Михаил Шауркин: «Я всегда со всеми общался уважительно»

Коренной житель Дно, опытный руководитель понимает, как организовать местное сообщество для благоустройства дновской жизни

229
Михаил Шауркин.
Михаил Шауркин.

Вряд ли найдется такой человек в Дновском районе, который не знаком с бывшим заместителем главы района, а ныне – начальником отдела эксплуатации и ремонта объектов таможенной инфраструктуры Псковской таможни Михаилом Николаевичем Шауркиным. Он родился и окончил среднюю школу здесь, в городе Дно, его родители являются пенсионерами РЖД, супруга вот уже семь лет учит детей в Дновской средней школе №1.

За свою жизнь Михаил Николаевич проехал почти всю страну: учился в Омске, служил на Дальнем Востоке, дошел до звания подполковника, но вернуться на малую родину планировал всегда.

В 2008 году он так и сделал и с тех пор все силы направляет только на одну главную цель – добиться процветания и уважения для родного Дновского района.

«Я лично брал пирометр и замерял температуру асфальта»

– Михаил Николаевич, сегодня мы вместе проехали по району, пообщались с жителями. Каково ваше общее впечатление от поездки?

– Для начала я должен отметить, что за последние пять лет в районе было сделано очень много. Достаточно посмотреть на дороги: когда-то, в бытность мою сотрудником администрации, мы успели включить район в трехлетний план развития региональных дорог, и эта работа продолжается по сей день и дает свои результаты.

Когда я работал в администрации, то все дороги строились при мне, и я сам составлял все технические задания, сам контролировал процесс производства работ на всех этапах. Минимум три раза в день посещались все объекты, я лично брал пирометр и замерял температуру асфальта.

Мы не занимались латанием дыр, мы меняли само полотно, потому что такие полумеры, как ямочный ремонт, – это деньги на ветер. И поэтому если раньше по городу было не проехать, то сейчас состояние дорожной сети можно назвать удовлетворительным.

Но это, конечно, не повод останавливаться. Работы много, и сейчас упор надо делать не только на город, но и на сельские поселения, обсуждать с властями региона варианты финансирования и продолжать улучшать транспортную доступность.

Все понимают, что бюджет не резиновый, но при этом я уверен: если грамотно составить заявку, обосновать сумму, то ответ в итоге будет положительным. Нужно брать конкретные участки, требующие ремонта, нужно делать правильную смету, нужно закладывать возможную инфляцию. Это огромная работа, требующая понимания и квалификации.

– Не хватает ведь не только на дороги…

– Помимо дорог, о которых мы сегодня так много слышали, есть ещё вопрос закрытия сельских школ. На сегодняшний день у нас остается четыре сельских филиала школ: это Морино, Выскодь, Белая и Заклинье. Это малокомплектные школы, которые находятся под угрозой закрытия. И я, разумеется, против этого. Поясню: школы – это ведь не только учебный процесс. Это ещё и рабочие места, лишившись которых, люди, естественно, захотят уехать отсюда. А увеличение времени в пути к знаниям для детей, которым придётся ездить в новую школу, также негативно скажется на желании жителей остаться в районе. Вот тогда жизнь в деревнях и начнёт угасать.

«Забывать о селе нельзя»

– Отток людей, а особенно молодежи – самый острый вопрос для района?

– Конечно, но это ведь не только у нас, это явление государственного масштаба. И чтобы это хоть как-то замедлить, нужно работать в комплексе с тем же культурным сектором. Развивать сельские клубы, думать о досуге для молодых, поддерживать и ремонтировать те объекты, которые есть.

Понятно, что чудес не бывает, и всё сразу в порядок мы не приведем. Но если работу не прекращать, то даже малые деньги, если правильно и поэтапно их распределить, способны привести к большим изменениям.

Сейчас у нас образовался пробел во внеучебных занятиях для старших классов. Если для младших школьников и дошкольных групп мы еще как-то смогли организовать занятия с помощью детских площадок, то для детей постарше у нас почти ничего нет. Нет хорошего спортивного комплекса, который мог бы заменить им компьютер и телефон.

Да, у нас есть стадион, который привели в порядок, да, недавно поставили хоккейную коробку для зимних занятий, но этого мало. Во всех микрорайонах нужны площадки, чтобы молодые занимались спортом, могли поддерживать физическую форму.

Поэтому в какой-то степени нужно решать проблемы прежде всего там, где живет больше людей. Но и забывать о селе нельзя. Нужно начать с тех же межпоселенческих дорог. Потому что даже если в деревне живёт один человек, туда должны доехать машины экстренных служб.

– Кстати, о скорых: мы много слышали сегодня жалоб на медицину. Что происходит со здравоохранением в районе?

– Из-за нехватки своих специалистов врачи приезжают из Порхова, и каждый специалист работает по конкретным дням. Но если что-то нештатное произойдет, то нужно будет доставлять больного в соседний город и, к сожалению, не всегда получается успеть.

Как это решить? Я думал о возможности проработать вопрос открытия (восстановления) реанимационного отделения здесь, в самом Дно. Но тогда это потребует чего? Правильно, специалистов…

– …с которыми проблема.

– …с которыми проблема. Кадровый голод косит все отрасли, но медицина страдает больше всего. Нужно думать над привлечением, а чем можно убедить человека переехать? Жильём прежде всего. Уверен, что у нас достаточно пустующего жилья, которое можно отремонтировать и предложить врачам.

Уверен, что есть люди в России, для которых наличие жилья станет решающим фактором для переезда. Любой специалист, если он будет обеспечен всеми социальными гарантиями, уже не захочет куда-то уезжать, потому что зачем, правильно?

Есть ещё вариант выращивать нужных медработников прямо со школы, подумать о возможности оплаты их обучения в училищах и вузах с последующей отработкой в районе. Раньше такая практика существовала, когда предприятие оплачивало обучение человека, после чего он обязан был отработать на этом предприятии. Думаю, это возможно возобновить.

«Договориться можно со всеми, нужно только пытаться»

– Насколько мне известно, ваши родители работали в РЖД, и ваш сын сейчас тоже учится в институте путей сообщения…

– Более того, после учёбы он вернётся работать сюда, в Дно…

– …и вы хорошо знакомы с проблемой железнодорожного сообщения. Мы сегодня слышали, как люди жалуются, что не могут добраться из своей деревни в Дно на поезде.

– Это правда. Почти все пригородные поезда сейчас отменены, но между населенными пунктами перемещается служебный поезд с работниками РЖД, который мог бы подбирать людей. Но они на это не согласны, хотя договориться с ними можно, я думаю, просто надо пытаться.

В советское время почему практически никто не занимался развитием сельских дорог? Потому что железнодорожное сообщение у нас в районе было организовано на высшем уровне. Почти всюду можно было доехать на поезде. И как раз те деревни, что находились около железнодорожных путей, остались сейчас без автомобильных дорог, вот в чем ирония.

После того как развалились все совхозы, существовавшие когда-то проезды для тракторов и другой техники заросли, и пользоваться ими уже нельзя. Пройтись там грейдером нельзя, нужна насыпь, иначе это превратится в тяжелую колею. А чтобы внести эту «дорогу» в реестр и получить деньги на её ремонт, нужно, чтобы она соответствовала нормативам. И получается замкнутый круг.

Так что единственный вариант – строить новую. Так мы сделали в деревне Должицы, где с 2014 по 2019 год поэтапно было проложено 5 км дороги.

«В какой-то момент котлы превратятся в решето»

– Мы несколько раз упоминали ваш опыт работы в администрации района. До того как стать заместителем главы, вы были главным специалистом отдела строительства, архитектуры и ЖКХ. Сейчас какие, на ваш взгляд, главные проблемы в этой сфере?

– Одна из наиболее острых – это наличие задолженности у нашего теплоснабжающего муниципального предприятия перед «Газпромом». Сумма немаленькая, около 20 миллионов рублей. И её нужно гасить, иначе будут блокированы счета, и тогда не получится даже платить зарплату сотрудникам. А это грубое нарушение закона.

Если руководитель начнет гасить эти долги, то не сможет подготовить предприятие к отопительному сезону и тоже попадет под ответственность, вплоть до уголовной. Так что ему надо помогать, надо ехать договариваться о рассрочке, выстраивать график выплат, искать компромисс.

И конечно, износ оборудования. Он, к сожалению, наблюдается везде, в той же организации ТПС мы сегодня слышали об этом. Каждый год сотрудники стараются менять хотя бы по одному котлу. А это, к слову, стоит порядка 3 миллионов рублей, не считая затрат на проектную документацию, подключение и пусконаладочные работы. Сотрудники стараются поддерживать оборудование в рабочем состоянии, но вы же понимаете, у всего есть срок годности. В какой-то момент котлы просто превратятся в решето.

У нас большой износ трубопроводной системы: и подача воды, и теплоснабжение, и канализация – всё выходит из строя. Решение здесь только одно: увеличение финансирования, потому что трубы надо покупать.

Ну и, конечно, изношенность сети уличного освещения, что приводит к отключению света. Здесь необходимо поднимать вопрос о заключении энергосервисных контрактов. Это позволит полностью решить проблемы с освещением, и на это будет достаточно тех финансовых средств, которые предусмотрены в бюджете.

«Я всё умею делать сам и знаю, как и что работает»

– Вы сейчас возглавляете отдел эксплуатации и ремонта объектов таможенной инфраструктуры. Правильно я понимаю, что это практически те же обязанности, что были у вас во время работы в администрации?

– Всё верно. В зоне моей ответственности всё, что входит в любую инфраструктуру: водоснабжение, теплоснабжение, вывоз твердых коммунальных отходов, электрика – я знаю, как это работает, я умею сам всё делать, знаком со всеми технологиями, именно поэтому я знаю, как проверять выполненную другими людьми работу. Так что свою квалификацию я не то что не утратил, а, наоборот, повысил.

– Многие наверняка зададутся вопросом, зачем вам снова возвращаться на такую тяжелую и зачастую неблагодарную работу в Дно.

– Когда-то я ушёл из администрации по личным причинам. Уехал в Псков, занимался ремонтом квартир, чтобы содержать семью, потом случайно увидел объявление о вакантном месте на таможне, поступил на государственную службу. Но никогда меня не отпускала мысль о том, чтобы вернуться сюда. Я даже скажу так: весь мой трудовой путь был только ради этого.

Это моя родина, мой край, всю свою рабочую и нерабочую жизнь я проводил здесь. Каждый мой отпуск я возвращался сюда, я даже за границей ни разу не был, один день был в Китае, когда служил на Дальнем Востоке, и всё.

За два с половиной года моей работы заместителем главы района я вложил очень много усилий и труда в то, чтобы район начал меняться. И не хочу бросать то, что когда-то начал, не хочу, чтобы эти усилия были потрачены зря.

И, может, если бы я видел, что сейчас есть другие кандидаты, способные и достаточно компетентные, я бы не пошел на выборы. Но я их не вижу. Не вижу таких управленцев, которые могли бы это потянуть. У них нет опыта, они не знают, куда двигаться. Они не знают, с какими комитетами на областном уровне и как общаться. Вы не представляете, каких усилий мне стоило переломить отношение к администрации района со стороны самых разных профильных комитетов. Хорошо помню первые слова, которыми меня встретили в комитете по дорожному хозяйству в 2014 году: «О, вот и днище припёрлось».

О чём это говорит? О том, что предыдущая администрация не умела выстраивать эффективное общение и не смогла добиться уважительного к себе отношения.

Я не устану повторять: чтобы получить дополнительные деньги на нужды района, необходимо грамотно и чётко обосновать каждую копейку, расписывать всё до малейших деталей, чтобы в областной администрации понимали, на что нужны эти средства.

Да, тогда авторитет был утрачен, и потребовались титанические усилия, чтобы доказать, что мы умеем работать. У меня получилось. И уже не было никаких оскорбительных высказываний.

– Могут ли ваши оппоненты, конкуренты на выборах в чём-то вас обвинить?

– У меня нет ни с кем каких-либо ссор или проблем. Я всегда со всеми общался уважительно, никогда никого не поливал грязью и не буду, поэтому желающим меня очернить придётся очень сильно постараться. Но всё равно не получится.

– Михаил Николаевич, и, наконец, что самое главное нужно знать о вас избирателям?

– Что я дновский, я свой. Мою работу все видели и знают. От жителей района нашей команде нужно доверие и понимание. Всё остальное мы сделаем вместе.

С Михаилом Шауркиным беседовала Мария Левина.