Светлана Василькова: «Мне важно показать, что это возможно – не сдаваться»

Депутат Пустошкинского района — о неудобных вопросах и проблемах жителей

203
Василькова
Светлана Романовна Василькова.

«Я патриот Пустошкинского района и ни в каких других краях себя не мыслю», – формулирует свою жизненную позицию Светлана Василькова. И за свой край, за интересы его жителей она бьётся честно и добросовестно: и как старшая по дому, и как председатель регионального отделения Российской ревматологической ассоциации «Надежда», а с 2012 года – как депутат Пустошкинского районного Собрания. Отработав одну пятилетку, в 2017 году она снова была избрана депутатом. Люди Васильковой доверяют.

Сейчас Светлана Романовна – одна из кандидатов на пост главы Пустошкинского района. К слову, она единственная местная жительница среди претендентов на это место: родилась здесь, выросла здесь и проработала всю жизнь тоже здесь. И за это время она не раз увидела и убедилась: в районе большие проблемы с управлением. У каждой проблемы много имён: с одной стороны – «авторы» этих сложностей, с другой – пострадавшие от них. Светлана Василькова всегда с теми, кто пострадал и оказался в сложных обстоятельствах «благодаря» недоуправленцам. Именно к ней приходят в критические моменты, когда всюду уже отказали.

«Многим чиновникам это неудобно»

– Светлана Романовна, у каждой территории есть свой рейтинг проблем. Что, по вашему мнению и опыту общения с людьми, больнее всего в Пустошкинском районе?

– Ко мне лично часто обращаются по вопросам отношений с работодателями, пенсионного обеспечения, жилищно-коммунального хозяйства… Но на самом деле этим не исчерпывается: есть ещё проблемы с медицинским обслуживанием, которое зачастую недоступно, либо возможно только в каком-то усечённом виде, либо с отсрочкой, либо за пределами района. У меня самой много вопросов к руководителям: часто принимаемые решения непрозрачны, их выгода и польза для бюджета и для района, для людей неочевидны. Я эти вопросы задаю. Многим чиновникам это неудобно.

– Медицинское обслуживание в сельской местности – общая для многих территорий проблема. В Пустошкинском районе есть какая-то своя специфика?

– В нашем районе, как и во всех прочих, муниципального здравоохранения нет – вся медицина в ведении региона. Но глава района может выходить на губернатора, озвучивать проблемы, добиваться чего-то – хотя бы внимания. А у нас этого не видно. Пустошкинская районная больница ликвидирована как самостоятельное учреждение в августе 2015 года, она стала филиалом Новосокольнической районной больницы. Для оказания помощи людей везут куда-то далеко от дома. Или они сами едут. Транспортная доступность такая, что одним днём не обернёшься.

Сама система оказания медицинской помощи многоступенчатая и трудная: пациенту из глубинки нужно сначала добраться до Пустошки, там он получит минимум и направление в головную больницу в Новосокольниках, а оттуда, может быть, направление в Псков или Великие Луки. Нужно иметь большую волю к жизни, чтобы так лечиться. Хорошо и удобно получается в постановлениях, а на практике всё очень плохо. Со сдачей анализов, например, случались просто анекдоты: пока биоматериал доставляли в лабораторию, он успевал испортиться, и в бланках писали нормативные показатели. У всего Пустошкинского района здоровье пошло на поправку: и сахар, и холестерин – всё в норме!

И это происходит на фоне разговоров о модернизации здравоохранения и внедрении технологий. Несколько лет назад мы с другими депутатами написали запрос в Росздравнадзор: люди месяцами не могли ни по интернету, ни по телефону записаться к врачу. В больнице жаловались, что компьютеры старые, интернет не тянет. Проверку провели, подтвердили, что электронная регистратура для записи к узким специалистам не работает, а должна. Срыв сроков доставки биоматериалов в лабораторию для исследования тоже подтвердили.

Я выступила на Всероссийском конгрессе пациентов с этой информацией. Замминистра здравоохранения Татьяна Яковлева (в 2018 году была назначена первым заместителем. – Ред.) тогда дала нелестную оценку тому, как у нас в области всё организовано. К сожалению, не могу сказать, что уровень медицины как-то сильно вырос после этого. Компьютер поновее в регистратуре Пустошкинского филиала межрайонной больницы появился, но радикально это ситуацию не изменило. А анализы теперь люди ездят сдавать в Великие Луки.

Что уж говорить о реабилитации и послеоперационном сопровождении, если очередь на сами операции может по разным профилям заболеваний длиться от года до двух? Мы направили обращение губернатору, тогда ещё Андрею Турчаку, пришёл ответ: всё соответствует нормативам, ФАПы укомплектованы, автобусы ходят, пациенты, цитирую ответ из администрации области, «могут перемещаться по территории Псковской области с любой целью».

Что касается нашей местной специфики, то тут такая ситуация. В районе есть муниципальная квартира, которая прежде была зарезервирована под определённые цели: её предоставляли как служебное жильё медикам. Это для человека всегда дополнительный плюс, когда жилищный вопрос имеет какое-то решение, пусть временное. И это то, что муниципалитет реально может сделать, чтобы хоть как-то привлечь врачей. В уставе района прописана эта возможность, это право.

В 2016 году глава района вышел к депутатам районного Собрания с инициативой предоставить эту квартиру Александру Терентьеву, руководителю Пустошкинской типографии и зятю заместителя главы района Татьяны Осиповой. В доме, где он жил, произошёл пожар, и он попросил выделить ему эту муниципальную квартиру. На мой запрос из прокуратуры пришёл ответ, что есть определённые пробелы в нормативной базе: нормативы выдачи такого жилья на уровне нашего Собрания не прописаны.

Можно было бы говорить о законности и прозрачности, если бы состоялось что-то вроде конкурса между другими потенциальными претендентами на такое жильё, но этого не было. Никто не видел документов о том, что у Терентьева нет другого жилья в районе. Я голосовала против, но большинство было за. Это такое большинство, которое поднимает руки «как надо».

«Не то что пешком не пройдёшь – на тракторе застрянешь»

– Какие конкретно пути решения вы видите? Понятно, что со здравоохранением в целом не слишком здорово, но каждая большая проблема состоит из маленьких, точечных. Вот, например, люди говорили: очки выписать невозможно, придётся съездить и в Новосокольники, и в Великие Луки. Целый тур! Что тут можно сделать?

– Раньше запись к специалистам была устроена так: был журнал регистрации потребности, который вёл начмед. Нынешнее нововведение – электронная регистратура – в части записи к специалистам придумано не для пациента, а для врача. Это участковый врач записывает пациента по итогам осмотра к нужному специалисту. А участковый врач не может этого сделать, потому что «интернет не тянет». Специалисты тоже не всегда есть, но это другой вопрос.

Раз никак не удаётся наладить запись по интернету из-за морально устаревшего оборудования, это можно было бы устроить так: вести в регистратуре такой журнал. Туда можно было бы вносить данные о потребности в визите к определённому специалисту, а потом перезванивать пациентам – когда они могут попасть к врачу. В любом случае лечебное учреждение должно как-то организовать этот процесс записи. График выездных приёмов обязательно должен быть, в районы хотя бы раз в две недели должны выезжать врачи-специалисты – офтальмолог, ЛОР.

Большинство проблем, конечно, из-за жестокой нехватки кадров: в области в целом врачей вдвое меньше, чем надо. И это решается только привлечением специалистов, а это финансы: трудно кого-то зазвать на низкую зарплату.

– И жильё…

– И жильё.

– А по гультяевскому ФАПу: ни одного фельдшера на 40 деревень? Решаемо?

– С ФАПами всё очень сложно. Даже один фельдшер не сможет обслужить сорок деревень. Опять низкая зарплата, отсутствие транспорта, заорганизованность в работе – медик должен тонну бумаги исписать, чтобы вести отчётность. Вопрос медицинского обслуживания на таких территориях можно решить только с помощью мобильного ФАПа. И тут ещё одна тонкость – состояние дорог: зимой их заносит так, что не то что пешком не пройдёшь – на тракторе застрянешь. А расчищают дорогу в течение суток, и тут дело случая, на какой момент вызов выпадет – на чищенную дорогу или нет. Это вопросы кадров, финансирования, содержания дорог – всего сразу.

– И у главы района тут больших полномочий и возможностей нет.

– Да, ответственность за организацию медицинского обслуживания на территории области лежит на губернаторе. Поэтому тут только стучаться, обращать внимание на проблемы. Министр здравоохранения Вероника Скворцова на всех конгрессах пациентов своё выступление начинает со слов: «Мы (имеется в виду министерство), конечно, помогаем, но не забудьте, что всю ответственность несёт губернатор». А министерство больше нормативные документы разрабатывает.

«Таких домов три десятка, в них проживает в общей сложности около 900 человек»

– Если здравоохранение и его проблемы — это региональная компетенция, то жилищно-коммунальная проблематика может как-то решаться на уровне района?

– У нас в районе есть серьёзная проблема – большое количество неканализованных двухэтажек. Глава района десять лет назад подписал распоряжение о разрешении на подключение к водопроводной сети, а в итоге получилось сомнительное «благоустройство» наполовину, которое очень дорого обходится людям. Как это устроено: централизованное водоснабжение в доме есть, а водоотведения нет. Все стоки отводятся в выгребные ямы люфт-клозетов. На первых этажах антисанитария из-за подтоплений подвалов. Всё это нужно регулярно откачивать.

Плата за это для большинства жителей этих домов непосильна, чрезмерна. На такую «эксклюзивную» услугу, как откачка жидких бытовых отходов, не распространяются льготы, потому что она относится к разряду жилищных. Отвод сточных вод – услуга коммунальная, на неё распространяются льготы, и она сама по себе дешевле. Стоимость откачки существенно, почти в десять раз, больше! А условия проживания при такой организации системы коммуникаций в доме значительно хуже. Таких домов три десятка, в них проживает в общей сложности около 900 человек.

Я полагаю, что, сказав «А», надо говорить и «Б»: районная власть должна довести дело до конца и решить вопрос с водоотведением. Если подключение к магистральной сети канализации невозможно, необходимо предусмотреть специальные ёмкости, септики, для накопления отходов с их последующим удалением.

В этом году нам удалось добиться некоторых подвижек: в бюджете района заложены средства (7,7 млн рублей) на проектирование системы водоотведения на улице Октябрьской в Пустошке. Если у нас будет проект, будет проще двигаться дальше, искать софинансирование на выполнение работ.

«Я очень неудобный для чиновников человек: пишу в прокуратуру, задаю неудобные вопросы»

– Это «капитальные» вопросы, а что с текущим обслуживанием домов?

– Смотрите, вот у нас есть муниципальная управляющая компания. Люди платят за содержание дома, не видя самого содержания. Работа управляющей организации не сводится к выставлению счетов, но пока процесс организован именно так: кроме квитанций, видимых результатов нет. В районной управляющей компании работают 16 человек, жители не видят ничего, отчётов о работе и расходовании средств нет. Проверки, которые проходили, исследовали только какие-то отдельные вопросы.

В 2015 году мне пришлось быть представителем интересов собственников в суде: на протяжении десяти дней, уже в холода, дом №39 на улице Октябрьской стоял без подачи тепла, а плату начислили так, будто услуга оказывалась без перерывов. И это тот случай, когда интересы и права людей удалось отстоять. Но сколько ещё таких случаев, когда люди сдаются, устают или просто принимают такое отношение к себе как должное. И это самое страшное «воспитание» – воспитание покорности и неверия в то, что можно жить лучше или хотя бы просто по-человечески. Поэтому мне так важно биться, идти до конца, отстаивать права людей.

Есть люди, которым непонятно, зачем мне это надо вообще. Но мне – надо. Мне предлагали должность руководителя управляющей компании с очень солидной для района зарплатой, но я чётко понимаю: человек на этой должности подконтролен главе района, и никак иначе. Это не моё место. Я очень неудобный для чиновников человек: пишу в прокуратуру, задаю неудобные вопросы. К сожалению, не все депутаты могут себе это позволить, но я могу. Копаюсь в этом болоте, пытаюсь что-то наладить. Мне важно показать, что это возможно – не сдаваться.

– По вашему мнению, что нужно сделать в первую очередь, чтобы обслуживание домов действительно производилось, включая необходимые текущие ремонты? Сейчас есть случаи, когда человек просит течь в крыше заделать, а ему предлагают капитального ремонта подождать или пока у соседей потечёт тоже. Потому что для того, чтобы эту течь заделать, нужно автовышку вызывать, а это для управляющей компании дорого. Это такой частный пример, очень хорошо иллюстрирующий стиль работы. Что тут сделаешь?

– Сейчас контроль за работой управляющей компании – это муниципальное предприятие «Служба заказчика» – полностью отсутствует. Жильцы пытаются как-то разобраться, что-то выяснить, пишут письма – и получают отписки.

Не так давно прокуратура выходила в суд: служба заказчика не выполняет стандарт раскрытия информации. По жилищному законодательству, все управляющие организации обязаны раскрывать информацию о своей деятельности. Наша «Служба заказчика» почему-то «исключение», она нигде не размещает информацию – на сайте ГИС ЖКХ (государственная информационная система ЖКХ) пусто, ни отчётов о работе, ни информации об участии в торгах. Поэтому у нас и аварийный ремонт в смете превращается в капитальный за совершенно другие деньги, и одна и та же кровля ремонтируется два раза, и каждый раз с людей берут плату.

Этим могло бы заниматься контрольно-счётное управление. Но оно не занимается практически ничем, кроме бюджета. И тема контроля актуальна не только в сфере ЖКХ и в отношении муниципальной службы заказчика. Хлебокомбинат, аптека, типография до их приватизации, муниципальное предприятие «Партнёр», которое занимается рынками, редакция газеты «Вперёд!» – это всё МУП, отнесённые к сфере контроля заместителя главы района Татьяны Осиповой. И за три года своей работы контрольно-счётное управление провело проверку только в редакции районной газеты.

Тут нужно понимать, что инициатором проверки может быть глава района, может быть районное Собрание депутатов (но для этого должно проголосовать большинство) или председатель самого контрольно-счётного управления. И за всё это время ни главе района, ни большинству в Собрании, ни председателю контрольного органа не было интересно, что происходит на этих предприятиях, почему куда-то испарилась прибыль, почему тарифы и расценки именно такие, а не другие. Мне интересно, людям интересно, а тем, кто может и должен в этом разобраться, – нет.

– Что можно было бы сделать непосредственно с управляющей компанией?

– Чтобы решить проблему, надо знать её причины. Надо владеть всей информацией. Поэтому и анализ финансово-хозяйственной деятельности нужен, и с организацией труда нужно разобраться. В нашей управляющей компании три бухгалтера, при этом квитанции отданы на аутсорсинг. Вопрос: зачем столько бухгалтеров?

«Свой хлеб – это принципиально»

– Третья, большая и чисто пустошкинская, локальная тема – это остановка работы Пустошкинского хлебокомбината. Насколько это принципиально и значимо для района?

– Принципиально и значимо. Свой хлеб – это принципиально. И работающее предприятие – тоже. 18 мая производство было остановлено. Людям тогда даже не смогли толком объяснить, почему так и что дальше. Альтернативных мест для трудоустройства мало. И это тоже последствия своеобразного управления районом.

У меня вызвали множество вопросов планы приватизации трёх муниципальных предприятий – аптеки, типографии и хлебокомбината. Я пыталась найти ответ, какая выгода районному бюджету от этой приватизации, от перевода в частную форму собственности – в ООО со стопроцентной долей собственности муниципалитета? Это способ вывести предприятия из-под контроля районного Собрания депутатов. Хотя этот контроль и не назовёшь жёстким, но всё-таки.

– Вы видите какие-то управленческие, административные пути решения этой проблемы сейчас, учитывая всё, что уже сделано?

– Может, и не так важно, какая именно форма собственности – можно и с ООО работать, и с МП, если у руководства района правильные ориентиры. Пока этих правильных ориентиров не видно: отсутствие внятного контроля, анализа эффективности, а главное – прозрачности. Если это и работа для людей, то для каких-то очень особенных людей.

– Светлана Романовна, в 2017 году, когда шли выборы в районное Собрание депутатов, где вы участвовали и победили, вы говорили о вероятной грядущей реорганизации района. Очень многие жители Псковской области имеют печальный опыт участия в реорганизациях и оптимизациях. Как правило, эти процессы приводят к исчезновению всего того, что «оптимизируется». Что можно этому противопоставить?

– Неравнодушие и любовь к родной земле. Для нашего района жизненно важно сейчас, чтобы его возглавил местный житель, знающий и любящий этот край, не связанный никакими общими интересами с чиновниками. Очень важно сберечь то, что сейчас ещё сохранилось, и начать восстанавливать то, что ещё можно восстановить. Судьбу места меняют неравнодушные люди. Я хочу привести в порядок мой район и надеюсь сделать это с поддержкой таких неравнодушных людей.

Беседовала Ольга ВОЛКОВА.