Софья Пугачева: «Жить бережливо и уважать закон»

Глава Новоржевского района рассказывает жителям о работе за первый год

562

Почти год назад Софья Пугачева возглавила Новоржевский район. Надо сказать, что сделала она это в максимально экстремальных условиях: грянувшая в марте пандемия коронавируса и некоторые недовольные коллеги по цеху постарались усложнить жизнь новому руководителю, однако назвать их попытки успешными нельзя. Район живёт, функционирует, строит планы и не сдаётся, несмотря ни на что.

В интервью газете «Гражданинъ» Софья Олеговна рассказала, каково это – возглавлять не самый простой район Псковской области.

Про долги и отопление

 – Почти год прошёл с момента вашего вступления в должность. Как ощущения? Это то, чего вы ожидали от работы?

 – Ощущения нормальные. Я, конечно, и не надеялась, что будет легко, и начало работы это сразу показало. (Смеётся.) Для меня было открытием, какие огромные долги скопились у районной администрации. Я-­то думала, что вступлю в должность – и мы начнём планомерно решать все вопросы, удовлетворять нужды района, выстраивать правильный рабочий процесс, но о многомиллионных долгах я понятия не имела. Собственно, никто о них не знал, эта информация была закрыта даже от депутатов.

А вот когда вступила в должность, то уже на следующий день в соцсетях начались злорадствующие комментарии от тех, кто был недоволен моей победой: «Интересно, как она теперь будет выкручиваться с 25-­миллионным долгом того же муниципального предприятия ЖКО?» Можно подумать, что при другом руководителе долг бы незаметно исчез. Я считаю, что злорадствовать в связи с таким положением района может только человек, мягко говоря, недалёкий. Это серьёзная проблема для района и задача, которую необходимо решить, но никак не повод злорадствовать.

 – Как именно стало об этом известно? Вам принесли папку документов на стол и сказали: вот, разбирайтесь?

– Стало известно с первых дней. Ещё до вступления в должность я стала вникать во все вопросы работы администрации и плотно общаться с финансовым управлением. К 20 сентября я была уже в курсе объёма долгов. Долги у администрации по нескольким направлениям.

Первое – бюджетный кредит. За последние пять лет – 25 млн. Кредит брали на нужды ЖКХ и выплату зарплаты педагогам, чтобы выполнить так называемые дорожные карты, т. е. размер зарплаты, установленный президентом в майских указах.

Второе – долг перед Фондом капитального ремонта в размере 1,7 млн.

Третье – долг муниципального предприятия­-банкрота «ЖКО» перед налоговой службой, который достигал более 29 млн, но в этом году после многочисленных судов юристу администрации удалось сократить его до 4,4 млн. И это большое достижение. Теперь долг должна выплатить администрация, поскольку является учредителем предприятия.

Четвертое – у муниципального предприятия «Энергоресурс» тоже всё далеко не гладко. Более 12 млн – задолженность перед энергетиками. Задолженность за дрова – 7 млн.

Я вступила в должность перед самым началом отопительного сезона, все котельные были отключены от электроснабжения. А оставлять людей замерзать из­-за ошибок предыдущей администрации просто нельзя, поэтому первой и основной задачей было договориться с энергетиками. У нас прошла встреча с представителем МРСК «Северо-­Запада», на которой мы составили график погашения задолженности. Встреча прошла в нормальном, деловом русле, никто никакой обиды ни на кого не держал.

 – Если немного перескочить на текущий год: совсем скоро похолодание – не будет никаких сюрпризов в Новоржевском районе с отоплением?

 – Сейчас у нас уже есть нормативный запас, даже выше нормативного по углю. По дровам надо ещё доработать, но поставки есть, это обычный рабочий процесс, постепенно завозим дрова в котельные. Жителям беспокоиться не о чем.

Отдельно хочу заметить, что мы собственными силами заменили два котла – в Новоржевской школе и в Дубровской школе. Они (котлы) пришли в негодность настолько, что в течение отопительного сезона приходилось несколько раз останавливать работу котельных и заниматься их ремонтом. Поэтому в этом году мы запланировали замену этих котлов. Отремонтированы котельные, прочищены трубы и дымоходы, заменены дымососы. В образовательных учреждениях отремонтированы системы отопления. Всё лето этим занимались. Это большая работа.

– В соцсетях вам «припоминают» (в хорошем смысле) тот факт, что вы вернули отопление прошлой весной, люди говорят спасибо. Как такое получилось? В мае месяце работает отопление – такого вообще не бывает!

– Честно скажу, у меня сложилось ощущение, что в прошлом году никто и не готовился к отопительному сезону. На нескольких котельных нам приходилось останавливать и доводить оборудование, где-­то прочистку дымоходов делать, где­-то насосы устанавливать.

В начале мая было тепло, и мы закончили отопительный сезон. Но через два­-три дня похолодало, и мы подключили его обратно. А что в этом сложного? Я считаю, что люди не должны мучиться, – это первое. Ну и второе: любой процесс можно наладить, здесь вопрос волевого усилия.

 – Давайте вернёмся к задолженности. Как сильно район продвинулся в погашении долга?

 – Сейчас энергетикам мы каждый месяц выплачиваем 250 тысяч. Пока что это не покрывает текущих расходов, поскольку средств хватает только на выплату долгов.

 – Получается такой замкнутый круг: одну задолженность погашаете, другая копится? И есть ли вообще способ эту порочную долговую цепь разорвать?

 – Смотрите, долги ведь были не только перед энергетиками. Годами не платили и за капремонт, но ведь и там мы тоже заключили соглашение о выплате долгов. Так что говорить о замкнутом круге неверно. Планомерно закрываем долги по капремонту (это порядка 1 миллиона 700 тысяч).

 – Правильно я понимаю, что сейчас на первом месте у администрации района – рассчитаться с долгами? И не получится ли так, что этот процесс будет идти за счёт жизни граждан? К примеру, кто-­то скажет: мол, у меня двор не отремонтирован, дорога плохая, а вы с долгами возитесь. Несправедливо получается?

– Во-­первых, долги – это обязательства, которые принял муниципалитет. Основные из них – по судам либо по договорам. Налоговая служба, например, которой район тоже должен, ждать не будет.

Во-­вторых, надо понимать, что если мы не будем эти долги платить, нам просто заблокируют счета. И тогда мы не сможем вообще ничего делать, а все средства из бюджета уйдут на погашение. Так что да, это сейчас первоочередная задача. Но это не значит, что мы закрываем глаза на нужды людей, напротив, благополучие местных жителей на первом месте. Я не хочу, чтобы район остался без средств к существованию, и буду делать для этого всё, что потребуется.

 – Уже понятно, сколько времени уйдёт на то, чтобы район «выровнялся», погасил все долги?

 – Думаю, года два-­три плюс текущая работа по бюджетным кредитам. В этом году мы должны были выплатить за бюджетный кредит 2 миллиона 500 тысяч рублей. Но тут, как ни странно, помог коронавирус: часть долга нам списали, теперь надо оплатить только 450 тысяч.

И теперь остаётся у нас ещё полтора миллиона на следующий год, и тогда мы с кредитами рассчитаемся полностью. Хочу особо отметить, что это те средства, которые мы в доходах закладываем и отдаём каждый год: общая сумма кредита была 25 миллионов, последние несколько лет его гасили, но получается, что раз кредит бюджетный, то муниципалитет оплачивает только половину.

– Хорошая система.

– Это называется реструктуризация бюджетного кредита. В этом, конечно, есть смысл для муниципалитета: когда он бюджетный кредит получает, то выигрывает, потому что получает в два раза больше, чем отдаёт.

Теперь у нас есть средства на ремонт муниципального жилищного фонда. Это 700 тысяч в год, которые сейчас у нас направлены на погашение задолженности перед Фондом капитального ремонта. С 2015 года ни одного платежа не было проведено, не погашали задолженность. И когда мы её выплатим, эти средства пойдут по своему назначению – на ремонт муниципального жилого фонда.

Я за рациональное расходование средств и против необдуманных расходов. Приведу вам в пример нашумевшую историю со строительством нового дома в Новоржеве. Напомню, наш район участвует в национальном проекте «Переселение из аварийного и ветхого жилья», сейчас в программу уже включены четыре многоквартирных дома в деревне Высокое, признанные аварийными в 2016 году.

Напомню, согласно условиям программы, переселить людей можно либо в новый дом, либо в так называемое вторичное жильё. В прошлом году было закуплено 13 квартир так называемого вторичного жилья, в этом году закуплено 10 квартир, осталось ещё пять, в следующем будет 12. Мы полностью выполняем соглашение с областной администрацией. Но строительство нового дома сейчас невозможно.

Согласно условиям программы, в случае строительства нового дома на плечи районной администрации легла бы обязанность по проектированию и строительству всех внешних коммуникаций: сети теплоснабжения, водоснабжения, канализации, газоснабжения. Это обошлось бы бюджету минимум в 2,5 миллиона рублей. Таких денег, как вы понимаете, сейчас нет. И когда некоторые депутаты говорят о том, что надо быстро брать кредит, я думаю о том, как последние годы наш район так вот в долги и загоняли. Сейчас мы пожинаем плоды таких решений. А на самом деле нужно было решать проблему появления долга, понять и просчитать, из чего он складывается, и постепенно устранять.

Ещё раз подчеркну: от идеи строительства никто не отказывается, и программа в этом году не заканчивается, а жильё, которое имеет достаточный физический износ и может быть признано аварийным, есть. Обязательно построим новый дом и сделаем всё правильно.

Про коронавирус и не только

 – Расскажите, пожалуйста, из чего состоит день главы района? Вы приходите в свой кабинет и?.. Вас уже ждёт очередь с документами на подпись?

 – (Смеётся.) В этом году коронавирус очереди сократил. Но вообще, понедельник у меня – день планёрки. Прямо с утра в моём кабинете собирались главы поселений, заместители, начальники отделов, руководители некоторых отдельных предприятий и учреждений, и мы обсуждали задачи на неделю, говорили о том, что было сделано за предыдущую, и планировали на текущую неделю.

Хочу отметить, что нам в целом сложно планировать какие-­либо процессы, потому что мы очень зависимы от совещаний, которые проводятся в области, с областными комитетами. А там бывают отмены, бывают какие­-то внезапные события, многочисленные запросы, которые влияют и на нашу работу. И ещё по понедельникам я веду личный приём граждан. За день очень много звонков – и по рабочим вопросам, и от жителей. Номер моего телефона доступен каждому.

 – К вопросу о пандемии. Многие думают, что из-­за коронавируса работа вообще остановилась, в том числе и у чиновников…

 – Это совсем не так. Мы работу не останавливали, просто в самый сложный период – это март, апрель, май – отправили сотрудников работать дистанционно. Я, мои заместители, начальники отделов всегда были на рабочем месте, соблюдая при этом масочный режим и дистанцию. Работу нельзя бросить, это все сферы жизни нашего района, они должны работать всегда. Тот же «Энергоресурс», например: это все системы жизнеобеспечения, ни о какой остановке речи идти не могло.

Был приостановлен мною личный приём граждан, но всегда можно было позвонить в приёмную или мне, направить обращение на электронную почту администрации. Если всё­-таки была необходимость во встрече, люди записывались на приём и приходили.

 – Как вы оцениваете свою эффективность? Пострадала ли работа главы района из­-за пандемии? Ведь наверняка фокус сместился на другие заботы, то же соблюдение режима.

– Это отнимает время, да. Лично мне очень жаль, что не успела вовремя отчитаться о проделанной за полгода работе, не смогла больше общаться с жителями. Сейчас, конечно, возобновим встречи в каком-­то ограниченном составе, малочисленном, но постепенно будем возвращаться к жизни, общаться с людьми, получать информацию из первых уст. Это очень важная составляющая работы любого руководителя – получать обратную связь от тех, чьи интересы ты представляешь.

– Если вспомнить самые громкие проекты за последний год, работа над которыми вам особенно запомнилась, какие они?

– Для начала я хотела бы сказать, что мы хорошо продержались в условиях коронавирусной инфекции. И если бы не привозные случаи, то было бы вообще замечательно. Основной поток заражённых ведь начался с Островской больницы, когда жительница района поехала туда на лечение и контактировала с заражённой медсестрой.

Потом начались майские праздники, когда стали приезжать из Питера и, к сожалению, привозить болезнь. Были такие семьи, которые вечером приехали, к утру у них поднимается температура, а они уже успели пообщаться со всеми соседями. И понимая, что они болеют, уезжали обратно, а расхлёбываем потом всё это мы.

Также хочу отметить, что все наши социальные службы, та же, например, автолавка, работали в строгом соответствии с необходимыми мерами: продавцы – в масках, с дезинфицирующими средствами. Большая разъяснительная работа проводилась с жителями: постоянно рассказывали об опасности, о необходимости соблюдения масочного режима. Здесь мы работали в тесном сотрудничестве с главами поселений, Роспотребнадзором, поликлиникой, социальной службой, полицией. Хочу сказать спасибо нашим жителям за то, что они проявили понимание, за то, что не относились безответственно к своей и чужой жизням.

И ещё момент: в марте, апреле и мае было ограничено перемещение по району. Я считаю, что надо было ограничить въезд в область, это было бы правильнее. А так, получается, мы своих людей ограничиваем в перемещении, а всё остальное нам продолжали привозить.

 – Своих полномочий у района на подобные меры нет, правильно?

 – Нет, я закрыть район не могу без согласования с областью.

 – Вернёмся к проектам. Помимо коронавируса, чем запомнился год?

 – Ещё из запомнившегося: мы в этом году получили грант от Фонда Тимченко на хоккейную коробку. Мы подготовили основание под коробку – привели её в порядок, заасфальтировали территорию. Был отыгран аукцион на изготовление и установку самой коробки, и сейчас полным ходом идёт её монтаж.

Это очень хороший проект: новая коробка ведь не только хоккейная, она будет многопрофильная. Там можно будет поставить кольца, можно будет в мини-­футбол играть, стритбол, баскетбол. То есть такая мини­-площадка для игр.

Ещё хочу отметить наших спортсменов, которые очень активно отозвались на призыв о помощи. Очень многое делается их силами: и стадион неоднократно выкашивали, и разметку на хоккейной площадке выполнили профессионально. Я очень им благодарна за помощь.

Про спорт

 – Сейчас спорт становится модным направлением, но мне вот что интересно: в районе и так много проблем, есть дороги, которые всегда требуют средств, есть дома, которые разваливаются; вот эта спортивная составляющая насколько вообще важна в таких условиях, как она влияет на благополучие граждан?

 – Есть сферы жизненно необходимые: это водоснабжение, теплоснабжение, дороги.

 – Медицина?

 – Медицина – не наши полномочия, поэтому я её не захватываю. Тем не менее мы обсуждаем с комитетом здравоохранения открытие и ремонт ФАПов, подготовлены документы для лицензирования медицинских кабинетов в школах.

Так вот, небудет этого базового набора человек не сможет вообще здесь жить.

Но нужно людей ещё и заинтересовывать, особенно молодёжь, чтобы они оставались, чтобы было к чему приложить свою энергию, развиваться. Не было (и пока ещё нет) нормального стадиона, стояла развалившаяся хоккейная коробка. Ноль физкультурных объектов. Чем заниматься молодёжи? Это ведь тоже в каком­-то смысле базовый набор. Чтобы вытащить ребят со двора, где распивают спиртное, нужно же что­-то им предложить, увлечь.

То есть после того, как человек насытил свои необходимые потребности, ему нужно куда­-то расти, увлекаться чем­-то, заниматься. Для молодёжи это в первую очередь спорт.

– Будут ещё какие­-то спортивные объекты в ближайшее время? Помимо коробки есть планы?

 – В планах, конечно, реконструкция новоржевского стадиона. Там стоит задача переработать имеющийся проект, мы над этим плотно сейчас работаем.

– Почему так затягивается процесс?

– Потому что в старом проекте заложено натуральное покрытие и не рассчитаны места для маломобильных групп. Комитет по спорту требует внести исправления, необходима замена на искусственное покрытие, то есть проект требует пересчёта, переделки. Теперь нам нужно внести изменения и пройти экспертизу сметной стоимости, поскольку последняя корректировка была аж в 2018 году, а нам надо всё в текущих ценах сделать.

Первоначальные авторы проекта псковская компания – уже не работают, концов там не найти. Пришлось искать новых проектировщиков. Сейчас договорённость есть, осталось определить источник финансирования. И похоже, нам придётся попросить поддержки у предпринимателей. Стоимость внесения изменений в проект составляет 200 тысяч рублей, включая проведение государственной экспертизы. Сумма небольшая, я думаю, мы её сможем набрать очень быстро. Уже есть предприниматель, готовый пожертвовать часть средств.

Никто не запрещает на самом деле обустраивать поля и с натуральным газоном. Но это позиция комитета по спорту – переделать под искусственный. Объясняют это тем, что он более долговечный, хотя не факт. Он сваливается, за ним тоже надо ухаживать, его надо посыпать крошкой…В общем, этот проект будем обязательно продавливать, хочу успеть в текущем году завершить все необходимые работы, чтобы в следующем уже получать финансирование на строительство.

Про инвесторов и коллег

– Давайте поговорим об отношениях с коллегами и областными властями. Удалось ли вам встретиться с главой региона?

– На предновогодней встрече 15 минут – и всё. Была договорённость о том, что после Нового года встретимся, я писала письма, но от него до сих пор не поступил ответ. В марте было запланировано наше общение, это доподлинно известно. Со мной связывалось управление по местному самоуправлению и запрашивало информацию по вопросам, которые я наметила. Но потом начался коронавирус.

Может быть, это было очень хорошим оправданием отменить эту встречу, но при этом Михаил Юрьевич нашёл время встретиться с председателем Собрания новоржевских депутатов: это было в середине марта.И вот этот же председательпотом провёл сессию по признанию моей работы неудовлетворительной.

Первый раз не очень гладко прошло, а к 1 июня они хорошо подготовились. Ну как хорошо – просто не слушали всех остальных депутатов, которые были против признания моей работы неудовлетворительной, и продолжали проводить голосование. Просто как будто других людей и нет вовсе.

– Но это же нарушение?

– Нарушение. Поэтому я подала иск в суд. Сразу предупреждая возможные негативные комментарии: вести судебный процесс я буду за свой счёт, а не за счёт бюджета, потому что считаю эту ситуацию ненормальной.

Признавать работу главы за три месяца неудовлетворительной – это нарушает мои права как главы района, потому что я должна отработать полный год, и только после этого можно оценивать мою работу. А тут они выставили оценку за три прошедших месяца и не привели ни одной обоснованной причины для такой оценки.

 – Как вы считаете, почему это происходит?

– Чистой воды политика. Возможно, им не нравится моя принадлежность к партии «Яблоко», потому что других поводов признавать мою работу неудовлетворительной просто нет. Тем не менее работа администрации не останавливается, у нас нет времени оглядываться на чужие обиды и амбиции. Район в таком состоянии, что дорог каждый день и час, а ещё каждый человек, который готов помогать и советом, и делом.

– Вам, помимо поддержки партии «Яблоко», ещё очень любят припоминать неосуществлённое привлечение инвесторов…

 – Когда доводы окончательно заканчиваются, то начинают, да. Давайте так, за полгода мне звонили как минимум десять человек: часть звонила, часть приходила, – которые планировали начать производство. Одним из вариантов было строительство предприятия по производству пеноблоков. Второй – производство соковых концентратов (московский предприниматель). Ещё обсуждали возможность проведения в районе велофестиваля полностью за счёт инвестора. Сейчас плотно работаем над открытием автомойки: мы выделили участок, теперь они должны его отмежевать, и тогда уже начнутся оформления.

Но я снова напоминаю, что в марте грянул коронавирус. О каком строительстве нового производства можно было говорить, когда вокруг только и ужесточаются карантинные мероприятия? Конечно, всех, с кем мы переговоры проводили, это тоже подкосило. Но как только мы вернёмся к нормальной жизни, все обсуждения тоже возобновятся. Телефоны у меня сохранились. (Смеётся.) Будем работать в этом направлении.

С более крупными проектами, кстати, нужно вот что ещё отметить: чтобы найти какие-­то проекты и предложить вообще какую-­то территорию для инвестирования, надо сначала сделать генеральные планы наших поселений, понять, кому какой участок принадлежит, какая у него схема использования. С 2015 года после объединения волостей они сделаны не были.

Приведу вам в пример одну историю: в социальных сетях недавно разгорелась дискуссия об отсутствии приюта для беспризорных собак в Новоржевском районе. Мнения высказаны разные, много домыслов, неоправданных обид и обвинений. Хочу пояснить ситуацию для всех, чтобы не было домыслов.

Год назад я познакомилась с парой, которая просто горела желанием открыть приют для собак. Любовь к животным, опыт ветеринара – что ещё нужно, чтобы сделать бездомных счастливыми? Нужна территория, где можно разместить приют. В первые же дни после моего вступления в должность они обратились с заявлением о выделении участка для открытия приюта.

Самым простым было открыть его там же, где он находился раньше, в деревне Макарово. Территория удалена от населённого пункта, находится в стороне и на землях, предназначенных для промышленности. То, что нужно по закону. Это здание частное, контакты владельца есть. Но жители деревни Макарово, вспомнив о том, как собаки поедали стада овец, конечно, были против.

Администрация стала искать другие варианты в удалённых деревнях, где собаки никому бы не помешали. Был предложен вариант. Но теперь отказались заявители из-­за удалённости и отсутствия возможности туда ездить.

Следующий шаг – деревня Волчицкое. Опять же жители были против – написали заявление и собрали подписи. В результате была достигнута договорённость с заявителями, что они временно займутся приютом на своей территории, пока мы решаем вопрос с землёй, что, полагаю, ими и было начато. Но после конфликта с соседями они полностью отказались от этой идеи, обвинив администрацию в бездействии.

– Так почему же не был выделен другой участок?

– Потому что земля должна быть промышленного назначения. Такой земли в районе нет, чтобы она находилась вне населённого пункта. Чтобы поменять категорию земельного участка, нужно сделать генплан поселения и выделить промышленную зону.
После объединения волостей в 2015 году генплан разрабатывался только для Выборской волости, и тот с замечаниями, использовать его нельзя – надо вносить корректировки. Мы до сих пор живём с генпланами восьми волостей и не можем вносить туда изменения, поскольку этих волостей фактически не существует. Теперь это поселения с другими границами, а документа об этом нет.

Стоимость одного генплана – от 700 тыс. рублей в зависимости от сложности. Региональная программа позволяет на условиях софинансирования 50 на 50 (местный бюджет / региональный бюджет) выполнить эти работы.

В этом году администрация района направила заявку в администрацию области на участие в программе на следующий год: закладываем в районный бюджет на следующий год софинансирование на выполнение работ по двум поселениям, на 2022 год – ещё по двум.

Как видите, администрация района не бездействовала, а предлагала разные варианты и решает вопрос выделения участка.

В чём сейчас действительно нужна помощь, так это в поиске людей, которые готовы заниматься приютом. Это должны быть ответственные люди, любящие животных.

Есть участок со зданием в Макарово, контакты владельца есть. Есть участок в пустующей деревне, от которого изначально отказалась наша пара, его можно предоставить в любой момент. Здесь проблемы нет. Есть предварительная договорённость с предпринимателем, готовым изготовить будки. Возможно, потребуется помощь ещё нескольких предпринимателей. Но это, думаю, не проблема. Все понимают важность и необходимость приюта для собак и окажут поддержку.

Вот этим мы сейчас и занимаемся: рассчитываемся с долгами и наводим порядок в документации. И хотелось бы, чтобы другие депутаты не тратили время на ненужные и абсолютно неконструктивные выяснения отношений, а работали бы на благо жителей.

– Налаживать отношения с коллегами по цеху, местными депутатами, – это вообще осуществимая задача, как считаете?

– Если они почувствуют себя жителями, гражданами своего района – думаю, да.

Сейчас в руках у моих коллег есть все инструменты, чтобы показать свою работу на благо жителей. Потому что лично моя задача именно такая: работать для людей, а не пилить бюджет и воровать средства. Так что любой пришедший ко мне депутат найдёт поддержку, если это касается жителей, интересы которых он отстаивает.

– Кто из депутатов и с какими инициативами к вам приходил в течение года? Какие проблемы просили решить?

– Ко мне обращались депутаты­-коммунисты по поводу ремонта дороги в деревне Заречье – Старый Двор. Там старая дорога, и вопрос пока не решён, поскольку требует очень значительных средств – порядка 4 миллионов рублей. Это один участок длиной 1 км 200 м, заболоченный, там нужно делать канавы, поднять дорогу и засыпать достаточно толстым слоем гравия, обычной подсыпкой не обойдёшься. Жители деревни обратились за помощью в администрацию области, но, к сожалению, не нашли понимания. Поэтому будем искать пути решения собственными силами. Потом те же коммунисты, только из Выбора, обращались по поводу ремонта кровли, по поводу водоснабжения.

Депутат областного Собрания от партии «Яблоко» обращался по вопросу ремонта мостов в районе. Сейчас мосты паспортизируются, в дальнейшем мы сможем выделить на их ремонт средства из бюджета.

Депутат от партии ЛДПР обращался по вопросу затопления территории возле магазина «Парма». Вопрос был решен.

В этом году со второго раза состоялся аукцион на строительство водопровода в деревне Макарово на улице Барановской. Из-­за задержки аукциона жители направили своего депутата из «Единой России» выяснить сроки строительства. Подрядчик найден, и сейчас начнутся работы по прокладке этого водопровода.

Ещё один депутат от «Единой России» обращался по поводу обустройства детской площадки в городе, но поскольку это не моя сфера ответственности (благоустройство городских площадок – это полномочия городской администрации), я перенаправила запрос руководителю города Новоржева.

Ещё было обращение депутата от «Единой России» по электроснабжению деревни Орша и ремонту помещений поста скорой помощи. Все обращения приняты и направлены профильным организациям для решения.

– Сколько сейчас депутатов в Собрании, которые пытаются воевать с вами и высказывают своё недоверие?

– Совсем воинствующих – шесть.

– Остальные – это сочувствующие? Сколько проголосовало за то, чтобы поставить вам «неуд»?

– Десять.

– Из этих десяти сколько обращались к вам с предложениями по улучшению жизни граждан Новоржевского края за последний год?

 – Трое – это по водопроводу, площадке в Новоржеве, электроснабжению в Орше.

 – Спасибо.

Про дороги

– Поговорим о самой сложной отрасли – это дорожное хозяйство. Если я правильно помню, ещё в вашу бытность депутатом районного Собрания это была ваша специализация – выявлять плохие участки, добиваться ремонта. Каково заниматься дорогами уже в должности главы района?

– Год был очень сложным и в плане дорог, потому что не было зимы и постоянно шли дожди. Весной ситуация была близкой к катастрофе. С другой стороны, именно тёплая погода позволила нам начать работы ещё в марте.

Где­-то постепенно начали подсыпать, где-­то пришлось снимать верхний слой, который уже в жижу превратился, как на дороге Выбор – Яковлевское. Снимали слой, клали в сторону, ждали, чтобы подсох, возвращали обратно. И подсыпали, подсыпали, подсыпали. Основной упор в ремонте в этом году был сделан именно на подсыпку, на добавление нового материала. Я не помню такой масштабной подсыпки вообще за все годы, сколько здесь живу. Были сделаны даже такие дороги, как, например, в деревне Михеево Выборской волости, где живёт одна бабушка. Только там мы высыпали около 50 машин гравия.

 – Это целесообразно, считаете?

 – Мы делаем дороги везде. Хотя бы так, чтобы туда можно было проехать. Не обошлось без сложностей: были у нас проблемы с подрядчиком, который пытался либо приписать работу, которую не делал, либо брал просто самую высокую расценку и ставил в акте на выполненные работы. Цены завышал раза в три. Поэтому каждый акт нужно было под лупой проверять.

К слову сказать, ни один из этих актов ещё не подписан. Пока он не приведёт их в порядок, пока не перестанет приписывать лишние работы, акты оплачены не будут. Напоминаю: мой стиль работы – держать все дела и документы в порядке.

– У вас один подрядчик на все эти работы?

– Один подрядчик. Он был единственным поставщиком, больше никто на аукционы не вышел. Что не отменяет того факта, что никакой подрядчик не будет получать у нас деньги за просто так.

Но вот в другом случае – при подготовке площадки для высадки школьников на территории бывшего училища, которую нам нужно было срочно сделать, – он оказал нам огромную помощь в предоставлении гравия и техники. При выполнении этих работ вообще были задействованы многие люди и организации: сотрудники школы, МП «Энергоресурс», Н. В. Соколов, администрация района, дорожники, В. А. Глебов. Поэтому общими усилиями нам удалось подготовить площадку, которую не могли сделать пять лет. И это прекрасный пример совместной работы. Спасибо всем, кто принимал в этом участие!

Ещё в этом году из средств дорожного фонда мы заказали обследование и паспортизацию всех мостов района. Их у нас 18. За последние годы обследование мостов не проводилось вообще. На эти работы из районного бюджета выделено более 1 млн 003 тыс. рублей.

Также проведены межевание и паспортизация двух муниципальных дорог – до деревни Песчивицы и деревни Малое Никулино. Теперь они включены в реестр муниципальных дорог, и район будет получать финансирование на их содержание и ремонт.

В деревне Песчивицы стоит комплексная задача обеспечить подвоз ученика к школе, и паспортизация дороги – только первый этап. Дальше необходимо будет обустроить разворотную площадку, установить павильон и вынести на профильную комиссию для включения в маршрут.

По асфальтированию улиц в городе Новоржеве в этом году заключены два контракта – на асфальтирование улиц Рабоче-­Крестьянской, Льва Толстого и Карла Маркса. На Рабоче­-Крестьянской работы уже выполнены и приняты. На двух других улицах работы начаты и должны быть завершены до 30 сентября.

Меня часто корят за то, что не включила в ремонт территорию автовокзала. Я уже неоднократно писала об этом, но повторюсь: эта территория принадлежит «Псковпассажиравтотрансу», и содержать её они должны из своих средств. Есть даже решение суда, по которому они обязаны это сделать. Но, ссылаясь на отсутствие средств, они предложили передать территорию в район. Это, конечно, для них самый простой вариант – переложить ответственность на других. Но в этом случае мы сможем планировать финансирование ремонта этой территории. Сейчас это невозможно, так как будет нецелевое использование средств.

Про культуру и бережливость

– Ещё одна отрасль, которая досталась вам не в лучшем состоянии, – это культура. Какие там были проблемы?

–В культуре постоянно не хватало средств, в том числе на зарплату. На эту сферу регулярно направлялись дополнительные средства из сельских поселений, в общей сложности за 2019 год было перечислено 1 миллион 200 тысяч рублей.

У нас в районе живёт всего 8 тысяч человек, при этом в районном ДК был директор, был заместитель директора и ещё плюс специалисты по своим направлениям. И должность заместителя оттягивала значительные ресурсы.

–Эта должность была не нужна?

– Я считаю, что да. Все полномочия у ДК были сугубо административные, в том числе по спорту и молодёжной политике. Когда я вступила в должность, то решила вернуть эти полномочия в администрацию, потому что, согласно 131­-му закону, это и есть полномочия администрации района. Это потянуло за собой изменение штатного расписания.

Хочу отметить, что всё было сделано для того, чтобы ДК хватало денег на зарплату, чтобы они уложились в то нормативное финансирование, которое у них есть. И при этом полномочия вернулись в администрацию, где они и должны быть. Специалисты по молодёжной политике были введены в штат Дома детского творчества: это новые люди, они очень плотно занимаются этим направлением.

Конфликт с бывшим директором ДК начался уже после реорганизации. А всё почему? Потому что изначально ей было поручено привести штатное расписание в соответствие с финансированием, чтоб им хватало денег на зарплату.

– Проще говоря, уволить заместителя?

– Ну нет, у неё был совсем другой вариант, при этом заместителя она не предлагала уволить. Зато остальных работников на селе готова была отдать под сокращение. Конечно, меня это не устраивало, потому что это единственные очаги культуры на селе и они должны быть сохранены.

Поэтому мы провели несколько встреч, в результате ничего толкового бывший директор не предложила. И поэтому я вынуждена была её уволить и принять Дарину Дементьеву, которая в течение двух недель привела в порядок всё штатное расписание.

Могу сказать, что после того, как была проведена реорганизация и мы всё вернули, оказалось, что и денег хватает, и дополнительно никаких средств не нужно. Был сокращён один совместитель, который не потерял при этом работу: она как работала в Детской школе искусств, так и продолжает работать. Да, у неё просто была совмещённая ставка в Доме культуры. В общем, сейчас все дети могут приходить к ней в Детскую школу искусств, они абсолютно ничего не потеряли.

– Мне кажется, что развивать культуру на селе – это в целом очень трудное дело… Как сегодня можно помочь выжить работникам этой сферы?

– Раньше все ДК были отдельными юридическими лицами. Потом пошёл процесс оптимизации, и появился один ДК – районный, а все остальные стали филиалами. Понятно, что на селе все финансируются по остаточному признаку.

– То есть один центральный ДК всё забирает себе?

– Да, особенно с таким руководством, которое там было. Дома культуры ремонтировались своими силами теми сотрудниками, которые там работают, часто на волонтёрских началах, просто чтобы было где работать. Поэтому все дома культуры на селе в очень плохом состоянии. Где­-то надо печи перекладывать, где-­то дымоходы чистить, где-­то вообще капитальный ремонт требуется. Мы в этом году уже провели встречу с новым директором и определили план работ.

– Провели ревизию?

– По всем ДК провели ревизию и составили план. В этом году будет проведён ремонт печи в деревне Вешлёво, в библиотеке. На это сельское поселение «Выборская волость» выделило 64 тысячи рублей (спасибо депутатам, они согласились с тем, что это нужно). После проведения работ они получат полный отчёт, сколько стоили материалы, сколько – работы.

– Сколько всего сейчас таких филиалов в районе?

– Всего семь домов культуры.

– И какой из них в самом плачевном состоянии?

– Барутский и в Макарово в плохом состоянии. Там оба зданиядеревянные, нужен капитальный ремонт. Будем входить в программу ремонта сельских домов культуры, получать финансирование.

Ну и по районному Дому культуры тоже остаётся открытым вопрос: в прошлом году была разработана проектная документация, в этом году мы подали заявку, уже оформленную должным образом, на выделение средств на капитальный ремонт. В прошлом году сделали фасад, крыльцо и санузлы. Но там требуется ремонт вообще всего здания, кровля в очень плохом состоянии…

– А что, предыдущий глава не видел этих проблем? Кровля же явно не за один год в негодность приходит.

– Проект был сделан ещё в прошлом году, до меня, но заявку они почему­-то не подали. Я думаю, что просто по срокам опоздали немного. Заявки принимают до августа, а экспертизу прошли уже при мне, в октябре-­ноябре, и в этот год не вошли. В этом году мы оформили заявку, надеюсь, что средства нам выделят.

– Откуда же при таких долгах брать на всё это деньги?

– Экономить.

– А на чём можно сэкономить в и так небогатом районе?

– Вот, например, в этом году мы на дорогах сэкономили: была тёплая зима, когда снег не надо было чистить.

Сейчас, конечно, вся наша экономия уходит на погашение долгов. Но мы очень аккуратны и бережливы. Если продолжим так же бережно к своим средствам относиться и ответственно подходить ко всем вопросам, то всё задуманное получится.

Беседовала Мария ЛЕВИНА