Путешествие по Новоржевскому уезду: люди, беды, надежды

Жители Новоржевского района устали от безразличия властей

197
Новоржев
Капитальный ремонт как кошмарный сон: так ремонтируют дома в Новоржевском районе

На официальном сайте Новоржевского района можно прочитать о том, что здесь «сохранился дом, в котором не раз останавливался и ночевал А.С. Пушкин», о памятнике Екатерине II и деревне Алтун, о краеведческом музее и церквях. Можно ознакомиться с биографией главы района, можно найти телефоны различных служб, ознакомиться с документами и почитать новости про то, какими грамотами кого наградили.

Нет только самого главного: как на самом деле живут жители района и города. Никто никогда не напишет на этом сайте, с какими проблемами сталкиваются обычные люди.

Ничего страшного. Мы сделаем это.

Мы покажем и расскажем, чем живет красивый – на самом деле красивый! – и уютный район, где природой созданы все условия для комфортной жизни. К сожалению, то, что удалось сотворить естественным силам, зачастую не выдерживает чиновничьего вмешательства.

Нашим проводником по городу и району стала Софья Пугачёва – народный депутат Новоржевского районного Собрания.

Новоржев: «О людях не думают вообще»

Начнем с административного центра. Уютный город Новоржев мог бы стать настоящей жемчужиной Псковской области, если бы не одно «но»: отсутствие хозяйской руки видно в мелочах и не только.

Например, местный тир, за который особенно переживает председатель совета «Детей войны» Олег Малышев. Он же на общественных началах является председателем местного ДОСААФ.

Олег Малышев, Новоржев
Олег Малышев

– Наша команда на соревнованиях регулярно занимает передовые места. Проблема у нас вот в чём: у нас есть тир – строительство началось в 1989 году, и к 1990 году уже практически всё построили, осталось крышу навести. Но 1990 год грянул – и крышу так и не сделали. До сих пор так жестью прикрыто, все течёт, – рассказывает Олег Сергеевич. – При этом тир востребован и работает. Там стреляют милиция, вневедомственная охрана, судебные приставы, даже почтальоны один раз стреляли. Ну и, естественно, школьники. Сейчас у нас детский лагерь при Доме пионеров, там дети занимаются физподготовкой и заодно приходят к нам пострелять.

Малышев уверяет, что неоднократно обращался к областной и районной администрации, те в ответ говорят, что «это не наше ведомство». Поэтому крышу перекладывают своими силами.

– Часть мы уже сделали – 9 метров из 28, ещё 20 метров надо делать, – продолжает Олег Сергеевич. – Раньше в ДОСААФ был инструктор, мы работали вдвоем. А теперь инструктор сокращён, я один остался, и то на общественных началах.

Кадровый голод и урна под заказ

Секретарь районного комитета КПРФ Зоя Тимофеева возглавляет организацию уже второй год. Она рассказывает нам о политической жизни города:

– Мне как члену ТИК совсем не нравится, как идёт кампания по выборам главы района. Во-первых, участковые комиссии всегда возглавляют председатели-единороссы. И даже работники – специалисты администраций. Ну, сами знаете, в деревни едет урна, они предварительно проходят, всех приглашают и говорят, за кого голосовать. Члены комиссии везут извещения в деревни и говорят заранее, что «вот будете голосовать за этого», – делится Зоя Николаевна.

Зоя Тимофеева

Подобные нарушения нигде не зафиксированы, но, как говорит Тимофеева, «люди рассказывают». Ситуация осложняется ещё и тем, что в районе катастрофически не хватает людей не только для обычной работы, но и для участия в выборах.

– Поэтому мы собрались, все четыре партии, и решили, что будем Софью Пугачёву поддерживать. Как человек она нравится, как депутат районного Собрания много чего делает. Мы читали её отчёты, – продолжает Зоя Николаевна. – Как пенсионер я особо не завишу от власти. Получаем пенсию, живём, огород свой, усадебный участок. А что волнует в самом городе? Ну, вот с памятником Ленину у нас проблемы: развалился постамент, но он (памятник) стоит на балансе города, а у них, как всегда, нет денег. Мы, коммунисты, собрали некоторую сумму, будем ремонтировать, заливать этот постамент. А стоит памятник Ленину в 30 метрах от администрации – и цветов там не сажают, всё там зеленым мхом заросло, не заасфальтировано. Вот кто это должен делать?

Тимофеева говорит, что митинги рядом с памятником, столь важным для коммунистов, запрещены, потому что находится он рядом с администрацией, в 30 метрах. На митинг можно собраться только в парке, куда многие жители просто не доходят. «Удивительно, что все ругают эту власть, что повышают пенсионный возраст, а на митинг не идут», – говорит она.

– Больница наша – филиал. Школы в районе объединили, теперь осталась одна. Там же и садик, и дошкольное отделение, и Дом творчества – и на всё это один директор. И как руководить таким объемом одному человеку? У нас очень обшарпанный, плохой Дом культуры, который несколько лет не ремонтировали. Получается, что и похвастаться особо нечем, – заключает Зоя Николаевна.

«Угасание провинции запрограммировано в бюджете»

В Новоржеве почти не осталось крупных (и малых) производств. Более-менее на плаву остаются бывший завод «Объектив» и ООО «Технопроект».

Последнее предприятие находится на улице Карла Маркса. Нас встречает главный инженер «Технопроекта» Николай Бархатов. В разговоре он упоминает, что проблемы района напрямую зависят от государственной политики в целом.

– Меня очень волнует медленное, но равномерное угасание провинции, – говорит Николай Александрович, – и сегодня это запрограммировано в налоговой и бюджетной политике, просто математически запрограммировано. Это и продолжается на протяжении последних тридцати лет: уменьшение количества жителей, отсутствие рабочих мест. Низкая зарплата во всём городе. И в конечном итоге это превращается в вынужденное переселение людей в города за свой счёт. Наш Новоржев каждый год теряет примерно по 200 человек. Когда-то 5 тысяч, потом все меньше и меньше. Сейчас, если я не ошибаюсь, около 3200, не говоря уже про остальной район.

Николай Бархатов

Когда я работал в «Энергосбыте», а это был приблизительно 2000 год, у нас было на тот момент примерно 15 СПК: это бывшие колхозы и совхозы. На сегодняшний день более-менее на плаву находятся два-три. СПК «Выбор» как-то ещё существует, остальные можно вообще списать со счетов. Из-за катастрофической нехватки рабочих мест появилась такая тенденция, что одни ездят на заработки, другие работают там, где им предложат. Есть ряд предприятий, где люди на полставки оформлены – это чтобы не платить минималку, или где-то они у частников работают вообще без оформления трудовой книжки. То есть они не обеспечат себя пенсией в будущем, не говоря про то, что они на эти деньги только выживают.

При этом почти все предприятия зарегистрированы уже не здесь, их налоги в районный бюджет уже не попадают. А попадают туда, где зарегистрировано юридическое лицо. «Псковэнерго» – это Псков, Сбербанк – где-то в Опочке, почта – в Бежаницах. Дорожники тоже не здесь. Завод «Объектив» (Кабельный завод) – затрудняюсь сказать, скорее всего, вообще уже Москва. Из-за всех этих укрупнений идет отток финансов, а без денег регион жить не может.

«Люди четвертого сорта»

Заведующая магазином райпо и по совместительству координатор партии ЛДПР Ирина Сорокина приглашает нас пройти в магазин. Людей здесь немного: с тех пор, как пришли крупные сетевики, произошел отток покупателей в «Магниты» и «Пятерочки».

Ирина Сорокина

– Проблем у нас очень много. Прежде всего, наши дороги – отвратительно ужасные. Зарплаты у людей неимоверно маленькие, уровень жизни очень низкий, – говорит Ирина. – Если проехать по деревням, вы увидите там и упавшие водонапорные башни, люди могут сидеть неделями без воды и без света. У нас, например, в деревне не было света дней, наверное, восемь. Это без предупреждения, просто выключили – и всё. Я в деревне живу, у нас водонапорная башня падает, и никому до этого дела нет. Вот и Софья Олеговна писала в прокуратуру по поводу нашей водонапорной башни, так они ответили, что у нас, оказывается, новая башня стоит!

По словам Ирины, все проблемы возникают не только из-за отсутствия финансов, а прежде всего из-за плохого отношения к людям. Общение с любым мало-мальски наделенным властью человеком превращается в унижение.

– Как-то у нас не было света, и я позвонила диспетчеру в ЕДДС. Я ему говорю: «Нет света, не дозвониться до дежурного в электросетях». Он говорит: «Мне тоже не дозвониться, наверное, куда-нибудь вышел». Я говорю: «Хорошо, мою заявку примите, пожалуйста». Он говорит: «Не буду». – «Почему, я хочу, чтобы приняли мою заявку. Объясните?» – «А вы – люди четвёртого сорта, подождёте». Прямо так и сказал. Вот к нам так ко всем относятся: люди четвёртого сорта. О людях не думают вообще. Поэтому я как активист против того, чтобы у нас в городе правила «Единая Россия». Деньги, которые идут сюда, разворовываются, они не доходят до нас. Вот ремонтируют сейчас дороги, но как они ремонтируются? Так что живём мы здесь пока за счёт того, что к нам приезжают дачники из Питера, из Москвы, из Мурманска – вот они свои деньги привносят в город. А так всё, бюджета нет, разворован.

«Сделайте городу стадион»

Ещё одной острой проблемой в Новоржеве является отсутствие инфраструктуры, особенно спортивной. Недавно было объявлено, что город получит 25 миллионов на строительство так называемого ФОКОТ – физкультурно-оздоровительного комплекса открытого типа. Сначала обрадовавшиеся этому факту жители довольно быстро поняли: стадион сюда не входит.

Первым это заметил житель Новоржева Александр Иванов. И забил тревогу:

– Самая большая проблема у нас знаете какая? Это люди, которые занимают руководящие посты, – рассказывает он. – Тот, кто садится в кресло главы, не выполняет то, что обещает с самого начала, а просто набивает себе карманы. За время руководства районом последними нашими главами в городе не было сделано ничего. Дорог нормальных нет, каждый выезд на машине – это риск для жизни. То же самое происходит и со спортом. Я, например, занимаюсь футболом и уже несколько лет вместе с другими жителями города жду, чтобы построили стадион. В этом году только приступили к работам, но каким? Снесли ворота, прошлись бульдозером – и всё. Трава там по колено, работы ведутся через раз, ну и, говорят, 400 кресел с псковского «Машиностроителя» привезли, и где-то они лежат и пылятся.

Александр Иванов

Место под стадион действительно напоминает перепаханное поле, залитое водой. Наш проводник Софья Пугачева показывает на кучки травы, которые скосили «строители». Убирать их никто, судя по всему, не собирается.

Сам Иванов за развитием событий следит постоянно. Неравнодушная позиция жителя иногда становится просто рискованной:

– На днях я отводил ребенка в детский садик. Иду обратно, вижу, что на футбольном поле стоит внедорожник. Я подошёл, спокойно спросил, чья машина, и попросил убрать ее с поля: это же нарушит поверхность, – говорит Александр. – В ответ на меня с кулаками пошли, два раза ударили. Вот такое отношение у нас к людям. И такие уголовники везде. И на нашего главу района уже дело завели.

Новоржевская волость, деревня Иваньково: «Развивать фермерство»

В Иваньково нас встречает самый молодой фермер района – 32-летний Иван Филиппов трудится на земле уже 12 лет. Дом он построил сам, во дворе бегают индюки и курицы, где-то на полях бродят коровы, есть отдельное помещение для производства молочной продукции.

– У нас с супругой сейчас уже 30 дойных коров плюс шлейф – 20 голов молодняка, всего 50, – говорит он. – Мы работаем с простым населением. Не делаем акцент на приезжих, понимаете, а делаем на местный народ, он более благодарный. Цены у нас для всех одинаковые, не заоблачные. Мы продаём творог 160 рублей, сыр – по 500 рублей, который не уступает вот этим сыроварам. Молоко, сметана, творог у нас доступны нашим жителям – и это самое главное.

Иван Филиппов с сыном

Главной проблемой в своей работе Иван считает всё то же отсутствие внимания со стороны власти. Особенно расстраивает система работы грантов для фермеров: по словам Филиппова, условия неподъемные:

– Если мы хотим получить средства на семейную животноводческую ферму, то государство ставит тут же нам палки в колёса: вы должны вложить за два года 6,6 млн рублей. Где обыкновенному фермеру взять такие деньги, ну где?! Что делать? Идти кредит брать? Но там проценты бешеные. Ты должен отработать, оформить рабочие места, в итоге вроде как есть помощь, но её нет, этой помощи, понимаете? А кому работать?! Некому! Никто не хочет работать, здесь тяжёлая работа на земле, – возмущается Иван.

И рассказывает, что таких молодых фермеров, как он, больше в районе нет. Остальные занимаются «экотуризмом, а это баловство какое-то». Поэтому Филиппову важны предстоящие выборы, на которых он планирует стоять горой за Софью Пугачёву:

– Я надеюсь, что Софья наведёт порядок, что она будет смотреть на это другими глазами, – говорит он, – и я вижу, что она действительно работает. Тут какой-то умник пытался мне сказать, мол, что она сделала, она же районные деньги на решение проблем направляет. Так а какие она должна туда направлять, свои, что ли?

– Если человека не любят, значит, он хорошо работает, значит, он идёт против шерсти, – продолжает Иван. – Я ни за какую партию, я просто надеюсь на Софью, потому что она молодой энергичный человек и привлечёт молодые кадры к работе. Самое страшное в нашем районе, что молодёжь уезжает и во власти работают одни пенсионеры.

Выборская волость, деревня Выбор: капитальный ремонт «под Чернобыль»

В деревне Выбор нас встречает Татьяна Иванова, ранее многократный депутат районного Собрания, а сегодня она работает электриком на подстанции. За 15 лет работы слугой народа хорошо узнала, как решаются проблемы с вышестоящими чиновниками:

– Вы знаете, я очень люблю свою волость, свой район и поэтому в курсе всех проблем. Перечислять их можно долго, но начнем с Дома культуры. Почему с него? Потому что именно на капитальный ремонт этого учреждения в 2013 году было выделено 1 млн 200 тысяч. Как вы думаете, что было сделано на эту сумму? Только окна и замена кровли. А еще поставили три унитаза на площади в три метра, все в один ряд, без перегородок даже. Хотя должны были и отопление переделать, и проводку всю поменять.

Татьяна Иванова

Вместо этого они зачем-то решили сделать крышу над гнилой пристройкой. Там уже ничего внутри нет, зато остались следы гудрона по всему ДК.

Когда я увидела, как проходит этот ремонт, то умоляла и главу района, и прокурора: остановите это безобразие, они же просто деньги пилят! На что в ответ я услышала, что это не мое дело и мне надо дать рабочим закончить свое дело.

Я, конечно, не могла пройти мимо такого вопиющего разгильдяйства. Боролась с 2014 года, писала запросы в прокуратуру, та постоянно возобновляла уголовное дело, были репортажи на псковском телевидении. В результате так это всё застряло, зависло – и в результате прокуратура, да и вообще никто нам ничем не смог помочь.

Идем дальше. Татьяна предлагает нам посмотреть на качество капитального ремонта, который проводился в деревне.

– Посмотрите, там на балконах растут деревья, внутри расшатанные деревянные лестницы, а крыша заделана кусками ДСП! – возмущается Татьяна, и мы её возмущение разделяем.

Со стороны это действительно похоже на декорации к фильму про ядерную катастрофу. Облупленные фасады, кривая крыша, расшатанные деревянные лестницы внутри подъезда – не может быть, чтобы люди всерьёз называли это ремонтом. Оказывается, могут, и ещё как.

– С многоэтажками этими дело дошло даже до Москвы, где был суд с подрядчиком. На суде было принято решение все недоделки исправить. Ну, вы сами видите, как «исправили»: никак, – показывает Татьяна.

Второй больной вопрос в районе – это утилизация мусора. О нем мы беседуем, гуляя по карьеру, который оформлен как место сбора отходов. Выглядит жутко: весь мусор не помещается на заранее выделенной территории, и, как рассказывает Татьяна, рядом находится река, куда очень скоро этот поток мусора доберется.

– Мы только и слышим, что должны приезжать машины и весь мусор вывозить, но на деле никто этих машин в глаза не видел. Зато деньги на это исправно собирают, – сокрушается она. – А ведь у нас в деревне живет 600 человек. В следующем году деревне исполнится 580 лет. Выбор – это красивая и исторически важная местность, за которой, к сожалению, никто не смотрит.

Выборская волость, деревня Заречье: «Надо подвинуть уже «Единую Россию»!»

Депутат районного Собрания Александр Тимофеев встречает нас в Заречье. Здесь проблемы, типичные для остальных: чаще всего к Тимофееву жители обращаются по поводу дорог, особенно когда разливается река.

– Вместе с Софьей Олеговной занимаемся дорогой Заречье – Старый Двор: в свое время там провели мелиорацию, а дорогу не сделали. Есть трудности с дорогой из деревни Клескалово: там находится старинное кладбище, куда приезжает много людей, а выехать потом не могут – буксуют и вязнут в колее, – перечисляет Александр Николаевич. – Не очень хорошие дороги в соседней деревне Акулово. Труба у нас в Карузах положена высоковато, заливает огород местных жителей. Пропало из-за этого десять яблонь и один дуб приказал долго жить. По этому вопросу тоже работаем.

Александр Тимофеев

Очень много обращений по поводу того, что ослабевает мобильная связь. Раньше в нашем доме можно было поймать МТС, а сейчас ловится только около старого магазин. Слабеет сигнал и «Мегафона» – настолько, что невозможно дозвониться.

По поводу связи я обращался к областным депутатам, каждый раз хожу на приём, но пока дело не продвигается. В Вёске построили вышку «Мегафона», но, по слухам, её запустили только на 25%.

Что касается самого района, тут Тимофеев солидарен с остальными жителями: отсутствие финансов и рабочих мест приводит к тому, что «весь народ, особенно молодёжь, ездит на работы вахтовым методом в крупные города». Сам Александр Николаевич тоже практиковал такое, будучи уже шесть лет на пенсии.

Наконец, главной претензией к существующей власти депутат из Заречья называет пассивность нынешних народных избранников.

– Бывает, сидишь на сессии, нет ни от кого никаких инициатив, всё идёт по заранее намеченному плану. Вы же сами понимаете, как работает «Единая Россия»: это одна говорильня и пустые обещания. Чтобы изменить это, нам надо эту правящую партию сменить. Упираться следует и нашему районному Собранию, не сидеть молчком, а проявлять инициативу, покрепче работать. И надо, надо выигрывать выборы, надо «Единую Россию» толкать в сторону. Ей уже нет никакого доверия, уже сами единороссы идут самовыдвиженцами, потому что видят, что не то, ну не то у нас творится.

Вехнянская волость, деревня Орша: «Новый трансформатор вам никто не поставит»

В Орше нас встречает ещё один депутат – Надежда Чистоборская живет здесь уже 19 лет.

Надежда Чистоборская

– Я являюсь депутатом сельского поселения Вехнянская волость, и проблемы у нас, если говорить о глобальных, как обычно, две – это дураки и дороги, – говорит Надежда. – Если брать конкретно нашу деревню, то у нас практичеcки не бывает света. А всё потому, что у нас стоит очень старый трансформатор, который в своё время привезли из Бежаниц. Держится там всё на соплях, а новый, по словам электриков, которые приезжают к нам по вызову, нам уже никто не поставит. Хотя необходимость в этом есть, более того, нам нужна отдельная линия, которая пройдет через нашу деревню в другие. Потому что малейшее дуновение ветра, сильный дождь, гроза – и мы остаемся без электричества. Длится это уже не один год, в ответ на наши просьбы слышим только одно: район у нас нерентабельный, деньги вкладывать никто не будет.

* * *

Таким мы увидели Новоржевский район – край людей, переживающих за свой дом и свою судьбу, желающих жить и работать на родине, и край безразличных властей – тоже людей, но словно чужих, посторонних.

Судьба Новоржевского района зависит от всех живущих в нём людей. Сообща трудом и терпением можно привести родной край в порядок. Софья Пугачева уверена: люди есть, земля есть, воля есть – всё получится.

По Новоржевскому району ездили и с людьми разговаривали
Софья Пугачёва, Мария Левина и Александр Сидоренко (фото).