Нехорошая деревня

или Кто обитает в Себежском национальном парке?

984

Себежскому национальному парку 24 года. Всё это время руководство парка с переменным успехом пытается выстраивать с местными жителями дипломатические отношения, лавируя между должностными обязанностями, жизненными реалиями, здравым смыслом и собственными интересами. Не так давно в этих отношениях появилась ещё одна острая деталь. Речь о незаконном строительстве турбазы у деревни Ладеево.

Иллюстрация к басне

20 апреля национальный парк «Себежский» возглавила новый директор Надежда Подоплёкина, до того в течение месяца занимавшая пост заместителя по общим вопросам. Для предыдущего руководителя Сергея Волкова назначение стало неожиданностью – в тот день он находился на больничном и внезапно узнал, что контракт с ним расторгнут. Сработала классическая схема «без меня меня женили». Точнее, в этом случае – развели.

Теперь уже экс­-заместитель директора Себежского национального парка по лесохозяйственной деятельности Михаил Кубрышко, 14 лет занимавший свой пост, рассказал, что трудовую деятельность Надежда Подоплёкина начала со звонка в полицию и заявления на предшественника: тот, якобы, сдал инвентаризационной комиссии не все казённые вещи.

«Сергей Михайлович [Волков] был в замешательстве и расстроенных чувствах, да и сразу со всем не разберёшься: где-­то флэшка лежит, где-­то фотоаппарат, где­-то форменное обмундирование – за 10 лет работы много всего накопилось», – поясняет Михаил Кубрышко. «После прихода Подоплёкиной из администрации парка уволились сразу три зама – я, заместитель по научной деятельности и заместитель по экологическому просвещению и туризму, а с ним почти весь его отдел. В общем, народ понемногу разбежался. Отношения с новым директором не сложились», – добавляет он.

Что касается взаимоотношений парка и местных жителей, то, как в той басне, воз и ныне там. Проблемы, озвученные в Себеже на февральском совещании с участием федеральных чиновников, актуальны и в сентябре.

В черте населённых пунктов нацпарка на частной земле строить жилые дома разрешено. Однако процедура оформления начала и окончания строительства находится в компетенции Минприроды России, которое должно дать ответ в течение семи дней. «Но сроки не соблюдаются. Были случаи, когда ожидание затягивалось на год. Ответ удалось получить только после обращения в суд с иском к Минприроды», – приводит пример Кубрышко.

Сложности возникают и с арендой земельных участков. Аренда на территории нацпарка возможна только в рекреационной зоне и зоне охраны объектов культурного наследия (это озера и леса, переданные в постоянное пользование «Себежского») и только в рекреационных целях. При этом населённые пункты парка относятся к зоне хозяйственного назначения.

К примеру, житель Себежа (город тоже расположен в границах национального парка) зарегистрировал дом в собственность, документы на руках, но действующий договор аренды заканчивается, его не продлевают, в результате недвижимость повисает в воздухе. Земельные участки не оформляют даже под существующими домами.

К тому же землю в границах национального парка нельзя приватизировать. Это в том числе ударяет по семьям с детьми, которые фактически лишены возможности улучшать жилищные условия через реализацию материнского капитала.

В июле проект закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях», подготовленный Совфедом обсуждался и нашёл поддержку депутатов Псковского областного Собрания.

Изменения, о которых идёт речь, должны облегчить жизнь себежан. Разработчики документа, в частности, предлагают разрешить передавать земли в зонах хозяйственного назначения национальных парков, в областную или муниципальную собственность, а затем предоставлять эти участки в собственность гражданам.

Этот подход отличается от предложенного Госдумой. В нижней палате парламента говорят о возможности выделять в составе особо охраняемых природных территорий (ООПТ) отдельные участки частичного хозяйственного использования для обеспечения жизнедеятельности проживающих там граждан.

Итого: поиск оптимального алгоритма продолжается.

Братья Безобразовы

Национальный парк занимает 1/6 часть Себежского района, в его границах находится более 60 населённых пунктов. Раньше местные жители имели право без специального разрешения пойти в ближайший лес и собрать там корзинку грибов.

Однако, утверждает Михаил Кубрышко, новый директор Подоплёкина решила поддаться бюрократическо-­запретительному тренду: местным жителям вменили в обязанность получать у администрации парка разрешение на поход в лес за ягодами. «Это неправильно хотя бы потому, что противоречит действующему федеральному законодательству и положению о парке. Для чего тогда он создавался? Чтобы держать и не пущать?», – удивляется Михаил Кубрышко.

И если местным жителям на территории национального парка без бумаги даже с котомкой для ягод запретили появляться, то латифундистам из Москвы позволены куда большие вольности. У деревни Ладеево на землях сельхозназначения, которыми, по словам Михаила Кубрышко, владеет москвич Владимир Безобразов – родной брат бывшего директора нацпарка Дмитрия Безобразова, идёт активное строительство коттеджей. Девять уже стоят под крышей.

В перспективе землевладельцы намерены возвести в Ладеево базу отдыха на 40 домов, с агрокомплексом, станцией для моторных лодок, металлическим забором и прочими радостями столичных туристов.

«Но строить что-­то на сельскохозяйственных землях закон запрещает, да и местные жители недовольны будущим соседством, – рассказывает Кубрышко. – Ещё в мае Владимир Безобразов, который фактически руководит строительством, прислал письмо в Минприроды с просьбой изменить вид разрешённого использования земельного участка. Минприроды, в свою очередь, отправило это письмо в администрацию парка с тем, чтобы мы высказали свою позицию. Я тогда ещё работал и подготовил отрицательный ответ, отправил Подоплёкиной, что в итоге она ответила министерству – мне неизвестно».

В июле выяснилось, что вопросы социально­-экономической деятельности по строительству объектов на двух земельных участках в Ладеево с ведомством не согласовывались. Это противоречит пункту 4 статьи 15 Федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях». За подобное нарушение предусмотрена административная ответственность по статье 8.39 КоАП РФ, и ладеевские землевладельцы за нарушение ответили. Заплатили 3 (три) тысячи рублей.

«Природоохранная прокуратура Псковской области, насколько мне известно, предприняла меры административного воздействия. Застройщик как частное лицо заплатил штраф, – подтверждает руководитель программы по особо охраняемым природным территориям Гринписа России Михаил Крейндлин. – Естественно, это ерунда, но, к сожалению, у нас такие штрафы. Причём прокуратура должна была не только предпринять меры по привлечению виновных к ответственности, но и к тому, чтобы остановить незаконную деятельность».

Однако стройка в Ладеево всё­-таки продолжается. «Работа идёт каждый день и довольно быстрыми темпами», – свидетельствует жительница деревни Ирина Дубинская.

В новой администрации национального парка утверждают обратное, заявляя, что строительство заморожено по требованию прокуратуры, «все вопросы туда». Всё как с тем сусликом, который то есть, то нет.

«Мы обращались в природоохранную прокуратуру Псковской области, в Минприроды, в Гринпис, к губернатору, к местным властям – кому только не писали, – рассказывает Ирина Дубинская. – В каждом своём письме указывали на то, что Подоплёкина не только не реагирует на нас, но и странным образом стоит на стороне застройщика. Возможно, она считает необходимым развивать таким образом рекреационную территорию, но почему на землях сельхозназначения и без одобрения Минприроды?».

Строители торопятся, уже построены девять зданий, ещё два сруба на сваях в 20 метрах от озера будут готовы в ближайшее время. «Каждый такой коттедж рассчитан на пять человек, – ссылается Ирина Дубинская на разговор с Безобразовым. – Умножаем пять на сорок – получается просто какой­-то посёлок. Размах впечатляет, средства вкладываются немалые. Строится новая дорога, под это наглым образом вырублено огромное количество деревьев, но ни администрация национального парка, ни администрация района не видят в происходящем никаких нарушений. Или не хотят видеть. Между тем урон парку нанесён колоссальный».

Проектная деятельность

Уволившийся с приходом Надежды Подоплёкиной заместитель директора Себежского национального парка по экопросвещению и туризму Андрей Голубев уверен, что архангельская гостья [Надежда Подоплёкина переехала в Себеж из Архангельска, покинув пост руководителя местного краеведческого музея – Ред.] пришла на должность «специально под проект по строительству туристической базы».

«Кстати, сейчас моё место зама по экопросвещению и туризму занимает Екатерина Белорукова – дочь бывшего директора нацпарка, который и является заказчиком стройки. Она будет руководить всеми турпотоками», – поясняет Андрей Голубев.

По его словам, новое руководство много говорит о развитии экотуризма на территории парка, однако вкладывает в это понятие не прогулку с гидом, а немного более активный отдых.

«Видимо, для нынешнего руководства экотуризм – это пиво, мясо, мангал и громкая музыка. Турбаза в Ладеево обернётся шумом-­гамом и бесконечным потоком автомобилей. Вот тебе и особо охраняемая территория. Ну, и пока строят, они там природе навредят так, что мама не горюй. По бумагам Безобразовы под это дело отхапали у особо охраняемой природной территории 36 гектаров. Не соток – гектаров! А Надежда Подоплёкина – просто часть этого проекта, подруга Безобразовых», – уверен Андрей Голубев.

Судя по всему, Надежде Подоплёкиной предстоит разобраться не только с негативным имиджем национального парка, который себежане, по общему мнению бывшего руководства, из­-за массы ограничений «воспринимают как нечто враждебное», но и со своим собственным. Вопросы к новому директору есть и у местных жителей, и у прежних коллег.

Возможно, появятся они и у других, действующих от имени государства, строгих лиц.

Анастасия ОРЕХОВА