Ирина Виноградова: «Мое поколение помнит, как рулила одна-единственная партия»

Многодетная мать из Пыталовской глубинки идёт на выборы, чтобы у людей была альтернатива засилью «Единой России».

104
Ирина Виноградова, лидер списка партии «Яблоко» на выборах в Пыталовское районное собрание депутатов.

Ирина Александровна Виноградова по специальности инженер-строитель, но занимается сельским хозяйством. В Пыталовский район она с семьей переехала в 1989 году, когда здесь, на Псковщине, еще в советское время стало зарождаться фермерское движение. С тех пор многое в районе изменилось: экономическое развитие пошло на спад, на смену радостным надеждам и перспективам пришло уныние. Но Ирина Виноградова и ее супруг Борис не собираются опускать руки — будущее района они связывают с партией «ЯБЛОКО».

– Ирина Александровна, расскажите о себе: где родились, где учились…

– Родилась в Казахстане, бывшей советской республике, в городе Рудном Кустанайской области. В Казахстан мои родители приехали на строительство нового города. Можно сказать, я почти ровесница Рудного. Я в 1960 году родилась, а где-то в 1958-м начал город строиться. Я закончила индустриальный институт по специальности инженер-строитель. Потом по распределению уехала в Актюбинск. Там работала, вышла замуж. Оттуда уже мы приехали сюда, в Пыталовский район.

– И что вас привело на Псковщину?

– Борис прочитал статью в «Известиях» о том, что в Пыталовском районе предоставляются в аренду земли (в 1988 году механизатор совхоза «Артемовский» Анатолий Волоченский взял на откорм бычков и стал вести единоличное хозяйство, которое оказалось очень эффективным. Этот опыт решено было растиражировать. – Ред.). Впервые в СССР стали давать землю в аренду – в Пыталовском районе, только здесь, больше нигде!

Тогда много семей приехало в Псковскую область на так называемый арендный подряд, знакомые из того же Актюбинска организовали сельскохозяйственный кооператив. Борис приехал к ним в гости, посмотрел, ему здесь понравилось. Он давно хотел жить в сельской местности, работать на своей земле.

Сначала Борис работал в кооперативе, затем организовал свое крестьянское хозяйство. Я начала работала в детском садике, а потом стала парторгом совхоза. Вначале мне было тяжело, я человек городской – даже печку так и не смогла научиться топить.

Мы переехали, чтобы жить так, как мы хотим. И еще нам понравилась в Пыталовском районе почти хуторная система проживания на селе. Живёшь отдельно, сам по себе…

– Ну, как сам по себе, всё равно же какая-то зависимость от государства есть?

– Нет зависимости, мы живём независимо. Мы даже детские пособия не получали и, поняв, что государственным органам в Пыталовском районе глубоко наплевать на социальную защиту многодетных семей, стараемся делать все, чтобы совсем не зависеть от такого государства.

На самом деле такое безответственное отношение государства к моей семье я считаю позорным. Как сказала Елена Боннэр по поводу назначения ей пенсии после смерти академика Сахарова: «Если мне положена пенсия, пусть назначают, но просить я не буду».

Действительно, почему я должна просить то, что мне положено? Почему наш губернатор на вопрос депутата, где помощь от государства по ЖКХ, отвечает: а правила изменились, не написал заявление – не получишь помощи. Вот такая позиция у нашего государства – хитрая и лживая. И мне искренне жаль тех граждан, которые думают иначе.

У мужа была большая аренда земли – 145 гектаров, еще 10 гектаров в собственности, держал телят на откорме, два трактора, два комбайна, сеял ячмень, пшеницу, занимался сеном. Но потом, после развала СССР, пришли пограничники, стали вставлять палки в колеса (земля оказалась на линии государственной границы), Бориса стали привлекать к административной ответственности, что якобы нарушается пограничный режим.

К слову, и на сегодняшний день граница юридически не оформлена, демаркационные документы не подписаны, поэтому нет ни государственной границы, ни тем более пограничного режима. Это если строго по закону Российской Федерации, но когда законы волновали такую контору как ФСБ? И Борис стал в основном заниматься растаможкой грузов на границе. Сейчас, конечно, кризис, машин почти нет. Раньше до кризиса и санкций по 400 машин в сутки на таможне оформлялось.

Но что там санкции, это внешняя политика! Вот в Пыталово, внутри страны, постоянно что-то закрывается: сначала школы, теперь почты считай что нет, работает три дня в неделю, то есть доступ к ежедневным изданиям ограничен. Поезд не ходит. С автобусами проблема. Больницы, считай, нет – родильное отделение закрыто, скорая везет сразу в Остров.

Недавно столкнулись с ситуацией: человека с инсультом везли на скорой в Остров, а это почти 100 километров от дома. Простую передачу больному передать — надо ехать те же 100 километров. Потом, налоговая – в Острове, приставы – в Острове, Сбербанк, обслуживание юридических лиц – в Острове.

– В общем, если нет своей машины, то и жизни нет?

– Да жуть, вообще! Это просто кошмар! Машина сломалась – и всё, выключен из жизни. Мой муж в своё время специально купил минивэн, чтобы возить наших детей в школу в Гавры. Потом в Бухолово, где мы живём, закрылась школа, и родители старшеклассников Бухоловской школы попросили возить в Гавры и их детей. Он возил их ровно полтора года каждый день, где-то человек восемь или девять, пока не появился школьный автобус. У меня сложилось стойкое впечатление, что власти наконец стало стыдно, что у местных детей нет ни школы, ни школьного автобуса.

У нас в Бухолово магазин рядом, а теперь ходят слухи, что и его после выборов закроют. Хорошо, если будет приезжать автолавка. Молодёжь-то ладно, с машинами. А вот для пожилых, конечно, будет проблемой куда-то добраться.

– А почему, Ирина Александровна, вы на выборы идёте?

– Нам с мужем всегда импонировало «ЯБЛОКО», но именно к сотрудничеству с партией Бориса привлек Андрей Иванович Солдатенков – один из учителей наших детей в Гавровской в школе. Со школой нам повезло: классы маленькие, все дети на виду — каждый день нужно быть готовыми к урокам, не посачкуешь. Прекрасные учителя, дружелюбная, почти семейная атмосфера в классах. Это как в Москве или Питере в дорогущих платных школах, я считаю.

С каждым учителем мы очень быстро познакомились. Андрей Иванович поразил нас как многогранная личность. Он преподавал основы безопасности жизнедеятельности и математику. Узнав его поближе, мы поняли, как нестандартно и глубоко он мыслит. Потом нас сблизило ощущение тревоги в связи с реформами, проводимыми в школах. Нас – родителей четверых детей – и учителя, не погрязшего в школьной рутине.

В 2012 году Солдатенков баллотировался в Собрание депутатов Пыталовского района, мы его поддерживали. Познакомились со Львом Марковичем Шлосбергом, лидером псковского «ЯБЛОКА». Увидели, что человек на самом деле болеет за настоящее и будущее Псковщины, не какой-то там пришлый варяг-Турчак. Так, со временем мы с мужем пришли к идее попробовать свои силы в местном самоуправлении. И в этом году я иду на выборы в качестве кандидата в Собрание депутатов Пыталовского района от партии «ЯБЛОКО».

– Что вас мотивирует в первую очередь в этой избирательной кампании?

– Ну, здесь все просто. Мое поколение помнит, как правила и рулила одна-единственная партия. И к чему эта партия вырулила, тоже знаем. Сейчас, при действующем режиме, страна идет мы уже не знаем куда. Видим только то, что доминирует одна партия, в парламенте законы проводит одна партия, суть законов этой партии – как в старой песне: ай-яй-яй, сюда нельзя, ай-яй-яй, туда нельзя. И ладно, если бы они сами соблюдали эти законы!

Такая монополия в государстве – это, по-моему, в корне неправильно. Должна быть реальная многопартийность, должен быть, как говаривал еще Горбачев, плюрализм мнений. Поэтому хорошо, что есть другие партии, которые действуют честно, без очковтирательства и которые чтут Закон. Закон именно с большой буквы. Такая партия – «ЯБЛОКО».

Мы с мужем решили: займёмся этим делом, будем вместе с «ЯБЛОКОМ» менять нашу жизнь, делать что-то свое для людей, для молодёжи, что-то такое, что не зависит от этой власти. Вот наша мотивация.

Беседовала Мария СТАРОВОЙТОВА.