Картина жизни Дновского района глазами неравнодушных людей

Большое повестовование о том, как жители Дновского края ежедневно отстаивают свои права

230
Здесь грязная вода должна была становиться чистой.

Дновский район – необычный для Псковской области сегодня. Здесь работают заводы, не хватает квалифицированных рабочих рук и даже строят новую школу на 500 мест. Но проблемы жителей района очень похожи на проблемы других жителей региона. Нашим проводником по Дновскому району стал Михаил Шауркин, коренной дновец.

Дновское образование: «Давно сказали: хотите жить – живите, а не хотите – закрывайтесь»

Мы приезжаем в деревню Белая. Раньше местная школа была малокомплектной, теперь она – филиал 50-й школы. Филиалу, судя по всему, жить осталось недолго: школу уже не раз грозились закрыть. Директор Бельской школы Иван Фролов объясняет: «Проблема в том, что будет приёмка школы. Она покажет. У нас сейчас проблема – противопожарная обработка чердачного помещения, а это где-то в пределах 70 тысяч. Ну, глава района Валентина Федоровна сказала, что денег нет. Если обработки не выйдет, не будет приёмки».

дновский район
Иван Фролов, директор Бельской школы.

Школа давно стала филиалом 50-й школы, для которой сейчас строят новое здание. Если бы была отдельной, то смогла бы получить грант, который получают малокомплектные школы. А так она получает подушевое финансирование. Поэтому денег и нет. Сейчас в школе учатся всего 15 учеников: седьмой класс, восьмой, пятый и начальные. Есть местные ребята, из Гаврово приезжает пять человек. Если школу закроют, всем им придется ездить учиться в Дно.

Зарплата в школе тоже оставляет желать лучшего. Например, у Ивана Фролова нагрузка – семь часов. Классы здесь объединены: например, 7-й с 8-м.

«Преподаем в одном алгебру, в другом – геометрию. Ребенок должен тоже перестроиться, кого слушать и что делать, – это тоже ненормально. В связи с малой наполняемостью и с отсутствием финансирования идёт такой процесс. Дети страдают, учителям тоже трудно работать. Учителю надо подготовиться к двум урокам, спланировать так, чтобы эту работу сосредоточить, – а зарплата за один час идет», – объясняет Фролов. Он спрашивал у главы областного комитета образования Александра Седунова, это политика области или района. Тот от ответа ушёл. В итоге в среднем учителя больше десяти тысяч не получают.

В школе необходимо отремонтировать спортивный зал. Вкладывать в это нужно свои деньги. «Мы уже привыкли: с 1991 года у нас идет, что денег на ремонт нет, но вы ремонт делайте», – говорит Иван Фролов.

Ещё школе раньше выделяли 70 тонн угля для отопления. Теперь – 30 тонн. Приходится постоянно включать и выключать котёл, от этого портятся мотор и трубы.

«Новый котёл вроде привезли из Барнаула, пять суток везли котел, который купили по конкурсу. Он проработал у нас полтора года. Они документов даже никаких не привезли. И теперь он стоит у нас памятником бесхозяйственности. И сварили теперь самодельный из труб, который надежный. Я сам кирпичом обложил. Вот прислали план – обкашивать территорию. Постоянно. Чем, как, на какие средства? Никто не спрашивает. Своей косой кошу, бензин, леска – все своё. Ремонт делал на свои деньги. Живём. Давно сказали: хотите жить – живите, а не хотите – закрывайтесь», – говорит директор школы.

О том, что закрытие школы сильно отразится на жизни деревни, говорит и настоятель храма Рождества Богородицы в деревне Белая отец Александр: «Да, у нас мало учеников, но лишать их этой школы нельзя. Ведь тогда детям придется каждый день ездить в одну сторону 33 км, а это не менее 40-50 минут, особенно по нашим дорогам. Значит, выехать нужно минимум в восемь, а встать ребенок должен будет в семь утра, да ещё простоять зимой на морозе, дожидаясь автобуса», – говорит отец Александр.

дновский район
Отец Александр, настоятель храма Рождества Богородицы в деревне Белая.

«А как будет решаться вопрос с обратной подвозкой? Ведь дети учатся в разных классах, соответственно, заканчивать занятия будут в разное время, младшие – раньше, старшие классы – позже. И младшие вынуждены будут ждать старших. Никто ведь не пустит два школьных автобуса обратно, верно? Вот и получается, что школьник дома появится около 16-17 часов вечера. Затем он должен будет сделать домашнее задание. И так пять дней в неделю. Какое у этого ребенка вообще будет желание и силы учиться? И кто конкретно возьмет на себя ответственность и гарантирует их безопасность в пути? Интересно было бы знать: те, кто эту идею усердно продвигает, хотели бы вот так «оптимизированно» обучать и воспитывать своих детей? Вы поймите, мы не против новой школы, но мы прежде всего беспокоимся и заботимся о наших детях», – продолжает отец Александр.

«Я разговаривал с ребятами из нашей школы, так они вообще говорят, что если школу закроют, то они учиться в Дно просто не поедут. Даже детям понятно, что с таким «графиком» никакие знания не будут усваиваться, это невозможно. Так что стройте новые школы, улучшайте жизнь, мы этому будем только рады. Но любые улучшения не должны быть в ущерб людям, особенно детям, хотя бы они и живут в деревне», – заключает он.

Город Дно: «Единоличное принятие решения – не совсем верное»

Дно – уникальный город: вроде и маленький, а предприятий много. Работать сюда люди ездят из Порхова, Дедовичей. На Дновском электромеханическом заводе до кризиса работало около 300 человек. Плюс здесь металлообрабатывающий завод, Лужский абразивный завод и железная дорога. В городе постоянный кадровый голод, тогда как в других районах работу зачастую не найти.

Мы приезжаем к директору Дновского электромеханического завода, главе городского поселения Дно Геннадию Яружному. Он рассказывает: у города есть свой бюджет, пускай небольшой.

дновский район
Геннадий Яружный, директор Дновского электромеханического завода.

«За счёт своих средств он составляет порядка 26 миллионов. В принципе, хотелось бы больше, но мы справляемся, потому что взяли немножко другую тактику», – говорит он.

Тактика состоит в поэтапном подходе к любым видам работ. Например, мелиорация: «Вот на улице Новолесной дренажная система была в плохом состоянии, стало всех топить. Разбили на этапы проект – постепенно-постепенно каждый год выделяем деньги, то есть работа стронулась, она идет. Не так, что пригнали трактор, выкопали яму – и все», – объясняет глава города.

Первая и главная проблема в районе – медицина, считает Яружный: «На сегодня (об этом и губернатору говорили) у нас средний возраст оставшегося доктора – 55 ± 5. У среднего медицинского персонала такой же возраст: 55 ± 5. Младшего персонала практически нет, но тоже средний возраст порядка 40 ± 5 лет».

Заманить врачей в район непросто, но можно. Даже жильё им можно найти, а вопрос с зарплатами надо решать уровнем немножко повыше. Яружный считает, что советская система, когда студентов после института на пять лет распределяли по районам, была хороша.

Глава городского поселения также сокрушается о «кризисе во власти». «Отсутствие команды, нормальной, результативной, тоже влияет на работу, потому что единоличное принятие решения – оно не совсем верное. Нужно посмотреть с разных углов и принять решение более оптимальное, а не просто шашкой рубануть», – объясняет он.

Яружный недоволен разладом в работе районных и городских властей: «Есть район – и есть городское поселение, то есть это разные бюджеты. Но работать-то надо вместе! Я общаюсь с соседями: с Порховом, с Дедовичами, у них немножко система по-другому построена, то есть там вся работа делается вместе, в одной команде».

Дновская школа №1: за четыре года 7 млн, которых нет, превращаются в 9 млн, которых нет

Проблемы в системе образования не ограничиваются Бельской школой. Мы заходим в школу №1, где главная трудность на сегодня – отсутствие спортивной площадки, объясняет директор школы Надежда Крехтунова.

«В 2011 году прокуратура Дновского района выставила нам предписание о том, что у нас на территории школы нет спортивной площадки. По решению Дновского районного суда в 2011 году иск прокуратуры был удовлетворен, то есть нас обязали оборудовать спортивную площадку на территории школы. Земельный участок у нас есть – нет оборудования. Несколько раз обращались в администрацию Дновского района и в область, чтобы нам выделили средства для строительства этой спортивной площадки. Был получен отказ в связи с тем, что нет финансирования. В 2015 году была сделана проектно-сметная документация на спортивную площадку».

На этом месте должна быть построена спортивная площадка Дновской средней школы №1.

Четыре года назад соорудить площадку стоило бы 7 млн рублей, сейчас – уже более 9 млн.

«Было опять судебное заседание, опять были даны отсрочки, в декабре 2018 года состоялся ещё один суд – отсрочки нам не дали, обязали исполнить решение суда. Мы заключили договор с близлежащим учреждением – это гимназия – чтобы пользоваться спортивной площадкой в гимназии. Потом опять обращались в областной комитет по образованию. Очередной суд был, обращались опять к губернатору во время его рабочей поездки в Дновский район, получили ответ, что комитету по образованию поручено включить нашу школу в план на 2020 год, предусмотреть финансирование. Обращались в суд (в июне был суд) – нам дали отсрочку пока до декабря 2020 года», – рассказывает о хождениях по инстанциям директор школы.

Проблеме уже восемь лет, школе грозит штраф, а директору – личная ответственность. Отсрочку ей дали в последний раз. Наш проводник Михаил Шауркин считает: следующей отсрочки может не быть, если не предоставить суду документы о включении строительства спортивной площадки в бюджетную программу.

«Если суд увидит, что работы по оборудованию площадки будут, вот они, документально подтверждены, то решение будет пересмотрено», – уверен он.

Дновское ЖКХ: «Сварщик один на все котельные, на все теплотрассы и на школы»

В местных тепловых сетях, как и везде в сфере ЖКХ по Псковской области, главные проблемы – изношенная техника и низкие зарплаты. Мастер МУП «Дновская теплоснабжающая организация» Владимир Тимофеев рассказывает, что вся техника здесь находится в аварийной службе – на ремонте.

«Долги за газ у нас, зарплаты на уровне минимальных. У операторов газовой котельной – опасного объекта – зарплаты за счет выслуги лет набираются только-только до минимальных. А если нет какой-то премии, значит, приходится доплачивать до минимальных», – говорит Тимофеев.

Владимир Тимофеев, мастер МУП «Дновская теплоснабжающая организация».

«Вот, допустим, у сварщика шесть тысяч оклад, – продолжает мастер. – Хочешь заплатить больше (он очень хорошо работает) – а сварщик всего один на все котельные, на все теплотрассы и на школы. Вот как ты ему заплатишь деньги?»

Тимофеев работает здесь уже 28 лет. В прошлом году его позвали на День города, он не пошёл, а зря. Тут ему собирались вручить премию – 1500 рублей. Примерно по 50 рублей за каждый год работы.

«Молодежь – восемь человек работает на Лужском заводе, которые у меня начинали на воде работать. Все ушли туда, где лучше платят, естественно», – объясняет он.

Главный инженер МУП «Дновская теплоснабжающая организация» и тренер по волейболу Евгений Тарарай тоже говорит нам, что проблема в районе в большом износе оборудования.

«У нас сейчас пять газовых котельных на нашем бюджете, и износ оборудования составляет около 70%. Соответственно, большие затраты на потребление газа, плюс очень большая вероятность создания аварийной ситуации в отопительный зимний период. Своими силами мы, что можем, конечно, делаем. В частности, мы поменяли два газовых котла. Но этого недостаточно, реально существует угроза аварийных ситуаций в зимний период. Плюс износ: некоторые теплотрассы построены еще в советское время – сами представляете, какая там может быть изношенность. Конечно, частично мы меняем трубы – тоже своими силами. Но, честно, средств не хватает», – говорит Тарарай.

Долги за газ у предприятия копятся, как и везде. Конечно, вопрос и в платёжеспособности населения. Судебные приставы не могут вытащить из небогатого народа долги.

«У нас аварии, прорывы происходят, естественно, у нас есть аварийная бригада, силами которой мы в кратчайшие сроки должны аварию устранить, – объясняет Тарарай. – Конечно, не было глобальных аварий – были случаи небольшого прорыва, труба лопнула – мы в течение трёх часов это устраняем. Неважно – день, ночь – мы выезжаем, всё устраняем».

Сейчас теплосетям нужно поменять два газовых котла, которые на 12-й котельной не менялись с 1994 года. Работать они должны были 20 лет, то есть до 2014 года. Стоят они по 3,5 млн рублей каждый.

Дновский детский спорт: «На улице минус 15, в помещении – плюс шесть, плюс пять»

Евгений Тарарай неожиданно рассказывает, что досуг для него – это заниматься с детьми волейболом. В прошлом году он выучился ещё и на тренера по хоккею. Единственное помещение, где можно заниматься с детьми, – это родной спорткомплекс. Полы здесь уже сгнили, потому что постелили их ещё в начале 1990-х.

Евгений Тарарай, главный инженер МУП «Дновская теплоснабжающая организация».

«Вы представляете, в каких условиях занимаются дети. Создается опасность травматизма. Конечно, мы стараемся не допустить этого. Зимой температура на улице минус 15, в помещении – плюс шесть, плюс пять. Естественно, мы либо оставляем их дома в это время, прекращаем тренировки, либо как–то там в шапках, кофтах…» – рассказывает тренер.

Здесь занимаются 15-16 детей, а на волейбол или просто побегать приходит ещё до 25 ребятишек. Зимой у них выбор: либо сидеть дома, либо ходить на лыжах – не мёрзнуть же в зале.

Отходы в Искровской волости: «Раньше стояли бачки, потом их поменяли – другие поставили, а потом и те пропали»

Мы выезжаем из города и едем по деревням. На обочинах тут и там лежат мешки с мусором. Кое-где они ещё целые, а где-то их уже разодрали собаки, и ветер разносит мусор. В одной из деревень встречаем местную жительницу Ларису Витальевну. Она рассказывает нам, что мусор им теперь приходится собирать в пакеты. И то, что эти пакеты привлекут живность, а потом мусор будет разносить ветер, местные жители сказали сразу.

«Мы недовольны, – говорит Лариса Витальевна. – Сначала глава волости Виктор Молотков сказал, что будут ящики. Мы согласились, хотя они тоже, бывает, не решают проблему».

Теперь местным жителям нужно покупать эти мусорные мешки. Стоят они по 150-200 рублей. Правда, поначалу сказали, что мешки будут выдавать.

«Но ничего не выдают нигде и никому! Вот они, в своих мешках всё завязано», – показывает нам местная жительница.

Никому пока не приходили квитанции за вывоз мусора. Значит, скоро придут с расчётом за все шесть месяцев. Наша собеседница уверена, что будут «цены обалденные». Она читает в СМИ, что и «на мёртвых квитанции приходят». Мусор деревенские жители собирают дважды в месяц: региональный оператор «Экопром» заранее вывешивает объявление и приезжает. Новая система сбора отходов вызывает вопросы и неприятие.

«Это невыгодно! Не пойму: раньше стояли бачки, потом их поменяли – другие поставили. А потом и те пропали. И какой выход?» – спрашивает Лариса Витальевна.

Дикие и домашние животные приветствуют способ сбора ТКО от компании «Экопром».

«Конечно, глобально этот вопрос не проработан. Идея, может быть, и хорошая, но, как всегда, не до конца продумана, – комментирует Михаил Шауркин. – Да, раздельный сбор мусора в будущем – это правильно, но тут мы не можем даже просто вывезти мусор – что тут говорить о раздельном вывозе».

По мнению Шауркина, ситуация усугубляется ещё и тем, что деревни имеют большую протяженность, и сделать одну точку сбора мусора недостаточно: пожилым людям тяжело идти с одного конца деревни на другой.

Сама же площадка для сбора мусора должна быть оборудована, иметь гидроизоляцию, чтобы жидкости, которые выделяет бытовой мусор, не протекали в грунт, должна быть защищена забором от раздувания остатков.

Решить вопрос можно, если эта обязанность ляжет на «Экопром». «Это всё-таки коммерческое предприятие, ведет свою деятельность для получения коммерческой выгоды, так что им есть резон и вкладываться в это», – считает Михаил Николаевич.

Скугры: «зимой прямо во дворе этого дома волки съели собаку»

Рядом с Дно располагается деревня Скугры. Въехать сюда с открытыми окнами довольно сложно: в деревне ощутимо «попахивает». Местная жительница Ирина Васильева говорит нам, что с базара к деревне привозят и сваливают мусор. Очевидно, мусор везут и из психоневрологического диспансера: здесь валяются и взрослые памперсы, телевизоры, даже шприцы.

Пахнет и речка, которая протекает через деревню. Воду в неё сливают из очистных, куда идут нечистоты из Дно. Очистные сооружения в Дно давно уже не работают. Мы съездили к ним: это огромные отстойники с грязной водой, заросшие камышом и кустарником. Здесь царят тишина и покой: нас не вышла встретить даже мало-мальская охрана.

«Я написала в Псков, в Роспотребнадзор. Вот не знаю, ещё ответа нет. Мы уже устали от того, как деревню нашу загадили», – возмущена Ирина Васильева.

Через речку перекинут мост. Его размывает снизу, но власти для его ремонта не делают пока ничего. Васильевой сказали: «Найдешь 100 тысяч – хоть завтра сделаем!»

Проблема в деревне и с волками. Их надо отстреливать, а охотникам за это – платить.

«Зимой прямо во дворе этого дома волки съели собаку. Прямо вот тут, – указывает на соседний домик Ирина Васильева. – И мы заказывали дополнительное освещение: вот там поставили фонарь, потому что у меня дети, через год двойня моя пойдет в первый класс. Вот здесь я еще фонарь просила, на перекрестках, обещали к Новому году – естественно, не поставили», – говорит Васильева.

Бардак здесь «страшенный», рассказывает Ирина.

«Я случайно увидела, что по документам грейдер ко мне ходит каждый месяц. А он у меня последний раз был, если честно, в октябре, по-моему. А он сюда ходит каждый месяц! По бумагам. Вопросов много – ответов нет», – разводит она руками.

Ночное Дно: «Освещения в городе вообще нет. В целях экономии»

Проблема с освещением есть не только в деревнях. Ведущему инженеру сервисного локомотивного депо «Дно-Псковское» ООО «ЛокоТех-Сервис» и председателю первичной профсоюзной организации Диане Деевой недавно пришлось ночью пойти на вокзал. В полной темноте.

Диана Деева, ведущий инженер сервисного локомотивного депо «Дно–Псковское» ООО «ЛокоТех–Сервис».

«Освещения в городе ночью вообще нет. Его выключают ночью и если идут или машинисты в два-три часа ночи или люди на вокзал, то идут по темноте. Выключают свет в 01:00, а включают в 06:00. Это делается в целях экономии», – объясняет Деева.

Дно – город железнодорожников, которые часто работают по сменам, то есть возвращаются домой поздно ночью или заступают на дежурство рано утром. Эти люди – основные налогоплательщики в бюджет, с их мнением нужно считаться, а проблемы – решать, уверена Деева.

Дновская медицина: «Были случаи, когда везли людей в реанимацию в Порхов и не довезли»

Депутат Дновского районного Собрания, учитель истории с большим стажем Пётр Леленков рассказывает нам, что район вступил в программу расселения аварийного жилья: «Но пока не видно сдвигов. Жильё десятилетиями не строится. В Дно ни одного квадратного метра жилья за десятилетия не построено».

В плачевном состоянии находится и сельское хозяйство, говорит Леленков: «Фермеров вообще нет. Есть три коллективных хозяйства. В сельском хозяйстве занято чуть больше ста человек, поголовье скота несравнимо с тем, что было в 1980-е годы. Село у нас вымирает, вне всяких сомнений», – объясняет он.

Пётр Леленков, учитель истории, депутат Собрания депутатов Дновского района.

Депутат говорит, что социальная инфраструктура в районе в упадке. «Бюджет, конечно, везде в муниципалитетах одинаково бедный, расписан на выживание, средств на развитие фактически нет. Медицина? Жители стонут. Само здание больницы ещё более-менее нормальное, и даже ремонт там идёт. Но после оптимизации наша больница – это филиал порховской. Однако главная беда – нет кадров: нет хирурга, ЛОРа, закрыто родильное отделение, реанимационное отделение. Были случаи, когда везли людей в реанимацию и не довезли. С прошлого года больше 20 человек не довезли так. Надо что-то здесь предпринимать со стороны области», – уверен Пётр Леленков.

Непосильной задачей на бюджет легла и новая школа в Дно. Построена она на федеральные деньги, но многое другое, начиная с оплаты проекта и заканчивая привязками коммуникаций, легло на бюджет района. Когда школа начнёт работать, коммунальные платежи станут для бюджета большим грузом, считает депутат.

«Ещё одна проблема: город у нас фактически разделён на две части железнодорожным переездом. Люди и машины по два часа могут стоять из-за маневров тепловоза и так далее. Из-за этого и скорая может опаздывать, и пожарные. Скорая, например, расположена в северной части города, а вызов пришёл из южной», – говорит Леленков. Он считает, что было бы неплохо построить виадук возле филиала Лужского абразивного завода, потому что возвести мост возле самого переезда почти невозможно: местность не позволяет.

«Проблем настолько много, что решать их главе района придётся даже не за один срок», – констатирует Пётр Леленков.

* * *

День поездок по Дновскому району показал: району нужен хозяин. Человек, которому дороги эта земля, эти люди, этот маленький город и эти деревни. Много лихолетий переживала дновская земля, дай бог, и эти переживёт. Но нужен человек, который скажет: мне это нужно, я здесь живу, я хочу это сделать.

По Дновскому району ездили и разговаривали
с людьми Михаил Шауркин, Александр Яковлев и Александр Сидоренко (фотограф).