Лев Шлосберг: «Я говорю правду»

Лев Шлосберг – председатель Псковского регионального отделения партии «ЯБЛОКО», лауреат высшей профессиональной награды Союза журналистов России «Золотое перо России».

929
лев шлосберг псков яблоко
Лев Маркович Шлосберг, кандидат в депутаты Псковского областного Собрания депутатов шестого созыва по единому избирательному округу (общерегиональная часть списка).

Всё началось с передачи «Пионерская зорька» в 1970 году, в 1-м классе. В школу, как и всех, меня будила по радио в 7:40 утра «Пионерская зорька». И вот однажды дети рассказывают, что они издают стенгазету! Я прихожу к друзьям в школу и говорю: «Люди, мы должны издавать стенгазету».

Газета называлась «Октябрёнок». Писали от руки, тушью, выводили заголовки перьевыми ручками. Затем была газета «Пионер». А потом – школьная стенгазета 8-й школы, это было уже более серьёзно.

Понятно, что те газеты были совсем смешные, детские. Но, насколько я помню, в них не было пропаганды. Мы рассказывали о жизни школы, её учеников. Я пытался собрать людей, которые рассказывают о том, что происходит вокруг, и мне это было очень интересно.

К концу школы увлечение завершилось тем, что я всерьёз в 1980 году делал выбор между журфаком Ленинградского университета и псковским истфаком. Но я понял, что научиться писать я всегда смогу сам, а изучить историю самому намного сложнее. И пересилила история Пскова.

Я сделал выбор в пользу псковского истфака. Но, придя туда, я увидел, что на истфаке практически нет своей газеты! И тогда появилась стенгазета «Историк» с размером стенда 3 метра, то есть четыре листа ватмана. Собралась редколлегия – сначала одна, потом другая, один год членом редколлегии был Валерий Николаевич Гарбузов (сейчас он доктор исторических наук, выдающийся учёный).

И что интересно: понимание истории стало влиять на содержание газеты. Осенью 1981 года мы взяли тексты книги Джона Рида «10 дней, которые потрясли мир» и отрывки из стихотворения Владимира Луговского «Середина века»» («Ночь страшной силы. Сотворение мира…») и на годовщину революции сделали газету «Ночь страшной силы» – в стилистике этих произведений, исключительно цитатами, ни одного слова от редакции – как набор документальных свидетельств. Получилась картина страшного перелома. И 4 ноября мы эту газету повесили на стенд. Она провисела 48 часов. 6 ноября её сняли.

После этой газеты за мной стал посматривать КГБ. Потому что был написан донос о том, что я «неблагонадёжный». Печально, но донос писали студенты, стукачество было развито.

На следующий год – это был уже третий курс – мы поступили совсем серьёзно. Мы взяли рисунки из «Окон РОСТА» Маяковского: скрепили листы ватмана неровно, с крупными кнопками по углам, как будто листы прикреплены на стену, и заполнили их сатирой Маяковского на советский строй – официально из полного собрания сочинений. При этом газета открывалась его пророческим юношеским стихотворением «Всё чаще задумываюсь: не поставить ли точку пули в своем конце…», а завершалось репликой из незавершенного вступления к поэме «Хорошо»: «Пускай нам общим памятником будет построенный в боях социализм». Мы ведь уже понимали, какой в итоге вышел этот памятник. И повесили эти «окна». 1982 год. К тому времени я уже понимал, что классическая советская литература имеет свои преимущества. Маяковского было невозможно снять со стены. И газета устояла. По-моему, месяц декан истфака со мной не здоровался.

Четыре года подряд газета «Историк» была лучшей факультетской стенгазетой института.

Потом была служба в армии, в ракетных войсках сухопутных войск (где у нас, конечно, снова была своя стенгазета), а отслужив полтора года, я вернулся работать в Себеж, в спецучилище. И там мы тоже выпускали для учащихся и вместе с ними стенгазету «Баррикада». В то время в Себеже официально выходила газета «Призыв», где мы вместе с двумя друзьями делали молодёжную вкладку под названием «Барометр». Мои воспоминания об участии в работе XXI съезда ВЛКСМ (я был избран одним из четырех делегатов от Псковской области, съезд проходил в апреле 1990 года) «Призыв» печатал частями, и люди их покупали с продолжением.

После этого с начала 1990-х были уже «Новости Пскова», когда я пришёл к редактору Владлену Михайловичу Смирнову и сказал, что хотел бы в меру своих сил помогать газете. Там вышли в свет десятки моих статей.

А из «Новостей Пскова» в 2000 году уже выросла «Псковская губерния» – на сегодняшний день единственное СМИ в Псковской области, которое не скрывает правду от своих читателей, какой бы горькой она ни была.

Правда – это порой нелегкий груз, и я в полной мере прочувствовал это в августе 2014 года, когда после публикаций «Губернии» о событиях на востоке Украины и наших погибших там военных на меня было совершено нападение. Но даже после произошедшего я понимаю и уверен: по-другому нельзя.

Там, где нет правды, – нет жизни. Всё начинается с правды. Любое понимание – где ты, что ты, что происходит со страной – начинается с правды. С чего начиналось любое успешное государство – со свободы слова. Пока нет свободы слова, ничего невозможно изменить, а перемены необходимы, когда ты видишь, что впереди тупик и беспросветная тьма. Тогда нужно менять направление движения страны и свой личный путь, а для этого сначала надо признаться себе в том, что зашёл не туда. Тогда можно выбраться.

Получается, мы опять возвращаемся к древней истине: вначале было слово.