Стать не горбатым, а богатым

Почему в Псковском районе так мало фермеров?

73
фермеры Псковского района
Юрий Александрович Гречко.

В прошлом году президент России Владимир Путин заявил, что к 2024 году фермеры, личные подсобные хозяйства и кооперативы (всё это – малые формы хозяйствования) должны производить 40% от всей сельскохозяйственной продукции в регионах. При этом в Псковской области вводные такие: малые формы хозяйствования производят менее 3% продукции. Член совета ассоциации «Псковский фермер» Юрий Гречко объясняет, что нужно делать властям, чтобы очередной грандиозный план «гаранта» не провалился.

«Мы вас поддерживаем. Но нет»

«Если прислушиваться к рекомендациям президента Владимира Путина…» – дипломатично начинает Юрий Гречко. Сегодня в Псковской области примерно 200 фермеров, которые производят менее 3% продукции. То есть «если прислушиваться к Путину», то до 2024 года нужно создавать примерно по 500 новых хозяйств, чтобы уложиться в требования президента. И это если Великолукский свинокомплекс не успеет к тому времени понастроить новых свинарников.

А понастроить могут. «Областное управление сельского хозяйства в лице начальника Николая Романова в открытую говорит: приоритет у нас – крупные холдинги», – рассказывает Гречко.

Почему? А всё просто: чиновники считают, что если деньги пустить на малые формы, то народ будет голодать. Вот все 5 млрд бюджетных денег и уходят на пять-шесть холдингов. Причём администрация области с осени 2017 года по факту новая, но Романов остался на своём месте, и значит, для фермеров администрация осталась практически прежней.

Юрий Гречко описывает эту ситуацию словом «диссонанс». Фермеры пытаются подвести администрацию к тому, чтобы угол зрения сместился в сторону малых форм хозяйствования на земле. Они пытаются показать, что бюджет можно распределять справедливее, чем сейчас. Вот хотя бы через несвязанную поддержку, простой и прозрачный механизм: сколько ты используешь земли, столько и погектарная поддержка.

Сейчас фермеры даже на правительство России пожаловаться не могут: гранты же выделяют. Но в комиссии по распределению грантов в Псковской области только один человек от фермеров – Надежда Кипяткова. «Мы уже давно бьёмся, говорим: введите туда президента нашей ассоциации Александра Конашенкова. Он доктор сельскохозяйственных наук, причём не паркетный, а на земле работает. И Ведерников теперь дал поручение сделать состав комиссии паритетным: от нас – пять человек, от них – шесть. Нас это устраивает. Но пока взяли только Конашенкова. Но ничего, тоже хорошо», – говорит Гречко.

«Народ знает, что дешевле»

Рынок для фермеров сегодня открыт. Они производят очень качественную продукцию, что давно поняли перекупщики. Они приезжают к фермерам и скупают картошку и другие овощи, а затем перепродают в Санкт-Петербург и сетевые магазины Пскова. «Вопросов по реализации нет. Причём и у личных подсобных хозяйств. Качественную продукцию заберут по-любому», – подтверждает Юрий Гречко.

Псковские фермеры пытались уговорить администрацию Турчака сделать фермерский рынок возле ПсковГУ. Турчак отписал вице-губернатору Перникову, мол, займись. На этом всё и встало. Теперь фермеры собираются «искать подходы к новой администрации»: может, она всё-таки сделает этот рынок.

Районные администрации тоже зовут фермеров на рынки выходного дня. Причём и Псковского района, и Островского. Несмотря на то, что власти предпочитают поддерживать крупных производителей, фермеры охотно идут на контакт с ними. Например, понимают, когда районные чиновники осторожно просят сделать цены пониже.

«Народ знает, что дешевле. Мы вместо 18-20 рублей по 10-12 картошку продаём, и народ уже привык, да и мы научились, тачки готовим, чтобы картошку до машины отвезти. Поле деятельности огромное, за этим стоит будущее», – поясняет Гречко. Странно, но многие районные администрации не видят своей выгоды: в отдельных районах сельхозпроизводители отсутствуют как класс, земля пустует.

И вот здесь возникает наивный вопрос: почему же фермеров в регионе так мало, если и гранты получить можно, и товар свой продать? «Это вопрос одновременно и простой, и сложный», – улыбается мой собеседник.

Как согнать молодёжь с асфальта?

Вся молодёжь сейчас предпочитает оставаться на асфальте, вместо того чтобы идти на землю. «Лет 20-30 назад была поговорка: на земле богатым не будешь, а будешь горбатым, плохо учиться будешь – в колхоз пойдёшь. Отдачи сразу не будет, нужны вложения: технику купить. От Бога зависишь. На заводе под крышей отработал – и домой, а тут переживаешь: дождь пойдёт – сено не сделать. Надо работать. Крестьяне работают не 8 часов, а 24. Ночью не заснуть», – объясняет Юрий Гречко.

Но привлечь молодёжь можно, и рецепт здесь простой: в деревне должна быть дорога, школа хотя бы в пределах 5-10 километров, ФАП, чтобы скорую не ждать час, место для досуга, нужно проводить телефонную связь и интернет.

«Жильё нужно с удобствами, чего же в XXI веке в туалет на улицу ходить? Сегодня таких возможностей нет. Но при равных условиях отношение администраций к селу разное. В Белгороде или Калуге президент местной Ассоциации фермеров через день присутствует на совещаниях у губернатора, и они вместе спрашивают с замов: что сделано? А при Турчаке была только деградация, отток населения был. Социального пространства нет, скажу по-новому. Даже воды качественной нет. Ну и пропаганда нужна: не всё в Питере хорошо и в Москве, – вот и патриотизм будет», – перечисляет фермер.

Федеральное правительство предложило программу «Дальневосточный гектар»: увидели в Москве, что земли там пустуют. Но ведь и псковская деревня обезлюдела. При этом в нашем регионе множество полуразрушенных деревень: выкупить их у наследников и привлечь сюда молодых фермеров было бы куда дешевле.

Землю брать страшно

Ещё одной проблемой для фермеров стал ФЗ-101 «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». Ещё при Ельцине землю предложили отдавать людям. В волостях земли разбили на виртуальные паи, люди могли обращаться в комиссии, администрации и забирать землю.

«Кто-то скупил паи, но часть людей своим правом не воспользовалась. Государство на три года программу продлило, потом ещё на три года. Кто-то умер, кто-то уехал. Получилось, что паи были, а реальных владельцев не было. И ФЗ-101 чётко говорил, что невостребованные паи хозяйствующие субъекты по конкурсу могли приобрести в аренду с правом выкупа. А КФХ могли в первую очередь выкупить пай до 20% от кадастровой стоимости. 3-5 тысяч за гектар, а не 30 тысяч – вполне реально. Такой земли у нас полно. Плюс есть земля, которую изымают: ты её получил, не обрабатываешь – а это же средство производства. С моей точки зрения, это правильно. И желающих получить землю много и в Питере, и в Пскове. А землю не получить», – разводит руками Гречко.

Чтобы люди могли получить землю, её должна забрать себе местная власть, затем выделять её людям в аренду или продавать.

«Но местные органы власти эту землю не берут. Потому что если землю взять, то вы отвечаете за борщевик, за кусты: уже ответственность другая, штрафы. То есть единой политики нет. Нужен простой механизм: хочу взять землю, пишу заявление, спустя время отвечают. И чтобы не год и два всё это тянулось», – рассказывает фермер.

По правильному пути пошла администрация Гдовского района. Здесь власти всю невостребованную землю взяли в общий фонд и отдают её желающим. А в Печорском районе, например, землю взял не район, а волости: их главы думали, что так можно будет наполнить тощий волостной бюджет. Но просчитались: землю в некоторых волостях вообще никто не берёт, теперь она зарастает – а это штрафы. То же самое и в Логозовской волости Псковского района: здесь есть 1500 га невостребованной земли.

Юрий Гречко объясняет, почему в Гдовском районе получилось, а в остальных – нет. Району проще брать себе эти земли, поскольку главе района проще договорится с управлением сельского хозяйства, администрацией области. Да, «договариваться» звучит как-то нехорошо. Но так уж сейчас действует власть. Глав волостей кошмарить штрафами легче. Зачем же районные власти подставляют волостных, недоумевает Гречко.

Осенью этого года в Псковском районе выберут нового главу. И хорошо бы, чтобы этот человек прислушивался к местным фермерам. Чтобы эта земля стала землёй фермеров, а не борщевика.

Дарья ЯКОВЛЕВА.