Пересмотру не подлежит?

Жители Невеля борются за инфекционное отделение своей больницы

926
Многодетная мама Екатерина Клокова и другие невельчане борются за право лечить своих детей в своем районе.

13 октября 2020 года на сайте губернатора Псковской области появилось обращение, которое от лица жителей Невеля и Невельского района разместила многодетная мама Екатерина Клокова. В обращении – одно отчаянное требование: не закрывать инфекционное отделение в Невельской межрайонной больнице! На дату размещения обращения его подписало более 1800 жителей района.

Модернизация, перепрофилирование и другие неприличные слова

Заметим, что закрытие инфекционных отделений сейчас широко шагает по Псковской области. Не во всех больницах, даже межрайонных, эти отделения были, но в невельской – было, и ещё какое! Даже сейчас не хочется писать о нём в прошедшем времени. Причём не только нам. Чиновники (в том числе от медицины), стараясь не раздражать граждан фатальным словом «закрытие», используют другие неприличные слова. Они хорошо знакомы жителям Псковской области ещё по предыдущим реформам здравоохранения: модернизация, перепрофилирование, улучшение качества и доступности… Например, интервью главного врача Невельской больницы, депутата Псковского областного Собрания Валерия Василевского на странице «Невельского вестника» в соцсети «ВКонтакте» так и озаглавили: «Инфекционное отделение ожидает модернизация». Сам главный врач в ответ на первый же вопрос сообщил, что да, отделение будет закрыто: «С 1 октября 2020 года функции оказания специализированной медицинской помощи взрослому и детскому населению старше трёх лет по профилю «инфекционные заболевания» (в том числе новой коронавирусной инфекцией COVID-19) передаются нами в подразделение ГБУЗ «Псковская областная инфекционная больница» в городе Великие Луки».

28 сентября с заместителем председателя комитета по здравоохранению Надеждой Рагозиной встретились несколько представителей Невельского района: Екатерина Клокова, Виктория Пилипенко, Юлия Беляева и Альберт Кузьмин. Запись этой встречи находится в свободном доступе на youtube-канале Псковского агентства информации. Любой невельчанин может увидеть, как Надежда Рагозина довольно искренне недоумевала: зачем в Невеле инфекционное отделение? С тяжёлыми формами инфекционных заболеваний всё равно лечат только в Великих Луках или Пскове, с лёгкими дома нужно лечиться. «А со средними куда деваться?» – недоумевали уже пришедшие к ней граждане. Ведь самый распространённый случай, когда пациент (особенно ребёнок) находится в состоянии средней тяжести и его надо просто понаблюдать, чтобы исключить куда большие неприятности! Чиновники из комитета по здравоохранению сообщили, что со средними можно лечиться в детском или терапевтическом отделении. А кроме того, произнесли кое-какие обнадёживающие слова о консервации инфекционных коек.

Что было бы по крайней мере логично. Несмотря на ударные темпы стройки двух новых инфекционных больниц в Пскове и в Великих Луках, заболеваемость коронавирусом тоже растёт ударно. Официально никто не подтверждает (да и попросту не комментирует этот вопрос), что открывшаяся 2 октября «инфекционка» в Пскове уже заполнена на 100 процентов. Но неофициально в медицинских кругах говорят именно о такой заполняемости.

А в Великих Луках открытие новой «инфекции» было обещано лишь на следующей неделе. Но Великие Луки, как и Псков, дают значительный прирост заболевших. Вероятно, поэтому приём больных, по информации официального telegram-канала Псковской области, здесь начали уже 14 октября. И можно с уверенностью предположить, что подавляющее большинство пациентов здесь, как и в Пскове, составят люди, заболевшие COVID-19. Причём пока не открытая официально больница обслуживает весь юг Псковской области. Собственно, и Невельская межрайонная больница лечит не только невельчан, но и жителей Усвятского района. То есть в зоне её ответственности более 27 тысяч человек. И всё равно на встрече с заместителем председателя областного комитета по здравоохранению невельчанам приходилось доказывать востребованность инфекционных коек.

Больница, построенная в Невеле годы Первой мировой войны, должна пережить наше мирное время.

Помнят руки-то?

И напоминать о горьком опыте уже состоявшихся «оптимизаций-модернизаций»: в 2016 году в Невеле закрыли родильное отделение, хотя какое-то время и кормили заверениями, что этого не произойдёт. Двигателем протеста против этих действий тогда стала Екатерина Клокова, которая и сегодня является самым активным защитником невельской больницы. В 2016 году она ждала шестого ребёнка, сегодня у Екатерины восемь детей. Она очень хорошо помнит, каково это – мчаться на скорой в Великие Луки со схватками. И каково возвращаться с новорождённым из «южной столицы» на перекладных.

Чиновники, поминая старое, терпеливо объясняли невельчанам, что акушеры-гинекологи не могут принимать несколько родов в неделю, они от этого квалификацию теряют, руки не те становятся. Невельчане в ответ интересовались, как там с руками у себежских акушеров: ведь в Себежском районе населения на 5 тысяч человек меньше, чем в Невельском (и это без учёта Усвят), но в связи с отдалённостью этого района его больница избежала превращения в межрайонную или филиализации и роддом там остался. То есть помнят руки-то у врачей, как роды принимать?

Ответвление дискуссии в сторону роддома только на первый взгляд не имело отношения к делу об инфекционном отделении. На самом деле все понимали и понимают, что это звенья одной цепи и что в случае с невельской «инфекцией» слабым звеном становится даже не вечная кадровая проблема (в Невеле великолепный инфекционист – на Валентину Станак все мамы города и района молятся), а финансирование. Строгое финансирование в рамках бюджета ФОМС, в том числе оказания специализированной помощи. Все понимают, что если в регионе отгрохали две новые инфекционные больницы на триста коек, то финансирование этих коек будет производиться и за счёт сокращения ранее существовавших. А намеки на то, что гнойную ангину или непродолжительное кишечное расстройство можно будет пролечить в терапевтическом отделении, разбиваются о документы строгой отчётности, которые больница должна предоставлять в ФОМС: кто решится поставить диагноз ОРЗ при той же гнойной ангине, рискуя попасть под пристальное внимание разнообразных проверок целевого расходования средств?

Может быть, а может и не быть

Впрочем, находятся люди, которые не понимают или делают вид, что не понимают этого. Председатель Невельского районного Собрания депутатов Виктор Зуев (он же секретарь местного отделения «Единой России») в комментарии «Невельскому вестнику» 14 октября назвал информацию о закрытии инфекционного отделения обманом: «Считаю недопустимым обман, который мы наблюдаем в социальных сетях. На сегодняшний день уже понятно, что койки инфекционного отделения не сокращают, врач-инфекционист остаётся, причём с увеличением ставки и зарплаты. На мой взгляд, население ничего не потеряет от того, что просто исчезнет название «инфекционное отделение». Палаты и койки никто не сносит и не собирался изначально, они остаются на своих местах».

Возможно, господин Зуев не в курсе, что назвал обманом официальную позицию комитета по здравоохранению Псковской области. На днях участники встречи с Надеждой Рагозиной получили от комитета официальный же ответ, в котором эта позиция очень чётко изложена. На первой странице ответа подробно рассказывается о преимуществах только что построенных в Пскове и Великих Луках отделений ГБУЗ «Псковская областная инфекционная больница». Подразделения полностью оснащены высокотехнологичным современным медицинским оборудованием, включая аппаратуру для поддержания жизненных функций в отделениях реанимации, располагают подготовленными медицинскими кадрами (прим. авт.: тут не поспоришь – даже главный врач Невельской больницы в своём интервью заметил, что в «головную» инфекционную больницу переходят два невельских специалиста) и могут оказать медицинскую помощь даже при самых тяжёлых формах инфекционных заболеваний.

И далее уже на второй странице: «Инфекционные отделения районных и межрайонных больниц не располагают сравнимыми диагностическими и лечебными возможностями. В связи с вышеизложенным решение о концентрации стационарной медицинской помощи по поводу инфекционных заболеваний является целесообразным и не подлежит пересмотру». А дальше – сплошные «может быть»: «Медицинская помощь по поводу неосложнённых форм острых респираторных заболеваний в случае наличия показаний для стационарного наблюдения может оказываться в отделениях детского и терапевтического профиля, в том числе в этом качестве могут быть задействованы ранее существовавшие инфекционные отделения районных и межрайонных больниц». Вместо отделения обещан кабинет амбулаторного приёма врача-инфекциониста. Врач, кстати, раньше и так работала на 0,5 ставки на амбулаторном приёме и на 0,5 ставки в больнице (в сумме получаем одну ставку), а теперь будет работать на амбулаторном приеме всё на ту же одну ставку, но при этом «сохранит возможность работы в стационаре терапевтического отделения на 0,5 ставки».

Для тех, кто не понял, ещё раз подчеркнём (прежде всего для некоторых СМИ, которые рапортуют о том, что инфекционист в Невельской межрайонной больнице раньше работала на 0,5 ставки, а теперь будет на одну ставку, или для видных единороссов, пребывающих в заблуждении относительно этого же вопроса): увеличение ставки врача ещё на 0,5 (то есть до 1,5 ставки) существует лишь в виде «возможности». А в виде реальности врач и так работал на полную ставку.

Впрочем, для обычных невельчан наши пояснения излишни. Они иллюзий не питали и не питают. И требования их остаются неизменными: району нужно инфекционное отделение в больнице, и его необходимо сохранить (да-да, вместе с «вывеской», в противном случае ФОМС может жёстко объяснить, кого и как следует лечить в терапии).

Благодаря медицинскому персоналу пациенты невельской межрайонной больницы чувствуют себя как дома. И не хотят терять этот дом по кусочкам.

«Мы теряем не просто отделение, мы теряем часть города»

Депутат городского Собрания Невеля Юлия Беляева («Яблоко»), которая участвовала во встрече с руководством комитета по здравоохранению по поводу ситуации с инфекционным отделением, уже не в силах скрыть своего негодования: «Среди нас были наивные люди, которые считали, что надо дождаться этой встречи, конструктивного диалога, что губернатор не может так с нами поступить. Но мы с Екатериной Клоковой на этом собаку уже съели, ещё в ситуации с закрытием родильного отделения. Тогда, кстати, нас поддержало меньше народу, чем в ситуации с инфекционным отделением. Но уже нет сил ждать, когда у нас тут всё закроется и мы реально станет деревней с одним автобусом, на котором будет написано «передвижной фельдшерско-акушерский пункт». Ведь у нас некоторые медсёстры, которые работали в роддоме много лет, после сокращения этого отделения перешли в «инфекцию». Теперь и её сокращают! А у нас в инфекционном самые лучшие медсёстры, они капельницу с закрытыми глазами ставят. В этом отделении даже не пахнет больницей, там реально как дома люди находились. Наш врач Валентина Владимировна Станак никому не отказала в помощи, это очень хороший врач. Когда она в палату заходит, ей дети сразу улыбаться начинают – и это в больнице-то, тете в белом халате! К Валентине Владимировне люди толпами на консультацию ходят, иногда не дожидаясь приёма в поликлинике. Ей в выходной можно было позвонить, так она не только ответит, но, если почувствует проблему, ещё и приедет, и осмотрит. Сама от пациента никогда даже коробки конфет не примет. А вы же понимаете, что у мамы, когда у ребёнка повышается температура и понос фонтаном, вся жизнь перед глазами проходит. Теперь-то, конечно, она будет соглашаться ехать в Великие Луки, чтобы там разбирались, лёгкая это степень или тяжёлая. Но как оттуда потом домой добираться? Тем более некоторые выскакивают в чём есть: ребёнка в одеяло закрутили, документы под мышку – и поехали. Так и будет лежать в Луках, пока родственники на такси не привезут ей необходимое. Мы теряем не просто отделение, мы теряем часть города!»

Скажете, пафосно звучит? Но родильное отделение уже потеряли, и почти никто не вступился. В этот раз невельчане активнее, во многом благодаря той организующей роли, что взяла на себя мать восьми детей Екатерина Клокова. И Екатерина очень нуждается в общей помощи, ей действительно трудно метаться по всему району на своей машинке за каждой подписью. Не может быть, чтобы эта активность пропала всуе. Не может быть, чтобы Невель был нужен только тем, кто никуда отсюда деться не может, – пенсионерам и многодетным мамам (а есть, увы, и такое мнение).

Более 1800 подписей собрали невельчане за сохранение в своей больнице инфекционного отделения.

«Никогда не будут лечиться в Невельской больнице»?

Хотя не без горечи приходится признать, что за инфекционное отделение своей больницы не готов бороться даже главный врач Валерий Василевский. Более того, давая очередное «разъяснение» по поводу закрытия инфекционного отделения, он обвинил активистов во лжи: «Ещё раз хочу подчеркнуть, что та клевета, которая сейчас публикуется в интернете обо мне и Невельской межрайонной больнице, – ложь. Врач-инфекционист остаётся работать на ставку, и никто никуда её не переводит. За счёт нашей больницы никто не формирует штатную численность многофункционального медицинского центра в г. Великие Луки. На все вопросы, волновавшие жителей, даны ответы: по забору анализов, по приёму пациентов, по транспортной доступности. Прошу не воспринимать всерьёз клевету и обман от людей, которые никогда не будут лечиться в Невельской больнице, а просто волнуют жителей своими высказываниями». Кстати, транспортная доступность, то есть возможность для невельских пациентов не только доехать до Великих Лук, но и вернуться оттуда, пока только обещана, этот вопрос традиционно прорабатывается после принятия решения, а не до. Но последняя фраза в комментарии – высшая степень неосторожности для главврача и депутата. Это Екатерина Клокова и её дети никогда не будут лечиться в Невельской больнице?! Господин Василевский всерьёз это обещает ей и ещё по крайней мере 1800 людям?

Надо заметить, что на этом фоне комментарий главы Невельского района Олега Майорова выглядит хоть и менее внятно, но зато более вежливо: «Администрация Невельского района обратилась с просьбой о поддержке личного контакта группы активистов Невельского района с Комитетом по здравоохранению Псковской области. В результате были обсуждены все волнующие невельчан вопросы, по ним были получены обоснованные и мотивированные ответы и решения, появилась соответствующая дорожная карта. На наш взгляд, сегодня основной задачей является максимально удобно и в интересах граждан, при этом учитывая все меры охраны здоровья невельчан, в тесном контакте с инициативной группой реализовать принятую дорожную карту. Вместе с тем в настоящее время появляется много недостоверной информации, которая искажает факты о состоянии дел в невельском здравоохранении. В наше сложное время, несмотря ни на что, основная нагрузка ложится на наших врачей, и нам необходимо прислушиваться к мнению профессионалов».

У профессионалов между тем мнения могут быть разные.

Но если мы думаем, что изменить ничего невозможно, что любое властное решение «отмене не подлежит», то стоит вспомнить беспримерную борьбу жителей Дедовичского района за сохранение самостоятельности своей больницы: если бы её сделали филиалом порховской, то не факт, что там сейчас было бы хирургическое отделение, а не одна терапия. У дедовичан получилось, они были последовательны, не уставали от борьбы и диалога с властью (хотя надо признать, что пять-шесть лет назад власть таких диалогов боялась меньше).

И если инфекционное отделение нужно жителям Невельского района, борьбу стоит продолжать. Особенно на фоне тревожного заявления заместителя министра здравоохранения РФ Олега Гриднева, которое 13 октября процитировали «Известия». Гриднев назвал неоправданным строительство в России большого количества инфекционных больниц. «Ни одни инфекционные больницы, сколько бы их ни строили, не перекроют ту потребность, которая сложилась в последнее время. Но после того, как ситуация будет откатываться назад, эти все построенные инфекционные больницы могут оказаться пустыми», ― отметил он в ходе конференции «Пандемия 2020: вызовы, решения, последствия».

Конечно, больницы будут стараться заполнить и в «постковидное» время, которое обязательно наступит. И вот тогда вопрос о лечении больных с лёгкой и средней тяжестью течения инфекционных заболеваний будет решаться более драматично, чем сейчас. И есть серьёзный риск, что, руководствуясь всё теми же рамками жёсткого бюджета ФОМС, специалисты вынуждены будут принимать решение о госпитализации пациентов в ГБУЗ «Псковская областная больница» ― в Псков или в Великие Луки. Потому что у местных отделений нужной ФОМС вывески уже не будет.

«Ликвидация инфекционных отделений в районных больницах – такое же неразумное и опасное для жителей области решение, как и сама «оптимизация», а по сути, ликвидация большинства районных больниц 12 лет назад при передаче их с муниципального на региональный уровень. Пострадало главное – доступность медицинской помощи. Официальная медицинская статистика, анализ Счётной палаты России, многочисленные драматические свидетельства с мест показывают: доступность медицинской помощи для жителей большинства городов и районов Псковской области упала, а это ключевой показатель эффективности системы здравоохранения. Растут связанные с недоступностью медицинской помощи заболеваемость и смертность. Сколько можно наступать на одни и те же грабли?

Мотивы очередной «оптимизации» очевидны, хотя чиновники об этом молчат: средства Фонда медицинского страхования Псковской области критично ограниченны, региональные власти намерены направить их в полном объёме в новую инфекционную больницу. Именно для этого они «обнулили» государственное задание по госпитализации инфекционных больных для районных больниц. Никаких других мотивов у этого решения нет.

При этом все понимают: областная инфекционная больница будет мгновенно превращена в ковид-госпиталь. Где будут лечиться другие больные с инфекционными патологиями? Власти области не отвечают на этот вопрос, потому что ответа у них на него нет», ― считает депутат Псковского областного Собрания от «Яблока» Лев Шлосберг. «Партия и вся наша команда полностью поддерживают борьбу невельчан за сохранение инфекционного отделения в районной больнице», ― заявил парламентарий.

Лев Шлосберг и Артур Гайдук, врач Псковской станции скорой медицинской помощи, также депутат областного Собрания от «Яблока», направили запрос на имя первого заместителя губернатора Псковской области Веры Емельяновой с просьбой предоставить информацию о новой схеме лечения инфекционных больных в Псковской области и с требованием пересмотреть решение о ликвидации инфекционных отделений в районных больницах.

Елена ШИРЯЕВА