Софья Пугачёва: «Я независима, и меня не запугать»

217
Софья Пугачева
Софья Пугачёва

Всего за несколько лет энергичный и порядочный человек может изменить многое – даже в российской глубинке, где нет денег, нет кадров, нет условий и прочего. Софья Пугачева живет в Новоржевском районе почти десять лет и за это время добилась того, чтобы проблемы людей не замалчивались, а решались.

«В отличие от них, я независима, меня ничем не запугать»

– В 2008 году в конном походе по Башкирии я познакомилась со своим будущим супругом. Мы сразу решили, что не хотим жить в городе, а хотим найти красивое тихое место рядом с цивилизацией, но при этом подальше от шумного мегаполиса, – рассказывает Софья. – Два года мы строили дом, в процессе родился сын – в этом году он пойдет в первый класс.

– Вы избраны депутатом районного Собрания. Как решились на это? Ведь далеко не самая благодарная работа…

– В 2014 году в нашем районе начался процесс объединения волостей. Лично мне сразу было понятно, что всё это укрупнение влечёт за собой исключительно отрицательные последствия: сокращение финансирования и увеличение расстояний, и первыми пострадают люди, которые живут в маленьких сёлах. Мой муж, а затем и я, так сказать, возглавили эту борьбу. Нужно было отстаивать интересы на местном уровне, чтобы про маленькие деревни не забыли, чтобы те же дороги продолжали делать. Поэтому в 2015 году я выдвинула свою кандидатуру на выборах депутатов Вехнянской волости, чтобы сохранить волость. Люди меня поддержали.

В ходе депутатской работы выяснилось, что большинство инфраструктурных полномочий относится к районным. Мне удалось добиться решения некоторых проблем, но обычно я получала от администрации района отписки: «Денег нет». Поэтому я решила двигаться в сторону районного Собрания и в 2017 году туда прошла.

Сейчас на сессиях я постоянно предлагаю варианты решения задач. Я озвучиваю те проблемы, которые действительно волнуют людей, а большинство наших депутатов, которые состоят в партии «Единая Россия», – это руководители бюджетных учреждений, и поэтому они голосуют по указке просто потому, что боятся, что их лишат работы. В отличие от них, я независима, меня ничем не запугать.

– У ваших политических противников к вам есть одна претензия…

– Да, это второе гражданство моего мужа, который с 1994 по 2006 год жил вместе со своей матерью в США, а потом вернулся в Россию. Мои оппоненты, правда, забывают сказать, что мой муж Юрий – русский, что он не остался там именно потому, что не свыкся с американским менталитетом.

Лично у меня не было и нет никакого другого гражданства, Россия – это мой дом, где я хочу жить и растить ребенка, быть полезной людям именно здесь, а мой супруг полностью разделяет мои убеждения. Новоржевский район – дом нашей семьи.

Те, кто пытаются на волне телевизионной ненависти к Америке привязать гражданство моего мужа ко мне как политику, делают это потому, что больше никаких претензий предъявить мне не могут, ищут «страшилку» для людей. А пугать людей на самом деле нечем. Все эти годы, что живу в Новоржевском районе, я работаю честно и открыто, постоянно отчитываюсь о своей работе и выполняю свои обещания.

«Там 200 км дорог, а объем внесенных в задание работ, как выяснилось, соответствует 600 км»

– Мы сегодня проехали вместе с вами по району, поговорили с людьми. Как вы считаете, какая самая актуальная проблема в Новоржеве?

– Много говорили о дорогах, и могу сказать, что нынешняя власть внимание им уделяет. Но как?! В этом году удалось раскрыть махинации, когда в администрации в три раза завысили объёмы дорожных работ, то есть составили «неправильное» техническое задание. Было это в Выборской волости, там 200 км дорог, а объем внесенных в задание работ, как выяснилось, соответствует 600 км. И это только за один квартал.

– Как вы это обнаружили?

– Я просто открыла техническое задание и посмотрела цифры. Я инженер и могу читать проектную документацию. Посчитала, прокуратура это подтвердила, отправила запрос в антимонопольный комитет, стали проводить проверку. По результатам проверки – совпадение или нет – начальник отдела администрации района, которая занималась дорогами и ЖКХ, уволилась.

Так что средства на дороги выделяются. На весь район, учитывая волостные бюджеты, бюджет городского поселения и самого района – это порядка 20 млн в этом году. Привести в порядок дороги очень даже реально, здесь проблемы не с финансированием. Нужно всего-то составлять грамотное техническое задание, которое соответствует действительности, реальному состоянию дорог, затем это задание выполнять и контролировать.

И упор нужно делать не на грейдирование, когда снимается верхний слой, может быть, даже когда-то засыпанной асфальтовой дороги. Допустим, гравий – его сняли, раскидали по обочинам, а дорога становится всё хуже и хуже, вода задерживается. Нужно, чтобы средства использовались действительно эффективно, исходя из реального состояния дороги. Тротуары надо обустроить, больше уделять этому времени, особенно контролю за выполнением работ, и тогда дороги с каждым годом будут становиться лучше.

Что касается общего состояния города: ещё два года будет действовать программа «Комфортная городская среда», по которой необходимо выделять средства на благоустройство города, направлять действительно на то, что нужно. Там и дворы, и общественные места: в прошлом году это была детская площадка для парка, а в этом году заложили средства для установки крытой остановки возле школы и детских площадок в других частях города.

Сейчас ситуация такова, что с ребёнком у нас пойти некуда. Поэтому любые движения по части благоустройства надо усиливать и поддерживать.

«Власть просто не заинтересована в открытии новых предприятий. Для меня это дико»

– Сегодня мы часто слышали про отток людей, про неправильную налоговую систему, про то, что здесь всё делается так, чтобы люди уезжали. Как это можно исправить?

– Я думаю, что власть должна всей своей работой показывать, как она заинтересована в людях, чтобы приезжали новые жители и оставались те, которые есть. То есть работать максимально эффективно, хотя бы в рамках тех полномочий, которые у власти есть. Допустим, те же дороги или выделение жилья, например, малоимущим.

В Новоржеве, если посмотреть, масса муниципальных квартир, на самом деле свободных, не занятых. Если их отремонтировать, то можно расселить многодетные семьи, можно дать квартиры тем, у кого нет жилья. Необходимо полностью исследовать весь жилищный фонд, по мере сил каждый год по сколько-то квартир ремонтировать. Участвовать в программе капитального ремонта и контролировать исполнение работ, чтобы это была системная работа, ради того, чтобы люди оставались, не искали другие места, где, им кажется, будет лучше.

И конечно, рабочие места. Это – главное. Потому что человек не останется, как бы ему тут ни нравилось, если ему негде работать. У нас не работает система поддержки того же фермерства, а ведь желающие переехать из городов на село и работать на земле, заниматься хозяйством есть. Их немного, но они есть, просто многие юридически не подкованы и нужно помогать им с грантами, отдавать им пустующие земли. Нужно идти людям навстречу, предоставлять льготы, возможно, даже создать районную программу по субсидированию фермеров. Нужно снижать местные налоги, давать землю на какой-то срок в пользование тем, кто хочет и готов заниматься фермерством, а при успешной работе в течение нескольких лет передавать в собственность.

И контроль, контроль, контроль. Чтобы всё было во имя развития. Чтобы земли использовались, чтобы люди были заняты, имели возможность зарабатывать, чтобы налоговые начисления поступали в бюджет района.

– Помимо фермерства, где ещё взять рабочие места?

– Путём поощрения предпринимательства. Я знаю, что некоторые предприниматели пытались начинать в Новоржеве новое производство, но не нашли общий язык с нынешней властью. Например, хотели швейное производство открыть, предприниматель сказал, что там будет 70 рабочих мест, что ему нужно 70 швей. А глава района развёл руками и сказал: «Где я ему возьму 70 швей?» Это при том, что тут у нас живет большинство женщин, имеющих среднее специальное образование – либо повара, либо швеи.

И возникает такое ощущение, что власть просто не заинтересована в открытии новых предприятий. Для меня это дико. Это же дополнительные средства в экономику района, налоги, рабочие места. Также я знаю, что многие предприниматели и меценаты из Петербурга и Москвы готовы вкладывать деньги в район только потому, что когда-то жили здесь, им дорога память о городе своего детства. Но сейчас они понимают, что деньги просто «уйдут», а сделано ничего не будет.

«Мы обязаны сохранять медицинский персонал всеми силами»

– Для работы нужно прежде всего здоровье, а после волны оптимизации с лечением у жителей районов проблемы. Как это можно исправить?

– Мы можем не только сохранить имеющиеся ФАПы, но и подключиться к новой программе по созданию модульных фельдшерско-акушерских пунктов. Это можно сделать путём запросов главы района и с помощью наказов избирателей. Лично мне удалось добиться строительства модульного ФАПа в Вехно вместо старого, у которого крыша протекает уже несколько лет.

Опять же, привлечение фельдшеров, обеспечение их жильём – мы обязаны сохранять медицинский персонал всеми силами.

– Ещё одной горячей темой в разговорах с местными жителями стало ЖКХ.

– Да, здесь проблем действительно много. Сейчас в области вновь заработала программа «Чистая вода». И сюда можно было бы подтянуть те самые водонапорные башни, половина из которых уже упала. Мы предлагали поправку в областной бюджет, чтобы выделили средства на башню в Выборской волости, в деревнях Губкино и Выбор, где вода не соответствует требованиям к качеству. Нам почти удалось, то есть область согласилась: «Да, мы выделим средства на это, давайте заявку от районной администрации». Два месяца назад я написала запрос главе районе, до сих пор ответа нет, и теперь я уже пишу письма в прокуратуру, чтобы получить-таки информацию, что они вообще сделали для того, чтобы эти средства получить.

То есть программа есть, она работает, средства можно получить и таким образом поддерживать водонапорные башни в рабочем состоянии. Для этого всего-то надо организовать работу таким образом, чтобы их осматривали, чистили вовремя, проливали, то есть делали обычное техническое обслуживание объекта водоснабжения.

Сейчас их никто не чистит. Сколько у людей ни спрашивала – «не помню, никогда их не чистили», кто-то говорит: десять лет назад. Даже в городе вода, бывает, идёт со ржавчиной.

Что касается теплоснабжения: регулярно получаю жалобы на то, что в зимний период должны были закупить дрова для котельной, а их нет. На это, как известно, выделяются значительные средства. На каждой сессии что ни спроси у главы – ответ один: «Мы всё отдаём за дрова и обязательно корректируем затраты на топливо».

А у людей в это время температура в квартире +12, +14 градусов, потому что котельным приходится обрезками какими-то топить. Ну какое тепло они дадут?

«Капитальный ремонт – это действительно издевательство»

– Мы сегодня видели совершенно фантастический капитальный ремонт. Фанера на крыше, прорастающие деревья на карнизе, разрушенные лестницы. Такого издевательства над людьми можно как-то избежать?

– По моему убеждению, региональный оператор капитального ремонта был создан для того, чтобы забирать у людей деньги. Люди платили за содержание: по закону они стали полноправными владельцами своих квартир, и власти обязали их содержать жильё самостоятельно. Хорошо. Но то, что я увидела на практике за последние четыре года, сколько я занимаюсь депутатской работой, – это действительно издевательство.

Есть дом в Вехно, который все эти четыре года пытается получить полагающийся капремонт. При этом они стояли в очереди с 2015 по 2017 год. Уже прошла половина 2019 года, а они так и не попали в план работ. Так кто и как эти средства распределяет? А в Выборе трехэтажки и дом на улице Мелиораторов после капремонта в 2013 году выглядят будто после бомбежки.

И тут опять вопрос контроля. Настоящий контроль должен быть за подрядной организацией. Если какие-то нарушения установлены, то они сразу в процессе работы должны быть устранены, ведь для этого есть все возможности: старший по дому, который может следить за работами чуть ли не в круглосуточном режиме; есть администрация, которая, конечно, когда ремонт ведётся, должна обязательно приезжать и проверять, а не просто подписывать акты приемки работ, даже не зная, что там на месте творится.

«Звонить, надоедать – и в конце концов выработается система отношений, при которой региональный оператор начнет уважать людей»

– По мусору. Я сейчас начинаю работу с региональным оператором. Некое понимание появилось. Основная проблема в том, что люди начинают платить, но не видят, чтобы всё качественно и вовремя вывозилось. Тут надо просто взаимодействовать с региональным оператором, указывать на недочёты. Звонить, надоедать – и в конце концов выработается система отношений, при которой региональный оператор тоже начнет уважать людей, поймёт, что надо качественно выполнить свою работу, и тогда не будет нареканий.

По закону оплата услуг по сбору и вывозу мусора ложится на собственника мусора. В случае с частным лицом это сам человек, семья. Тариф, принятый Псковской областью, на мой взгляд, сильно завышен. Те же работы, которые сейчас выполняет в районе подрядная организация МП «Энергоресурс», обходятся при оплате региональному оператору в два раза дороже совершенно необоснованно. При этом Новоржевский район вообще обойден региональным оператором — ни техника не закуплена, ни контейнеры. При этом в стоимость работ включены также услуги по сортировке, обезвреживанию, захоронению ТКО. Но эти услуги в действительности не предоставляются. Поэтому многие не хотят платить.

Проблему вывоза мусора в районе можно решить посредством переговоров.

Я юридически стараюсь проработать этот вопрос: может ли волость ввести своего рода экологический сбор с тех, кто не заключает договоры с региональным оператором? Поскольку она сама должна устранять на своей территории несанкционированные свалки, оплачивать вывоз этого мусора, а у волостей нет на это ни полномочий, ни средств. Но если волостям дать такие полномочия, разрешить ввести этот сбор, то на эти деньги можно устанавливать баки, контейнеры, заключать договоры с регоператором и оплачивать фактический объем накопленных ТКО. Администрация волости станет посредником между региональным оператором и людьми, будет работать как юридическое лицо, напрямую взаимодействовать с региональным оператором.

В тех деревнях, где региональный оператор ещё не работает, а жители хотят платить за вывоз мусора, просто организовать заключение договоров с региональным оператором. Потому что много оказалось жителей, которые готовы платить, но пока эта работа ещё не налажена, не организована ни региональным оператором, ни властями. Опять же, должен быть серьёзный контроль за тем, что работы выполняются качественно.

«Перепахали поле, сняли верхний слой, перемололи и обратно засыпали»

– Вопрос контроля – это самый главный вопрос, очевидно. Мы с вами проехали и по городу, и по деревням, и везде такое ощущение, что никто ни за чем не следит.

– Да, посмотрите хотя бы на стадион в Новоржеве. В прошлом году было озвучено, что район получит 25 миллионов рублей на строительство физкультурно-оздоровительного комплекса открытого типа. Хотя люди-то просили стадион. На него в итоге были направлены средства из гранта городского поселения в размере 1 млн 100 с чем-то тысяч плюс ещё более 700 тысяч на проектную документацию для ФОКОТ . Хватит ли этих средств на строительство стадиона? Сомневаюсь. Да и процесс, который там идет, вызывает большие вопросы: просто перепахали поле, выемку грунта не делали, сняли верхний слой, перемололи и обратно засыпали.

Задолго до начала работ я подготовила обращение к губернатору: может быть, пока не поздно, пока вы не начали работы, надо их перепланировать. Потому что людям нужен стадион: им пользуются школы, им пользуются спортсмены, тут проходят спортивные мероприятия. Да, в дополнение можно сделать ещё какое-то легкоатлетическое ядро, но основную часть из этих 25 миллионов всё-таки отдать на стадион, а не на что-то другое.

Понимаете, все проблемы, которые мы сегодня видели, решаемы. Я не думаю, что тот же вопрос с освещением нельзя решить. Можно. Нужно стучать во все властные инстанции, не отставать от них и добиваться результата.

И глава района это может сделать. Потому что чем выше должность, тем больше полномочий. Но ещё больше должно быть ответственности перед людьми.

Беседовала Мария ЛЕВИНА.