокуратуру началась работа на совесть».

Сейчас в деревне Волчки всё изменилось. Дорога стала проезжей, ходят большие автобусы. Жители стараются поддерживать ее своими силами как могут.

«Через что нам пришлось пройти, и все инстанции, которые нам пришлось объездить, сколько потратить времени, сил и нервов – просто не передать словами. Возможно, всё было бы намного проще, если бы первого заместителя главы района Ларису Семашко не лишили должности в тот момент, когда она начала заниматься проблемой нашей деревни. Потому как в районной администрации к кому-нибудь попасть на прием, кроме как к Семашко, было нереально. Она живой человек и всегда была для нас доступна», – вспоминает Людмила о своем общении с районной администрацией. Попасть на прием к Петрову, говорит она, не удалось ни разу.

«Раньше мы были оторваны от цивилизации. Сейчас мы стали частью мира, частью Великолукского района, частью Российской Федерации. В случае пожара мы можем спокойно вызывать пожарных. Скорая сюда приезжает. Чтобы добиться результата, надо ходить и писать во все инстанции, не опускать руки в случае письменных отказов, знать свои права и добиваться правды и справедливости всеми силами», – заключает Людмила.

Софья ТИМОФЕЕВА.


Комментарий Ларисы Семашко:

Лариса Семашко.
Лариса Семашко.

«Когда вся история начиналась, я была первым заместителем главы администрации. Меня «ушли», поэтому я уже не участвовала ни в ремонте, ни в сдаче этого объекта, но при мне жители деревни Волчки ходили целый год. Они обращались во все инстанции, но получали от ворот поворот. Дорога была на самом деле непроезжая. Дети учатся в городской школе, родители работают, а проехать в город было невозможно. Поэтому я дала поручение создать комиссию и обследовать эту дорогу. На основании обследования была составлена смета и запланированы средства в бюджете Великолукского района на ремонт дороги в 2017 году. И, слава богу, это осуществили. Я очень рада за жителей. Работая в администрации, когда я видела, что люди ходят столько времени, обивают пороги, я старалась заняться ими, взять их на себя. И, услышав их проблему, я уже не отступала, пока не доводила до конца, чего бы мне это ни стоило».