Иван Котков: «Люди в деревне хотят жить, а не доживать»

Кандидат от партии «ЯБЛОКО» выступает за поддержку традиционного сельского образа жизни.

114
Иван Котков, кандидат в Собрание депутатов Великолукского района в составе единого списка партии «ЯБЛОКО» и по одномандатному округу №4.

Иван Владимирович Котков – фермер, с 1991 года ведет фермерское хозяйство. Сельская жизнь в Псковской области из года в год становится все тяжелее: закрываются школы и больницы, государство практически не вкладывает средства в развитие инфраструктуры. Иван Владимирович отмечает, что люди при этом по-прежнему хотят жить в деревнях и согласны работать – власть должна лишь помочь им с организацией, а остальное люди сделают сами.

– Иван Владимирович, расскажите о себе, как вы оказались в Великолукском районе?

– В 1990 году в Великих Луках были проблемы с молочной продукцией. А у меня детишки маленькие. Я стал ездить по району, искать место, куда переехать. Приехал в деревню Жигари, и мне она понравилась: молодая, перспективная деревня. Я остался там работать. Поработал год, а в 1991 году вышел указ Ельцина о фермерских хозяйствах. И я сразу, одним из первых в Великолукском районе пошел в фермеры. Вот так я оказался в деревне.

– Чем вы занимаетесь?

– Я глава фермерского хозяйства. У меня коровы и овцы, произвожу мясную и молочную продукцию. Сейчас восемь дойных коров, есть телята и нетели – всего одиннадцать. И 40 овечек. Вот моё хозяйство.

– Это всю деревню накормить можно!

– Деревня умирает – вот основная проблема. Остаются одни пенсионеры. Молодых – единицы. Работы нет, жизнь становится тяжелее, потому что закрываются больницы, школы.

– Да, кого ни спроси — все говорят об этой проблеме. Непонятно, что с этим можно сделать…

– Надо подумать о народе, который живет в деревнях, и послушать, чего он хочет. Я ходил по домам, общался с избирателями и послушал, о чем они говорят: люди хотят жить в деревнях и согласны своими руками многое сделать.

Конечно, власть должна им помочь в этом случае. Например, выделить волости тот же стройматериал, а народ сам построит, что ему надо. И денег бюджет будет тратить меньше. У людей большое желание жить, трудиться, работать, тем более для себя что-то строить. Люди готовы сами Дом культуры обустроить, ремонт фельдшерско-акушерских пунктов выполнить. Задачи власти — все это организовать, поддержать это движение.

– Я слышала, что рядом с вами Великолукский свинокомплекс планировал ставить две площадки. Что сейчас там происходит?

– Уже около двух лет идет борьба против свиноводческих площадок. Я участвую в этом движении. Мы не против мяса, не против производства. Мы против навоза, который может загубить всё наше достояние – природу, погоду, весь климат, всю нашу жизнь. Слишком много его попадает на нашу землю. Слишком много свиноводческих площадок планируется и уже есть вокруг нас. Люди недовольны тем, что эти площадки скоро будут значить намного больше человека, и не хотят, чтобы навоз загубил им всю жизнь. Люди хотят хорошего, светлого будущего.

Кроме того, если владельцы свинокомплекса своего добьются, тогда будет действовать положение об охранной зоне. В случае выявления инфекции у свиней на площадке ВСК проблемы возникнут у всех фермеров – власти введут запрет на вывоз из района даже коровьего молока.

Замечу, у ВСК не было разрешения на постройку свиноводческих площадок. По словам главы района Сергея Петрова, он давал разрешение только на земляные работы. Люди говорят, что власть уже могла сделать разрешение и на что-­то другое.

Администрация нам не рассказывает, не показывает, ничего не говорит. Сейчас хозяин земли – Великолукский мясокомбинат – отгородился от нас высокими заборами. Там что-то строят, возят стройматериал, люди работают десятками. Но свиней ещё нет. Нас, простых людей, туда не пускают, а власть не хочет приезжать, контролировать, что там делают.

– Какие вопросы беспокоят фермеров Великолукского района?

– Как и везде в России, нет централизованной организации, которая будет заниматься сбытом. Не хватает заботы государства о нашем фермерском хозяйстве, о местных сельхозпроизводителях. Никто не предоставляет нам места на рынках, никаких льгот нет.

У нас сейчас выделяют льготы – и хорошие – для инвесторов. Инвесторам – красная дорожка. Им сразу и кредиты льготные, и государство возмещает часть затрат – на постройку дорог, например. Для фермеров такого нет почему-то. Всё для инвесторов – и кредиты, и деньги, и помощь. А местные производители пусть выживают как могут.

Иван Котков, кандидат в Собрание депутатов Великолукского района в составе единого списка партии «ЯБЛОКО» и по одномандатному округу №4.

Нас душит ветеринарная служба, которая заставляет проверять продукцию по двум стандартам: по евростандартам и по российским законам. Контроль двойной – и два раза мы деньги платим. Раньше по российским законам мы раз в год сдавали кровь животных на анализы и ежемесячно сдавали молоко для проверки на мастит. Теперь еще добавились требования Евросоюза – ежемесячная проверка молока центральной лабораторией: и на мастит, и на состав молока – определяется жирность и прочее. Всё это деньги.

– А местные власти поддерживают фермеров?

– Со стороны местных властей вообще нет поддержки. Поддержка есть только на федеральном уровне: государство субсидирует процентную ставку по нашим кредитам – вот и все, что делает власть. И то это делается с опозданием – когда на полгода, когда на год, когда на два.

Власть утверждает, что все программы в России работают. Они есть, но работают с задержкой. По некоторым программам, например, которые касаются жилья, срок ожидания может составлять до десяти лет. Например, мы как сельские жители стоим в очереди на улучшение жилищных условий. И уже около десяти лет стоим.

– И перспектив нет?

– Да мы даже уже почти забыли от этом! Нас заставляют каждый год подтверждать свои жилищные условия, тратить деньги, собирать бумаги. За десять лет можно потратить 50 тысяч рублей, а то и больше – и еще десять лет неизвестно чего ждать.

– Иван Владимирович, а вы зачем идете в политику?

– Мне не нравится то, что сегодня происходит. Куда-то мы идем не в ту сторону. Живем всё хуже и хуже. Я вижу, что что-то можно поменять, изменить жизнь к лучшему. Хочется приложить свои усилия, чтобы деревня жила и процветала, а сейчас она, скорее, доживает.

Вот, например, деревня Жигари. Когда мы приехали туда в 1991 году, люди в ней жили в основном нашего возраста, чуть постарше. Поэтому нам такая молодая деревня и понравилась. Хорошая деревня, каждые праздники собирались, отмечали, весело жилось, Дом культуры работал.

Сейчас Дом культуры разрушается: половина крыши прогнила, заваливается, сцена обвалилась. Но люди по-прежнему хотят собираться, они жаждут общения между собой. Конечно, и представителей власти зовут на встречи, но они не всегда приходят. В клуб набивается полным-полно людей, они съезжаются со всех маленьких деревень – и старики, и молодежь. Сами пирожки готовят, столы накрывают, праздники себе устраивают – Новый год, Масленицу, 8 Марта, торжественные концерты.

Люди сами делают всё для своей жизни, без какого-либо нажима, просто чтобы веселее было, а не так серо и грязно. Никто им не помогает. Не то что от государства – даже от нашего сельского совета, от нашего сельского главы помощи нет. Люди согласны сами ремонтировать Дом культуры: «Нам бы любую доску, пусть нешлифованную. Мы сами поколотим, соберемся». Говорят: «Я братьев, сестер приглашу, а я – зятя. Мы сами отремонтируем, только дайте нам стройматериал!» Это так трогает, вы не представляете. Очень хочется им помочь!

Вот 30 августа намечается праздник – День пожилых людей. Люди сами, независимо от власти, скидываются, покупают сувениры, радуют стариков. Это дорогого стоит.

Деревня не хочет умирать. Люди хотят жить, а не доживать. Они согласны работать, трудиться – по силе и возможностям своим. Для этого я и иду в депутаты, чтобы власть помнила о них и помогала им, а не просто забросила и забыла.

Беседовала Софья ТИМОФЕЕВА.