Роберт Рубцов: «Система выстроена так, чтобы люди как можно меньше были гражданами»

412

Роберт Рубцов баллотируется в депутаты в Себежском районе с чётким пониманием, что многие люди в районе аполитичны. Сам Рубцов считает, что районный депутат – фигура не политическая, а, скорее, хозяйственная. Мы поговорили с ним о проблемах с водой в районе, «гравийках» и дорогах без тротуаров в Себеже, а также почему он решил идти на выборы в команде «ЯБЛОКА».

«Раз бизнеса нет, значит, невыгодно им заниматься»

– Роберт Евгеньевич, вы были долгое время предпринимателем. Тяжело работать в Себежском районе?

– Так это закончилось уже давно, в 2006 году! За это время и страна поменялась. Но насколько я знаю, в Псковской области 84 проверяющие организации – уже это говорит о том, что здесь быть предпринимателем трудно. Предпринимателей мало, так же как и сельхозкооперативов, крестьянских хозяйств. Раз их нет, значит, просто невыгодно этим заниматься.

– В 2020 году в связи с пандемией в районе как бизнес выживает и выживает ли вообще?

– Дело в том, что бизнеса­-то как такового нет, чтобы ему выживать. И бизнесу сейчас, конечно, плохо. У нас есть несколько кафе, и они закрыты: понятное дело, что им помощи­-то практически никакой от государства нет. Поэтому они терпят убытки. Ну а если бизнесом называть эти все «Пятёрочки» да «Магниты» – они­-то переживут, я думаю, и нас с вами. А местные бизнесмены плохо живут, если люди по дома сидят.

Но вот из производственного сектора, мне кажется, вообще практически ничего уже в Себеже не осталось. Поэтому что до пандемии, что во время, что после неё тут особо переживать не за кого.

– Что люди в Себежском районе хотят от власти, причём именно от местной власти?

– Я думаю, как и везде: благоустройства прежде всего. Город должен быть удобным для жителей. Это уличное освещение по ночам, например. Это дороги и тротуары, места отдыха, качественная вода, постоянная подача электроэнергии без перерывов.

С этим есть проблемы в Себежском районе?

– С водой – да: вода плохого качества практически во всём городе. Высокое содержание железа отмечается во многих местах. И её, собственно говоря, не очищают в том месте, откуда её извлекают. Проблема всей фильтрации ложится уже на самого человека: поставит он фильтры в доме или не поставит.

И, к сожалению, здесь уже сложно что-­то поменять: это вопросы инфраструктуры, которая порядком изношена, и на её реновацию нужны очень большие деньги. И конечно, депутатам и чиновникам нужно разрабатывать для этого специальную программу. Дороги надо строить, надо строить тротуары для людей. У нас достаточно много протяжённых улиц, по которым в том числе и дети идут в школу, и там нет тротуара ни с одной, ни с другой стороны. Ещё в Себеже немало внутренних гравийных мелких улиц. Думаю, в 2020 году «гравийка» в городе – это уже ненормально, надо, чтобы везде был асфальт. В целом дороги становятся лучше, но не теми темпами, как хотелось бы.

«Депутатская деятельность – не политическая, а хозяйственная и общественная»

– То, что люди мало интересуются даже выборами главы района, означает, что они вообще политикой не интересуются?

– Да конечно, народ аполитичен. Действительно аполитичен. Но у нас, мне кажется, это повсеместно, во всей стране.

– А что может заставить людей интересоваться политикой?

– Только саморазвитие, то есть люди должны вырасти в граждан. А как по-­другому? В той же Америке такой же округ, как Себеж: они там выбирают себе местного шерифа, они выбирают себе судью. И спрашивают с них, собственно говоря, что те делают и как. А нам присылают начальника полиции, судью назначает Путин лично. То есть система выстроена таким образом, чтобы люди как можно меньше думали о каких-­то общественных рычагах воздействия на власть, как можно меньше были гражданами, а больше простыми обывателями.

– Поэтому важно идти на выборы и кандидатам, и самим избирателям?

– На самом деле это болезни роста. Люди должны чётко понять, что от их участия во всех этих выборных процессах и в общественном давлении на власть зависит уровень их жизни и жизнь их детей. Благополучие будет зависеть от степени их участия в выборах.

Сейчас этого нет: люди не видят разницы между тем, пойдут они на выборы или нет, выберут себе нормального депутата или главу района или нет, их жизнь от этого как­-то улучшится или ухудшится. Пока граждане не готовы принимать более-­менее активное участие в политической жизни, в общественном контроле над властью, ну и вообще в управлении районом как таковым даже через депутатский корпус. Этой связи нет, и наша задача как раз в том, чтобы люди эту разницу почувствовали.

– Вы идёте в депутаты. Кого вы собираетесь представлять, на кого опираетесь, кто вас должен поддержать на выборах?

– Я представляю обычных граждан, которые меня знают без всяких политических пристрастий: город-­то всё-­таки маловат, и район маловат, здесь нет чёткого политического деления по партийным флагам. Да и депутатская деятельность, на мой взгляд, сама по себе не политическая. Она больше должна быть хозяйственной, общественной. Поэтому те люди, которые знают меня и других, будут голосовать не за мои политические убеждения, а за мой опыт, потому что знают меня.

– А почему вам в таком случае интересно идти на выборы в команде «ЯБЛОКА»?

Мне они ближе по политическим взглядам, это точно, своими демократическими принципами, которые они исповедуют. Да я, собственно говоря, за Явлинского­-то и голосовал ещё в начале 1990-­х. Там правильные люди, Лев Шлосберг, к которому, в общем­-то, вообще придраться никак никто не может – ни враги, ни друзья, как бы они ни хотели. Он в этом плане фигура очень значимая: он абсолютно чист и политически, и как гражданин прежде всего. С таким человеком почему в одних рядах-­то не выступить?

Беседовал Алексей РОМАНОВ