Павлина Грибалёва: «Главная проблема и беда города – «ничьи» территории, бесхозные участки»

Президент говорит: «Открывайте своё дело, давайте развивать самозанятость населения». А на деле получается, что, открыв дело, проще и выгоднее его закрыть.

235

Меня зовут Павлина Ивановна Грибалёва, я родилась 19 июня 1969 года. Назову город, и будет уже примерно понятно, чем занимались мои родители: Норильск. Мама была инженером Норильского горно-металлургического комбината, отец – мастером производственного участка там же. Воспитывали меня строго: спуску не давали, контролировали, следили за тем, чтобы я была образованным человеком. Это здорово меня дисциплинировало и научило никогда не болтаться без дела. Я училась хорошо – все предметы, что называется, шли. Если говорить о предпочтениях, то, наверное, назову литературу – читала всегда много и сохраняю эту привычку до сих пор. Кроме средней школы была ещё музыкальная – по классу аккордеона, был весь набор общественных дел – сбор макулатуры и металлолома, октябрятские и пионерские «звёздочки», помощь бабушкам и дедушкам. Ну и поскольку я жила на Севере, где почти круглый год зима, мы катались на коньках и лыжах.

Школу я окончила с тремя четвёрками в аттестате. Дальнейший путь определялся при непосредственном участии родителей, и было решено следовать семейной традиции. Так я поступила в Ленинградский инженерно-строительный институт. Под воздействием родителей семейное направление – инженерное. Там же я познакомилась со своим будущим мужем, и мы переехали в его родной город – Великие Луки.

Мои первые впечатления: провинциальный городок, очень зелёный, чистейший. Мне почему-то сильно врезалось в память, что каждое утро по городу проезжали уборочные машины. Были ещё розы, была река и мост прямо в центре города. Помню деревья, которые тогда только сажали на набережной — сейчас они уже большие.

Применения по своей специальности я не нашла и устроилась работать слесарем-сборщиком на Великолукский радиозавод. Затем были массовые сокращения, и в конце концов я устроилась работать… дворником.

Со временем город, к сожалению, менялся не в лучшую сторону. Я уже давно работаю в сфере ЖКХ, и у меня сформировался профессиональный взгляд на то, как содержится и убирается город. Главная проблема и беда города – «ничьи» территории, бесхозные участки. Даже если дворники работают как пчёлки, хорошо и качественно, эти неприбранные куски портят общее впечатление. Как может быть земля ничьей?

И это не единственная проблема жилищно-коммунальной сферы. Есть ещё газификация, которая подразумевает очень весомое финансовое участие потребителей. И людям просто не потянуть эти суммы. Масса вопросов по начислению жилищно-коммунальных платежей и тарифообразованию…

Я наблюдаю за разными сферами жизни и вижу много несовершенств. Взять хотя бы проблему трудоустройства. Количество рабочих мест сокращается, президент говорит: «Открывайте своё дело, давайте развивать самозанятость населения» — а на деле получается, что, открыв дело, проще и выгоднее его закрыть.

Про зарплаты тружеников социальной сферы – учителей, врачей – я молчу. Если бы я сама не видела расчётные листки с суммами, я бы не поверила, какие это копейки. Но я видела. И мне очень трудно молчать об этом: я принципиальный человек и если вижу какое-то несоответствие – не промолчу.

Россия — провинциальная страна, у нас мало мегаполисов. Поэтому так важно поднимать окраину, а не вкладывать все ресурсы в несколько крупнейших городов.