Своё, но чужое

Будет ли работать хлебокомбинат в Пустошке?

210
хлеб пустошка
Лидия Петровна Дубовская отдала Пустошкинскому хлебокомбинату многие годы жизни и работы.

Пустошкинский хлебокомбинат начали строить вскоре после войны, в 1947 году. В 1950-х началось расширение производства: были построены новые помещения. Свой хлеб в Пустошке любили: и за то, что вкусный, и за то, что местный. Люди работали на производстве десятилетиями, а среди сотрудников складывались целые трудовые династии.

В условиях перехода от плановой экономики к рыночной многие предприятия столкнулись с трудностями – встали вопросы сбыта, реализации продукции и конкуренции. Пережив девяностые, оказались в нулевых и десятых. Сельское население сокращается, деревни съёживаются, утекают с карты региона. Приток людей есть в дачный сезон, но только летом выпекать буханки не станешь. К тому же в районы, хоть и теряющие в «человеческом весе», заходят сетевые магазины – и централизация поставок не оставляет шанса местным предприятиям.

Во многих районах Псковской области местные хлебокомбинаты и хлебозаводы закрылись из-за высокой конкуренции и отсутствия средств на модернизацию оборудования: Островский хлебокомбинат, который закрылся в 2012 году, отработал более века! И пережил всё, но не рыночную экономику.

Пустошкинский хлебокомбинат продержался дольше. Но 18 мая 2019 года производство здесь было остановлено. Что будет дальше — пока непонятно, но многие местные жители уверены: нынешняя остановка — насовсем.

Чем обернулся шанс на развитие

Ещё в 2011 году у Пустошкинского хлебокомбината, помимо собственно производства хлеба, была своя торговая сеть: два ларька, два магазина, лоточная торговля на городском рынке, три автолавки. Продукция шла на продажу в Себежский, Невельский и Новосокольнический районы.

В 2012-м хлебокомбинат на свои средства отремонтировал оборудование. В производственном цехе поменяли окна, в одном из магазинов затеяли ремонт для расширения площади.

В 2013 году было закуплено новое оборудование. Тогда Пустошкинский хлебокомбинат производил до 3,5-4 тонн продукции в сутки. Был и свой специалитет – хлеб «Пустошкинский», выпекаемый по особой рецептуре. Да и все прочие рецепты отличались натуральностью, «настоящестью»: без всяких добавок, якобы улучшающих структуру хлеба, из-за которых он потом неделями не черствеет.

Но постепенно торговые мощности были отданы в частные руки в ходе приватизации. Райпотребсоюз, обеспечивавший стабильные закупки, сократил свои запросы в разы. Так, в 2014 году от закупок полностью отказалось Невельское райпо, пришлось существенно снизить и объёмы производства, прошли сокращения.

Но и это был ещё не конец. В 2015-м хлебокомбинат снова закупает оборудование: на максимуме предприятие могло бы выпускать до 15 тонн продукции в сутки. В 2016-м начинает работать кондитерский цех… Но предприятие уже включено в прогнозный план приватизации – вместе с муниципальными аптекой и типографией.

По версии чиновников, такое решение было на тот момент законодательно обусловленной необходимостью. Председатель комитета по управлению муниципальным имуществом Пустошкинского района Марина Груздева ссылалась на изменения в федеральном законодательстве. 1 января 2017 года в силу вступил федеральный закон №321-ФЗ от 03.07.2016, согласно которому государственные и муниципальные унитарные предприятия, ГУПы и МУПы, оказывались вне зоны действия закона №223-ФЗ от 18.07.2011 «О закупках товаров, работ и услуг отдельными видами юридических лиц» и подпадали под требования другого закона – пресловутого №44-ФЗ от 05.04.2013 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», то есть должны были перейти на контрактную и конкурсную систему закупок.

Ещё один федеральный закон – №131-ФЗ – предписывает муниципалитетам иметь только профильное – то есть предназначенное для решения вопросов местного значения – имущество, а от прочих активов избавляться или перепрофилировать их. И в соответствии с ещё одним законом это происходит через преобразование МУП в хозяйственное общество – открытое акционерное общество (для достаточно крупных предприятий) либо в ООО, общество с ограниченной ответственностью.

Это и произошло в декабре 2017 года: вопрос о реорганизации был вынесен в районное Собрание, депутаты проголосовали – всё тем же большинством – «как надо», и постановлением администрации Пустошкинского района №198 от 05.12.2017 муниципальное унитарное предприятие «Пустошкинский хлебокомбинат» было реорганизовано в общество с ограниченной ответственностью со стопроцентной долей уставного капитала муниципального образования «Пустошкинский район».

«Это позволит сохранить все выполняемые предприятиями социальные функции и оставить собственность за муниципалитетом», – таким было обоснование этого решения. Стоит отметить, что проверка хозяйственно-экономической деятельности предприятия перед реорганизацией не проводилась – как было, так и реорганизовали, и, соответственно, никаких заключений контрольно-счётных органов об актуальном состоянии предприятия тоже не было.

Руководители предполагаемых к приватизации предприятий – кроме хлебокомбината в ООО были «перелицованы» муниципальная аптека и типография – видели эту перемену как возможность работать дальше (или, по крайней мере, такой была их официальная позиция). Так, тогдашний руководитель Пустошкинского хлебокомбината Дмитрий Бугряков в районной газете «Вперёд!» прокомментировал ситуацию следующим образом:

– Приобретая статус общества с ограниченной ответственностью, мы будем объектом малого бизнеса. Это даёт нам большие преимущества. Мы избавимся от многочисленных проверок государственных служб (октябрь, ноябрь 2016 года – четыре проверки): предприятия малого бизнеса так не проверяют. Если останемся МУП, то, работая по 44-му закону, мы будем вынуждены закрыть все наши торговые точки – там такие требования, что нам их не осилить. И однозначно будут проблемы с поставкой муки и её качеством. Сейчас мы получаем её еженедельно. Общество с ограниченной ответственностью — это наш шанс на дальнейшую жизнь и развитие. Как и на остальных предприятиях, 100% нашего уставного капитала будет находиться в муниципальной собственности.

Некоторые «упрощения» в том, что касается участия в конкурсах, для ООО по сравнению с МУП действительно есть. Но есть и ещё одна деталь: такое «акционирование» позволяет учредителю – то есть администрации района – единолично распоряжаться этим куском муниципальной собственности и принимать решения самостоятельно, без всякого постороннего контроля.

Для людей – сотрудников предприятия «дальнейшая жизнь и развитие» выглядели так.

«С деньгами все могут, а вы попробуйте без них»

– Очень больно смотреть на то, как убивают одно из лучших предприятий области, – говорит пенсионерка Лидия Дубовская, совсем недавно – сотрудница хлебокомбината. – Когда-то начинала там уборщицей, потом была экспедитором, всегда было приятно выходить на работу. И сейчас очень больно смотреть на то, как убивают одно из лучших предприятий области.

6 мая (это был четверг) она отработала свою последнюю смену. Смена была ночная, в 5 утра пришла тестовод и сообщила, что это будет последний день работы предприятия, а в 10 часов состоится собрание по поводу банкротства. Представителей администрации района – вроде как учредители! – не было. Директор предприятия Андрей Мураев на вопросы ответить не смог, собрание перенесли на понедельник, 20 мая. В эти несколько дней с комбината вывезли какой-то металл.

– 20 мая опять все рабочие собрались, прошёл разговор, что будет новый руководитель. Появился Юстюженков, но тоже ни на один вопрос не ответил – сказал, что ему нужно сначала посоветоваться в администрации района, – описывает майские события на предприятии Лидия Петровна. – Спустя несколько часов приехали полиция и сотрудники администрации. Говорили уже не о банкротстве, а о краже металлолома. При этом постоянно повторяли: предприятие закрывать не собираемся.

Люди бы, может, и спросили что-то, но их «бомбили» ссылками на законы и постановления. Так ничего толком и не поняв, 21 мая сотрудники хлебокомбината отправились в прокуратуру. Там, как говорит Лидия Петровна, были «в шоке» от ситуации.

– Только недавно отмечали 9 Мая, вспоминали блокадный Ленинград, как бедные люди получали по 100 граммов хлеба, – говорит Лидия Петровна. – Плакать хочется, такое место разрушают, 53 года работал, а теперь не нужен вдруг стал? Наш хлебокомбинат делает самый вкусный хлеб, сейчас самый дачный сезон, хлеб наш шел бы на ура. И арендаторы у нас есть на хлебокомбинате с апреля месяца, договор с ними был заключен на три с половиной года. Так почему хлебокомбинат вдруг стал банкротом?

Сотрудников в конце концов вынудили написать заявление на увольнение по собственному желанию; написала такое заявление и сама Дубовская. До сих пор женщина не получила расчёт за три месяца.

хлеб пустошка
Лидия Петровна Дубовская около ворот родного предприятия

– Я устроился на хлебокомбинат кочегаром производственных печей, через месяц примерно мне предложили должность механика, а по факту я выполнял много разных функций – и как подсобный рабочий, и как кочегар, – рассказывает другой экс-сотрудник предприятия Виктор Лизовенко. – При этом весь штат уже был упразднен. То есть, получается, есть директор, есть автомобильный механик, который руководит автопарком, водителями, есть механик, который руководит котельной, слесарями и кочегарами. Я согласился и начал работать сразу на нескольких должностях, то есть я выполнял разные задачи: и как подсобный рабочий, и как кочегар. Потому что зарплаты низкие, а люди приходят в основном пожилые, и, например, в летний период в котельной достигает температура 50 градусов, не каждый это выдерживает, даже молодые.

И где-то начиная с апреля месяца люди начали увольняться, и мы стали работать сутки через сутки, бывает, и больше. Естественно, приказы никакие не пишутся, и человек получает на руки все те же 10 тысяч. При этом ты просто живешь на работе, домой приходишь только поспать. И со временем я просто начинаю понимать: нужен нам, например, котел, который стоит полтора миллиона, а у нас даже на запчасть, которая стоит полторы тысячи, денег нет, поэтому ставим мы только старые детали, то есть мы можем убить котел и потом его уже не восстановить.

Проработав с полгода, я стал понимать, что хлебокомбинат просто плывёт по течению. Уставшее оборудование, уставший металл, вентиляции нет. Это всё решаемо, но нужно вкладывать средства.

Я задавал вопросы директору: «Это же МУП (до 15 декабря 2017 года. – Ред.), почему мы не можем попросить у администрации? Дмитрий Вячеславович (Бугряков, один из директоров хлебокомбината. – Ред.), почему вы с главой не поговорите? Вы каждый понедельник ездите на совещания к главе администрации». А он мне процитировал ответ главы района: «С деньгами все могут, а вы попробуйте без денег».

Виктор дальше «пробовать» не стал – уволился, ушёл на другую работу: в его семье трое детей. Выбор рабочих мест – не разбежишься: все дороги ведут в «Магнит» или на пилораму. Но уже не на хлебокомбинат.

– Чем дольше я работал, тем больше понимал, что комбинат просто убивается, – говорит Виктор Лизовенко. – Это точно было кому-то нужно. Потому что у нас, на хлебокомбинате, земля своя у озера, своя скважина. Там можно делать бизнес. Но почему руководство предприятия так низко себя повело? Просто убежал директор, не стал даже пытаться защитить. И вот это самое противное в истории.

Комментируя ситуацию в конце мая, заместитель главы Пустошкинского района Татьяна Осипова утверждала, что о банкротстве речь не идёт, а директору предприятия Андрею Мураеву «поручено провести ряд мероприятий по стабилизации ситуации», и предприятие будет работать. Директор Мураев, правда, в этот момент находился на больничном. А с 21 июня в качестве и.о. директора ООО «Пустошкинский хлебокомбинат» фигурирует Юрий Сергеевич Соловьёв. Что предприятие больше работать не будет, многие пустошане уверены на 100, 200 и даже 300 процентов. Тем более что место действительно удачное – и есть предприниматели, заинтересованные в том, чтобы его занять.

А что делать теперь?..

Пять лет назад, в 2014 году, на Пустошкинском хлебокомбинате, тогда ещё МУП, работало около ста человек. К маю 2019-го, когда работа ООО «Пустошкинский хлебокомбинат» остановилась (по официальной версии руководства района, из-за тяжёлого финансового положения и выхода из строя печи), там было четыре десятка работников. Многие написали заявления на увольнение как бы по собственному желанию.

– 40 рабочих мест для Пустошкинского района – это много. Люди работали здесь, а теперь вынуждены искать работу за пределами района. Местная администрация, которая является учредителем предприятия в его нынешнем формате ООО, должна была в первую очередь думать об этих людях. А сейчас получается, что вся ситуация – это практически организованная действиями или бездействием руководства и учредителей утечка людских ресурсов, – считает депутат Пустошкинского районного Собрания Светлана Василькова. – Глава района десять лет не видел этой проблемы, не замечал, что надо делать ремонт, что финансовая устойчивость предприятия снижается. Почему-то для главы района и его заместителя по экономическим вопросам (Татьяны Осиповой. – Ред.) это всё оказалось неожиданностью. Хотя перевод предприятия в другую форму собственности представлялся в 2017 году как спасение.

Если так сложно с рынками сбыта для профильной – хлебобулочной – продукции, почему нельзя было развивать дополнительные источники заработка для предприятия? Светлана Романовна напоминает, что у хлебокомбината было четыре торговые точки в Пустошке. Магазины были построены за счёт предприятия, но потом были включены в план приватизации. И вырученные от их продажи средства пошли в казну района – на обслуживание самой «прожорливой» статьи расходов: на управление. Почему нельзя было рассмотреть другие варианты, например сдачи этих площадей в аренду, а полученные средства вкладывать в ремонт оборудования? Может, это позволило бы не доводить до остановки и прекращения основного производства?

Можно ли сделать что-то сейчас, когда столько всего уже сделано?

– Сейчас надо изыскивать хоть какие-то ресурсы на ремонт печей, чтобы можно было снова запустить производство, и искать рынки сбыта, – так видит ситуацию Светлана Василькова. – Возможно, какую-то часть производственных площадей можно сдать в аренду. На территории есть скважина – можно хоть розлив воды в бутыли организовать. Руководители жаловались на то, что буквально одним хлебом сыт не будешь – то есть не хватает оборота с продажи хлебобулочных изделий на то, чтобы реально поддерживать предприятие и вкладываться в его развитие. Значит, нужно искать дополнительные способы заработка, в том числе и на осенне-зимний период, когда дачников уже нет.

Впрочем, арендаторы уже появились (хотя производство по-прежнему стоит, несмотря на все заверения заместителя главы района Татьяны Осиповой о том, что хлебокомбинат вот-вот заработает).

В июне Светлана Василькова направила в районную прокуратуру запрос. Она просила проверить, как соблюдаются права работников хлебокомбината в части выплат (в том числе компенсаций за вынужденный простой), а кроме того – разобраться, что за «неизвестный арендатор» появился на территории хлебокомбината без всякого согласования с районным Собранием депутатов и без всякого конкурса на право заключения договора аренды.

Из прокуратуры пришёл отказ в разрешении жалобы в части, касающейся «несогласованной» аренды: для ООО нарушения тут нет, согласие депутатов не требуется. Что и требовалось доказать: это ли не уход от депутатского контроля?

Правда, наличие задолженности по заработной плате прокуратура признала и внесла в адрес главы района представление с вопросом о привлечении руководителя предприятия Юрия Соловьёва к дисциплинарной ответственности.

Как говорится, и то хлеб. Вот такой, пустошкинский.

Ольга ВОЛКОВА.