«На обочине остались хвостики, ушки, пятачки…»

Инвестор хочет считать, что больная тема с утилизацией отходов свинокомплекса закрыта, но это далеко не так

887

Если бы свинина могла расти, как на дрожжах, то о Великолукском свинокомплексе и его масштабах стоило бы говорить именно так. В нашем районе, как и у соседей, продолжает расти поголовье свиней. Темпы нарастают, как инвестор и обещал изначально.

Свинокомплексу проще заплатить штраф

Великолукский агрохолдинг никогда не скрывал своих аппетитов. Ведь для него увеличение продукции – это прибыль, для областных властей – налоговые отчисления, а для местных жителей – рабочие места с одной стороны и постоянная борьба за экологическую безопасность своей земли – с другой. Люди согласны и хотят работать, но на нормальном производстве, которое не наносит урон окружающей среде.

В середине августа в Великолукском районе губернатор Михаил Ведерников вместе с создателем свинокомплекса Владимиром Подвальным заложил камень в основание будущего завода по убою и переработке мясосырья. Великолукский агрохолдинг увеличил объемы выпускаемой продукции, поэтому ему потребовались новые мощности для налаживания производства. Объем инвестиций – 22 миллиарда рублей. Завод планируют запустить в 2023 году.

Да, это не строительство новых объектов свинокомплекса. Но, во-­первых, вопросы у людей в связи с налаживанием производства те же, что и раньше: утилизация отходов, строительство очистных сооружений в связи с возможным загрязнением Ловати, потенциальный запах от производства, соблюдение санитарно-­защитных зон… Во­-вторых, строить свинокомплексы в отдельных районах уже попросту негде.

«У нас на территории района 23 площадки свинокомплекса, – рассказывает депутат Невельского районного Собрания Андрей Вихман. – Мы постоянно пытались выяснить, сколько надо выделить пахотных земель на утилизацию навоза при поголовье свиней более миллиона. Оказалось, что по нормативам под площадку для утилизации навоза надо около пяти тысяч гектаров пахотной земли. А на нашей территории всего лишь где­­-то около 70 тысяч гектаров сельхозугодий, и это не пахотная земля, это более широкое понятие. Получается, что нам нужно по нормативам более сотни тысяч гектаров пахотных земель. А их у нас просто нет. Математические выводы вы можете сделать сами».

Андрей Вихман отмечает, что в Усвятском районе ситуация еще хуже из-­за заболоченной местности. Добавьте сюда рельеф, который при сливе навоза должен выравниваться инвестором, и станет понятно, что необходимых условий для утилизации отходов в южных районах области сегодня нет. В случае некачественной утилизации всё уходит в водоемы, а не становится удобрением для растений. Свиной навоз в воде – это яд. А иметь возле каждой площадки 5 тысяч гектаров выравненной пахотной земли – это действительно утопия.

По сравнению с предыдущими годами единственный плюс сегодня в том, что раньше отходы просто сливали на поля, а сейчас стали запахивать. Да и то не всегда. Постоянно остается соблазн вывезти и слить отходы тайком, что порой и происходит.

Дальше местные жители пишут жалобы в надзорные ведомства, но те реагируют, как правило, не оперативно, а дней через десять, когда результатов слива уже не видно. Контроль вроде есть, но на деле он сугубо формальный. И даже если удается выявить нарушения, агрохолдингу проще заплатить штраф, чем подходить комплексно к решению проблемы.

По принципу вытоптанной земли Великолукский свиноводческий комплекс еще несколько лет назад начал искать новые площадки для производства, не решив проблемы со старыми. Очевидно, что если растёт объем производства свинины, запускается новый завод по переработке мяса, то и отходов становится больше. А методы их утилизации, как и прежде, вызывают массу нареканий со стороны местных жителей – это старые переполненные лагуны.

«В итоге им сейчас не хватает имеющихся лагун. Если раньше возле каждой площадки их было штуки по две, то теперь строят дополнительные больших размеров. Но это же просто яма, укрытая пленкой», – отмечает Вихман.

Инвестору сегодня удобно считать, что больная тема с утилизацией отходов животноводческих комплексов закрыта, но это далеко не так. Жители юга области, переживающие за свой край, настаивают на отказе от лагун (от пленочных уж точно).

Люди хотят, чтобы был тщательный контроль за сепарацией навоза, разделением его на жидкие и твердые фракции, с последующей подготовкой пахотных земель, чтобы засеивать их зерновыми культурами. Но работники свинокомплекса в лучшем случае просто перепашут землю под общественным давлением.

«Просто научитесь утилизировать отходы»

К сожалению, это не та форма диалога, которая должна быть между жителями региона и Великолукским агрохолдингом. Но другой – более действенной – пока нет. Хотя в 2019 году при администрации Псковской области появилась рабочая группа по проработке проблемных вопросов, связанных с негативным влиянием хозяйственной деятельности свиноводческих комплексов, расположенных на территории Псковской области. 

Но что важно: заседаний прошло немало, а конкретных положений в дорожную карту, для чего группа и создавалась, пока нет. И процесс точно не будет стремительным. Это в идеальном мире государство выступает арбитром между бизнесом и людьми, в реальной жизни интересы инвестора нынешняя власть защищает намного охотнее. Сам Андрей Вихман называет эту комиссию профанацией.

Люди же тем временем пытаются объяснить, что их возмущает не сам факт слива отходов на поля, а количество фекалий, которое в разы превышает допустимые нормативы. От пленочных лагун уже давно пора отказаться. Есть множество других способов утилизации свиных отходов. Например, бактериальное обезвреживание или сжигание навоза. Полученную от этого энергию можно использовать в производстве.Но такие способы утилизации требуют дополнительных инвестиций. Да, заплатить штраф в надзорном ведомстве куда проще. И дешевле.

Поэтому вопрос раз за разом возвращается к свиным лагунам. И это замкнутый круг, который не разорвать уже на протяжении 8-­9 лет.

«Никто не против свинокомплекса, чтобы были рабочие места, нормальные зарплаты, но соблюдайте законы, не нарушайте экологию, – продолжает Андрей Вихман. – Никто не говорит о закрытии площадок, но просто научитесь утилизировать отходы. Почему я должен здесь жить и терпеть загрязнение водоемов, почв, дышать этой гадостью? Мой сын работал на площадке, которой всего год. Он говорит: «Сделано отлично. И для людей, и для поросят. Но эксплуатируется она просто отвратительно».

Именно об этом и речь, это главное: Великолукский агрохолдинг и его хозяин Владимир Подвальный в охоте за прибылью, в погоне за желанием покрыть кредиты, не хотят слышать простых людей. Отношение инвестора к людям, к земле, на которой он строит свое производство, лучше всего иллюстрирует силу этого бизнеса. Дать людям возможность зарабатывать – только полдела. Проявить к ним уважение, а не высокомерие и хамство – признак действительно сильного предприятия.

Но вместо этого жителям Невельского района приходится снова смотреть, как затемно трактор вывозит бочку со странной жидкостью на соседнее поле. Или видеть совсем иного рода картины. Например, жители деревни Трехалёво рассказывают, как пару недель назад из проезжавшего мимо грузовика выпадали трупы поросят.

«Дорогу быстро перекрыли, пригнали технику. Но все равно на обочине остались хвостики, ушки, пятачки… Мы обратились в областное МЧС, на следующий день приехал участковый, составил какой-­то протокол. Поскольку были обнаружены останки животных, то вызвали ветврача. До сих пор ждем результатов исследований. Что за ситуация, из-­за чего мор? Ответа у нас пока нет», – рассказывают местные жители.

Тревога за экологию Невельского края никуда не ушла. Она стала ежедневной, как глухая боль, от которой невозможно избавиться, если не взяться за лечение всерьёз.

Владимир КАПУСТИНСКИЙ