Лев Шлосберг: «Государство забыло своё предназначение»

Закрываются больницы и школы, прекратили ходить пригородные поезда, после укрупнения волостей власти отодвинулись от людей максимально. Почему это происходит?

420
Лев Шлосберг

Российские чиновники много говорят о бедах села, но мало делают, чтобы с ними справиться. Напротив, создается такое впечатление, что государство задумало всех переселить в города. Закрываются больницы и школы, прекратили ходить пригородные поезда, после укрупнения волостей власти отодвинулись от людей максимально. Почему это происходит? Лидер регионального отделения партии «ЯБЛОКО» Лев Шлосберг считает, что правящий класс просто забыл, в чём смысл работы государства.

«Отягощение для бюджета»

Лев Маркович, порою кажется, что сёла и малые города властям не нужны. Почему государство не пытается улучшить жизнь для жителей провинции?

Российское государство стало предпринимателем. Государство забыло, что главная его цель – это обеспечение благосостояния людей, где бы они ни жили. Федеральная власть увидела, что есть территории, которые «высыхают»: число жителей уменьшается, экономика не обеспечивает бюджеты. И власть решила, что эти земли – малые города, села, деревни – это отягощение для бюджета. Государство забыло свое предназначение – создавать условия жизни для людей.

Даже в «дикие 90-е» не происходило такого масштабного сокращения социальной сферы, как сегодня

Да, государство было нищее, но деньги на обеспечение социальной жизни старалось выискивать любой ценой. Бывали задержки по зарплате по девять месяцев, но не сокращались в таком объёме школы, больницы, ФАПы, клубы, библиотеки. Всё изменилось в начале нулевых годов, когда к власти пришел Путин. Вместе с ним пришли люди, которые доказали президенту, что государство тратит лишние деньги там, где можно их не тратить.

Что значит «лишние»?

По мнению правительства Фрадкова, у государства было много неэффективных расходов, которые не дают результата. Грубо говоря, если в школе 50 детей, то финансировать эту школу из бюджета – неэффективно. Если в школе 500 детей – ещё терпимо. Тогда Минфин и Министерство экономического развития предложили привязать бюджетные деньги к человеку. Была придумана иезуитская система принудительного перевода всей социальной сферы на нормативно-подушевое финансирование.

И большие сельские школы, в которых оставалось по 50-100 учеников, стало просто не на что содержать?

Именно. Но дело в том, что в любом случае не должно было идти речи о ликвидации школы или детского сада там, где они нужны людям. Речь могла идти только о рациональном использовании здания – допустим, если позволяют СанПиНы, размещать вместе детский сад и школу, школу и библиотеку. В некоторых регионах так и сделали.

Но главная проблема заключается в том, что малые города и села были признаны неперспективными для развития. Эта мысль сама по себе дикая: по сути, власти напрямую заявили народу, что жить там, где люди живут, бессмысленно.

Я понимаю, что может быть бесперспективной жизнь гденибудь за полярным кругом. Но почему неперспективной оказалась вся Псковская область?

Тут, на мой взгляд, совпали несколько вещей. Прежде всего, Псковская область была не готова к экономическим испытаниям, и ее собственная экономическая база в 1990-е годы рухнула. Как в промышленности, так и в аграрном секторе. В тот момент государство просто по инерции пыталось всё спасать: разрушалась экономика, но ещё не разрушалась в плановом порядке социальная сфера.

В начале 2000-х годов выросли цены на нефть, и государство почувствовало вкус денег: вместо того, чтобы вкладывать деньги в экономику, их стали беречь и копить. Для своих.

У власти был принципиальный выбор: развивать слабые территории или гасить? Решили гасить. Вот что случилось с российской властью в XXI веке – власть стала считать деньги на предмет «не отдать бы народу лишнее».

Вы хотите сказать, что депопуляция сельских территорийэто искусственная история?

Эта ситуация – следствие экономического упадка 1990-х годов и отсутствия переходного периода от советской экономики к рыночной. Но затем, в силу слабости и бездарности экономического управления в России 1990-х годов, в нулевые годы разрушение социальной инфраструктуры подтолкнуло уже само российское правительство, введя нормативно-подушевое финансирование всей социальной сферы и страховую медицину.

А был другой путь?

Да. Другой путь был и остаётся. Государство должно определить и поддерживать свой социально-экономический каркас. Есть места, где живут люди – работоспособного, в том числе, возраста. Там нужно развивать экономику.

Есть культурные центры, средоточие нематериальных ценностей. Из любой псковской дворянской усадьбы можно сделать экономически эффективное место. Плюс у нас есть чистые природные ресурсы. До прихода в Псковскую область свиноводческого производства Великолукского мясокомбината у нас была экологически чистая территория. Притом настолько чистая, что мы лидировали по Северо-Западу.

«Государство абсолютно равнодушно к малому собственнику»

Когдато на селе главным богатством была земля, люди боролись за землю. Почему сейчас не такземля пустует, никому не нужна?

Самое страшное, что произошло в советское время – это уничтожение сельского собственника. Был нанесён очень мощный удар по самому классу крестьянства. Сначала это была насильственная коллективизация, потом репрессии, которые ударили по зажиточному крестьянину. Затем это были войны, которые выкосили народ.

Я очень хорошо помню, как в 1980-е годы во время позднего Советского Союза мы студентами приезжали в колхозы и работали там полтора-два месяца. Мы видели, что в деревне заканчивается народ, способный работать. Система была экономически невыгодная – она не была нацелена на качественный труд и качественный продукт. Даже те, кто хотел работать, не видели для себя перспектив – все забирали колхозы и совхозы. Советская экономическая система не давала возможности человеку, живущему на земле, эффективно зарабатывать с помощью своего труда.

А сегодня есть такая возможность?

Лучшее, что произошло в 1990-е годы – формально такая возможность появилась. Гражданин может работать на земле – вести личное хозяйство, стать фермером, организовать общество с ограниченной ответственностью. Но государство абсолютно равнодушно к малому собственнику. Оно не хочет с ним возиться, не хочет ему помогать. В понимании государства – это мелочёвка, и, кроме того, – на этом же не украдешь. Малый бизнес оказался лишним в сегодняшней экономической системе.

Когда колхозы и совхозы поделили на паи, сама передача пая человеку ничего не решала. Нужно было сделать так, чтобы человек с помощью этого пая мог начать своё дело. Для этого нужен был доступ к деньгам, техническим средствам производства, удобрениям и мелиорации земель и доступ к рынкам – чтобы продать свою продукцию. Для нормального собственника этого достаточно.

«Условия сельской жизни определяются качеством местного самоуправления»

Лев Маркович, вы считаете, что если создать такие условиялюди перестанут уезжать из районов Псковской области?

Я исхожу из того, что абсолютное большинство людей, которые живут сегодня в Псковской области, хотят здесь жить. Мотивы для отъезда исключительно социально-экономические: отсутствие работы, дохода и низкий уровень социальных услуг.

За 25 лет я встречался с тысячами людей, живущих в псковских деревнях. В том числе, когда от деревни остаются два-три дома. И даже тогда люди говорят: «Мы не хотим отсюда уезжать. Нам здесь хорошо. И потому что простор, и потому что земля, и потому что семейные корни – здесь».

Разумеется, должен быть баланс между экономикой и социальной нагрузкой, которую несет бюджет. Для этого необходима очень важная вещь – качественное местное самоуправление. Во всех странах мира условия сельской жизни, жизни в малых городах и поселках определяются качеством местного самоуправления.

Как местное самоуправление определяет качество жизни?

Если местная экономика успешно работает, то люди через налоги сами финансируют своё самоуправление. И местное самоуправление решает: нам нужна здесь школа, мы не будем ее закрывать, потому что эта школа для наших детей. Нам нужен здесь клуб и нам нужна библиотека. Нам нужен музей. Тогда местные деньги идут на развитие, а не на поддержание штанов чиновников.

Сейчас главная проблема заключается в том, что всё оказалось в системе уничтожения. Разрушены экономические основы, и они никого не волнуют. Федеральный бюджет забирает доходы от регионов, регионы – от районов, а районы – от волостей. Волости в итоге закрывают школы и сельские клубы.

При разрушении экономической основы социальная нагрузка рухнула неизбежно. Но ей сознательно помогли упасть. Федеральные власти дали регионам технологию уничтожения социальной инфраструктуры: нормативно-подушевое финансирование. Это настоящий смертоносный бич.

«Нужно бесплатно предоставлять землю для строительства жилья»

Лев Маркович, у партии «ЯБЛОКО» есть конкретные идеи: что нужно сделать в первую очередь?

В первую очередь, должна быть бесплатная раздача земли всем, кто готов на земле работать, то есть заниматься сельским производством. Второе: нужно бесплатно предоставлять землю для строительства жилья – везде. Не только многодетным семьям, а всем желающим. Мы должны создавать людям возможность сюда приехать. Нам нужны «новые псковские» – люди, которые переедут из других регионов, возможно, вернутся к своим псковским корням. Я знаю москвичей и петербуржцев, которые вернулись в дома своих бабушек.

Итак, первый пунктземля. Что дальше?

Жильё. Дороги. Инфраструктура. Человек сам построит себе жилье, но дороги должно строить государство. Кроме того, это должны быть дороги, по которым в любой сезон без проблем проедет машина скорой помощи, пожарной службы и так далее.

На самом деле, требуется изменить всю региональную политику. Несколько вещей, которые требуют приоритета. Во-первых, повсеместное развитие домашнего, частного хозяйства везде, где люди готовы этим заниматься. Второе – это ответственное лесопользование. Сегодня сумасшедшие вырубки привели к тому, что лес перестает быть средой обитания людей, животных и птиц. Затем – полный запрет на опасные в экологическом отношении производства: или свинокомплекс строит адекватные очистные сооружения, или его здесь быть не должно.

Наконец, нужно определить места, где необходимо сконцентрировать полномочия местного самоуправления. И возвращать бездумно уничтоженные чиновниками волости. Нужно возвращаться к сетке сельских поселений и чётко определять, где будут точки экономического роста. Создавать там особые условия для развития любых посильных агропроизводств.

Например, какие?

Есть ещё уцелевшие ангары колхозов и совхозов, где окна выбиты, двери высажены, но стены держатся. Надо отдавать их людям, безвозмездно, в аренду с правом бесплатного перехода в собственность, если человек готов создать там производство. Оказывать ему поддержку, в том числе из бюджета.
И если в течение трёх или пяти лет человек восстановил хозяйство и там всё ожило, заработала экономика, то пусть он получает весь имущественный комплекс в собственность. Бесплатно.

Сейчас нужны меры по реанимации села. Они должны быть нетривиальными. Важнейшая вещь: беспроцентные ссуды на развитие сельского хозяйства. Нужны меры экономической поддержки, главной целью которых является не получение дохода государством, а в воссоздание сельского экономического уклада. Только так возникнут условия для возрождения – уже экономически обоснованного – социальной инфраструктуры: школ, библиотек, клубов. Только как бы не пришлось к тому времени заново строить все здания для них.

Лев Маркович, в 2011 году вы стали депутатом Псковского областного Собранияи впервые партия «ЯБЛОКО» стала частью законодательной власти региона. Что вам удалось сделать?

За несколько лет удалось заставить власти изменить отношение к нескольким вещам. Первое, это отменённые и изменённые шесть постановлений администрации Псковской области об уничтожении домашнего свиноводства. После обращения фермеров и просто сельских жителей ко мне и двух моих детальных обращений в Федеральную антимонопольную службу одно постановление было отменено полностью как абсолютно незаконное, а пять были существенно переписаны. Это для Псковской области событие исключительного значения: для тысяч семей сохранилась возможность работы и заработка в домашнем хозяйстве.

Второе: мы смогли ужесточить требования по закрытию сельских школ. Сегодня уже невозможно властям просто приехать и заявить о нерентабельности школы. Они должны доказать, что эта школа не может работать как образовательная организация. Произвол властей никуда не исчез, но там, где люди сопротивляются, практически везде удалось, используя закон, победить. Огромное значение имели правильно проведенные и грамотно задокументированные сходы граждан, как это было сделано, например, в Опухликах Невельского района.

Очень многое зависит от руководителей. Все без исключения директора сельских школ области, школ искусств, музыкальных и художественных школ, спортивных школ получили от меня письма с пояснениями, как правильно действовать против «оптимизаторов». Школы искусств и музыкальные школы удалось отстоять практически все.

Третье: мы боролись против укрупнения волостей. Я лично направил именные письма не просто главам сельских и городских поселений, а всем без исключения двум тысячам депутатов, где объяснил, как работает закон, какие права он даёт сельским депутатам, как правильно защитить свою волость от уничтожения. Для активных, но не знавших детали законодательства людей это было очень важно, я получил множество откликов от людей, с которыми раньше не был знаком.

В нескольких районах области, благодаря отчаянной борьбе наших команд, в пору этого лихолетья смогло сохраниться местное самоуправление. Гдовский район, Пустошкинский район, Псковский район – Ершовская и Краснопрудская волости – везде, где люди стояли твердо и заставили своих депутатов вести себя как представителей народа, удалось отстоять волости.

А там, где волости уничтожены, сейчас безвластие. Людям обещали, что все деньги с трёх волостей придут в новую, объединённую – оказалось, враньё. Деньги не пришли. Теперь три волости финансируются как одна и просто бедствуют.

И ещё один важный момент. Мы все-таки сделали значимой повестку дня районных больниц. Планировалось часть больниц закрыть, а часть – превратить в поликлиники. Мы не дали этого сделать. Это, к сожалению, не решает проблему качества здравоохранения, потому что остро не хватает врачей – они уезжают из районов, им не гарантировано нормальное жильё, потому что система оплаты труда не позволяет заработать на жизнь. Но сама инфраструктура пока сохраняется. Мы предлагали: подписывать с выпускниками медицинских вузов десятилетние контракты с предоставлением жилья. Буквально: жилье в обмен на гарантии десяти лет работы. Власти не приняли это предложение. Вообще, со здравоохранением у нас полная катастрофа…

Лев Маркович, если вашу программу начать сейчассколько нужно времени, чтобы возродить сельские территории?

Я скажу честно: для возрождения Псковской области нужны два губернаторских срока. Десять лет. Но за десять лет ежедневного честного труда её можно реально изменить. Она просто станет другой. Сюда приедут новые и вернутся прежние жители, здесь будет нормальное сельское хозяйство. Везде будет кто-то работать на земле, и результаты этого труда будут видны. У земли появится своё лицо – живое, настоящее.

Беседовала Светлана ВЛАДИМИРОВА.