Юлия Степанова: «Чтобы сдвинуть что-то с места, нужно упираться изо всех сил»

Кандидат в депутаты Псковского областного Собрания депутатов в составе региональной группы №14.

585
Юлия Степанова кандидат псковского яблока в областное собрание депутатов

Юлия Степанова – редкий человек, сумевший объединить художественные наклонности с практическим и рациональным подходом к житейским проблемам. Она живёт в доме, где прошло всё её детство, доставшемся от бабушки с дедушкой, сражается с недостатками и в том же духе воспитывает сына. В областное Собрание идёт в первую очередь потому, что полномочий волостного депутата недостаточно для решения многих насущных проблем.

Юлия Евгеньевна, расскажите немного о своём детстве. Как вас воспитывали, с чем вы вошли во взрослую жизнь?

Я росла в деревне, у нас было своё хозяйство – коровы с телятами, овцы, поросятки… Детство шло в таком режиме: летом сенокос, зимой дрова. Училась в деревенской школе, носила домой в дневнике четвёрки и пятёрки, участвовала во множестве соревнований: лёгкая атлетика, стрельба, спортивное ориентирование, лыжные гонки. Сейчас я живу в том же доме, в котором выросла.

С раннего детства я рисовала – сначала это были пасхальные яйца-писанки. Сама Пасха для меня ассоциировалась с вкусной едой. Ещё был Иисус Христос, который воскрес. Я уже знала, что это Бог, но не понимала значения этого слова. Но раз всё было такое вкусное, решила, что дяденька этот – хороший…

В канун Пасхи я расписывала с десяток яиц, этими «шедеврами» угощали соседей. Сюжеты картин, прежде чем выписать их на скорлупе, я рассказывала дедушке – он был первым моим критиком и поддержкой. В юношестве я уже более осмысленно стала относиться и к живописи, и к той натуре, которая меня окружала, – к природе.

Воспитывали меня бабушка с дедушкой, и именно они сформировали меня как личность: дедушка, Владимир Павлович Щенецков, привил любовь к живописи; бабушка, Ирина Петровна Тютчева, приучила к православной вере. Обоим я благодарна и низко кланяюсь.

Я училась в Пскове, но потом вернулась в родные места. Мой дом – в посёлке Дачное Дновского района Псковской области, и точка. И я хочу сохранить и защитить этот дом. В сентябре 2015 года меня избрали депутатом Выскодской волости. Однако этот статус не даёт достаточно полномочий, чтобы справиться со всеми проблемами.

От кого или от чего его нужно защищать? Какие проблемы требуют первоочередного решения?

Первая проблема – мы сами, наша лень и неверие, крайняя степень пессимизма и вялости души. Вторая – чиновники, которые являются носителями тех же качеств, а потому не могут принимать эффективные решения.

Как только я стала депутатом волости, начала бороться с мусором. Проводила собрания, всё разъяснила. Люди готовы платить, нужно только, чтобы управляющая компания и сельсовет заключили договор и установили мусорные контейнеры. Этого не добиться уже год. Когда я снова поднимаю вопрос, мне рассказывают что-то пространное о том, что вот под Псковом откроют мусороперерабатывающий завод – и тогда мы заживём, или предлагают идти в прокуратуру – всё что угодно, кроме непосредственного решения проблемы.

У меня есть любимая работа – в отеле «Шелонь» в Порхове. Работа за 25 километров от дома. Мотаюсь каждый день. Вообще с работой туго: в родном Дно есть железная дорога, которая уже перестала быть градообразующим предприятием; есть «Луга-Абразив», где за вредную для здоровья работу платят копейки; есть сетевые магазины. И это всё.

А как обстоят дела с инфраструктурой Дновского района: с социальными учреждениями, дорогами?

Про те дороги – отдельный разговор. У нас был случай, когда два дома сгорели только потому, что пожарная машина не смогла подъехать: мостик через речку обветшал. Но и тут никакого решения не было принято.

Освещение в деревне нужно делать, потому что пока привели в чувство только четыре светильника, причём об использовании энергосберегающих ламп, похоже, и не слышали.

Ещё одна задача в стадии затяжного решения – это перенос детской площадки, которую смонтировали под линией электропередачи, что запрещено. Как будет решаться этот вопрос – пока не знаю. У властной системы огромная инерция, чтобы сдвинуть что-то с места, нужно упираться изо всех сил.

И ещё одно направление работы – борьба с суррогатным алкоголем и правонарушениями в этой сфере. Это буквально борьба за жизни людей.

Конечно, есть ещё проблема здравоохранения – это тоже региональный уровень. Людям приходится ехать в больницу в Порхов. В деревне есть медпункт, но работать там некому. Есть мобильный медицинский офис, но этот «походный вариант» не может считаться полноценным медицинским обслуживанием.

Самое ужасное – вымирание. У нас была большая деревня, три тысячи человек. Сейчас осталось триста. Одна корова на всех. На моих глазах село, где я родилась, умирает. Мне больно смотреть на заколоченные окна домов и зарастающие кустами поля.

Я как могу стараюсь сдвинуть нерешённые вопросы с мёртвой точки, используя для этого и депутатские полномочия, и второе своё «гражданское оружие» – работу корреспондента в газете. Но нужно ещё больше. Потому что я хочу быть полезной для своей родины.

Беседовала Ольга ВОЛКОВА.