Светлана Василькова: «Вся моя жизнь – здесь, в Пустошке»

Светлана Василькова, единственная из всех кандидатов на должность главы Пустошкинского района, отдаёт все свои силы краю, в котором родилась

417
Светлана Василькова.

Я родилась 18 июня 1960 года в городе Пустошке Псковской области. Вся моя жизнь — здесь. Тогда, в 60-х, это был небольшой, очень зелёный и чистый городок. Наверное, это ещё называется «комфортный для жизни». И это был рабочий город: здесь было чем заняться, чем обеспечить себя и своих детей.

Семья наша была довольно обычной: средний уровень достатка, свои традиции. Одна из таких традиций — семейное чтение: читали и книги, и периодические издания, которые обязательно выписывали. Мама, Антонина Ивановна, 42 года отработала помощником врача в санитарно-эпидемиологической службе. Отец, Роман Дорофеевич, был шофёром в строительной организации.

Мне было два года, когда мы переехали в дом недалеко от озера, построенный моими папой и дедушкой – тот был лучшим в округе плотником-столяром. На озеро постоянно бегали купаться, я очень много времени проводила там.

Когда я окончила школу, моей мечтой было «зелёное строительство»: идея здоровой среды обитания, экологического строительства казалась очень важной, этим хотелось заниматься. Но техникум, где можно было обучиться этой специальности, находился в Чечне — ближе нигде. Мама меня не пустила. В результате я окончила Великолукский строительный техникум по специальности «промышленное и гражданское строительство».

В год окончания техникума, то есть в 1980-м, я сама съездила за вызовом в Пустошку, в управление сельского хозяйства (тогда была система распределения, и я была заинтересована в том, чтобы вернуться в родные края, а не уехать куда-то далеко от дома). Меня распределили в строительный отдел управления. Параллельно, уже начав трудовую деятельность, поступила на заочное отделение по той же специальности, «промышленное и гражданское строительство», в Ленинградский политехнический институт.

В 1985 году у меня родился сын Николай.

В перестройку, когда в стране начались большие перемены, в моей жизни тоже кое-что менялось. В 1988 году я ушла на должность инженера по технадзору в «Псковагропромдорстрой». За мной были закреплены два района – Пустошкинский и Себежский.

Потом дороги снова передали в ведение службы заказчика при управлении сельского хозяйства, и я вернулась в управление. Параллельно возглавила производственный отдел ДСПМК, дорожно-строительной передвижной механизированной колонны, то есть практически работала на двух работах. На это место меня позвали из-за кадрового дефицита: не найти было другого человека на эту должность.

Несмотря на то что я работала на двух работах, жили мы буквально на подножном корме. Живых денег в руках не держали: мужу, который работал в совхозе, год не платили зарплату, у меня была примерно та же ситуация на обеих работах, пенсия, положенная матери, тоже не отличалась регулярностью выплат.

1990-е годы: сын в детском саду постоянно болеет, врач выписывает антибиотики, которые не на что купить. Муж пошёл просить хоть какие-то деньги в совхозе, но вместо денег ему предложили взять корову. Были, конечно, огород, поросёнок, куры. Полное натуральное хозяйство! И работа ведь была такая, что не расслабишься: дважды в неделю только в Псков ездили – через него шло всё финансирование.

В 1994 году я была назначена на должность начальника службы заказчика при управлении сельского хозяйства. Со мной работала ещё бухгалтер, но она нашла себе более высокооплачиваемую работу. Далее я одна выполняла работу целого отдела и вела бухгалтерский учёт. Обслуживали мы в основном бюджетную сферу, были заказы и от казначейства, и от районной прокуратуры и больницы, приезжали делать заказы из соседних районов. Ну, иногда работали и на частный бизнес. Ничего, всё получалось: и налоги платили исправно, и отчётность сдавали вовремя.

В 1996 году я окончила курсы технологии оценки и переоценки объектов и стала экспертом по оценке. Меня часто как специалиста приглашали в суды и прокуратуру. В 2005 году самостоятельно освоила персональный компьютер (ещё и сына научила). Теперь его знания в области информационных технологий профессиональные, и уже он помогает мне…

Я уволилась только в 2012 году. Единственное, чем я не хотела заниматься на этой работе, так это отмывать деньги и выполнять те требования начальства, которые противоречат закону и совести.

Как ни странно, даже в те «лихие 90-е» мы на что-то надеялись, чувствовалось какое-то движение, была надежда. Сейчас, к сожалению, этого ощущения жизни нет. Если раньше Пустошка была рабочим городом, сейчас людям работать негде. В восемь утра город спит: идти некуда и незачем, нет смысла просыпаться рано. В Новый год на площади почти никого.

В 2000-х и 2010-х я наблюдала, как падает численность населения, и в первую очередь — именно активного, трудоспособного населения. Школьники стремятся, закончив учёбу, как можно скорее поступить куда угодно, чтобы потом осесть там, где жизни больше, где есть возможность найти работу. А те, кто остаётся, часто сталкиваются с отношением к себе как к людям какого-то четвёртого сорта, которые всё стерпят, а лучшего всё равно не достойны. Поэтому для меня важны вопросы защиты прав граждан.

Большая часть моей жизни — это общественная работа. С 2005 года я состою в Общероссийской общественной организации инвалидов «Российская ревматологическая ассоциация «Надежда». Преодолевая свой недуг, начинаешь понимать, как важна помощь другим.

В мае 2008 года мои соседи доверили мне обязанности быть старшей по дому, а с 2011 года я председатель совета жилого дома. Эта общественная работа позволила мне понять и осмыслить очень многое: увидеть всю кухню работы нынешних управляющих компаний и понять, насколько эта кухня неопрятна, нечестна… И в то же время понять, что и как можно и нужно изменить для лучшей работы всей жилищно-коммунальной сферы района.

В феврале 2010 года я ознакомилась с отчётом управляющей компании за 2009 год. Впечатление было только одно – шок. Шок от того, как запросто люди, живущие буквально бок о бок с тобой, разводят на деньги себе подобных.

Поначалу я даже не поверила, что управляющая компания находится, как говорится, в здравом уме и твёрдой памяти, вписывая такие цифры за свои услуги в графы квитанций. Может, расчёты выполняет некомпетентный человек и всё дело просто в неаккуратном подборе кадров? Но нет, все вполне вменяемые — просто принципы работы такие, что мне их никогда не понять.

Как-то в суде (мы разбирались с незаконными начислениями, и я этот процесс выиграла) начальник управляющей компании ответил на вопрос судьи о функциях УК так: «Наша функция – разнести квитанции и собрать деньги». Люди вызывают ремонтную бригаду, потому что засорилась канализация, – приезжает сантехник и разбивает трубу, нечистоты выливаются в подвал, и дом на всём этом стоит. В отчёте о проделанной работе, если его удаётся добыть, читаем: «Сантехник работал в подвале». Это, видимо, достаточное объяснение, куда и на что пошли собранные с жильцов средства…

Я сначала думала, что наверху не понимают, насколько жуткая ситуация внизу. Объясняла, доказывала. Оказалось, что все всё понимают. И управляющая компания работает так, прекрасно понимая ситуацию.

В конце концов я обратилась в суд с требованием возврата излишне уплаченных средств за услуги по содержанию и ремонту жилого дома. Ещё одно заявление содержало просьбу признать некоторые муниципальные нормативно-правовые акты противоречащими закону: речь шла о нескольких решениях Собрания депутатов Пустошкинского района, которыми были утверждены тарифы на жилищно-коммунальные услуги.

Всё решилось только в областном суде. Важно, что в результате был создан прецедент судебной практики, по которому все жители смогут потребовать возврата переплаты у управляющей компании. Это был мой личный вклад в защиту законных прав граждан. Для меня это оказалось важно.

Именно эта общественная должность старшей по многоквартирному дому была тем опытом, который подтолкнул меня к первому шагу в политику. В 2012 году меня впервые избрали депутатом Пустошкинского районного Собрания от партии «Яблоко». Всякое было, в том числе и нападения на мой дом: трижды «обстреливали» камнями, поджечь грозились…

Но тут как: или позицию держишь – или ломаешься и уходишь. Мне важнее удержать свою позицию. Я верю в то, что это имеет смысл: жить честно на своей родной земле и стремиться сделать её лучше.

Светлана ВАСИЛЬКОВА.