Сергей Воробьев: «Никто нам рай на земле не построит – только мы сами»

Сотрудник Карамышевского дома культуры и районный депутат – о том, чем деревня лучше города.

71
Почему деревня лучше, чем город - объясняет Сергей Воробьёв.
Сергей Викторович Воробьёв.

Во все времена сельский Дом культуры был важнейшим центром притяжения деревенской округи. Здесь встречались, веселились, приобщались к новинкам искусства и поп-культуры – сельский ДК в советские времена был и лекторием, и кинотеатром, и дискотекой. Что сельская культура представляет собой сегодня, когда у каждого жителя деревни есть телевизор и интернет? Депутат Псковского районного Собрания от «Яблока», работник Карамышевского дома культуры Сергей Воробьев считает, что принципиально здесь ничего не изменилось.

– Сергей, вы работаете в Доме культуры, видите, как всё устроено изнутри. Согласны ли вы с тем утверждением, что сельская культура исчезает?

– Я работаю заведующим отделом в культурно-досуговом центре Карамышева с апреля 2017 года. Могу сказать, что на момент моего прихода вся работа была выстроена очень хорошо, у меня не было необходимости что-то менять, проводить какие-то реформы. Поэтому я не согласен с тем, что культура исчезает.

Согласно нормативам, на каждых 300 жителей должен приходиться один работник культуры. В Карамышеве сейчас проживает около 900 человек, соответственно, и работает у нас три сотрудника. Так что закон соблюдается, а если я вдруг решу, что мне нужно что-то сверх этого, то я этот закон нарушу. Это как с лампочками: на каждых 100 человек должна гореть одна. И если кто-то, кто живет обособленно, захочет у себя эту лампочку вкрутить, то остальные 99 тогда останутся без света. Вот какая у нас проблема – слишком большой разброс людей, они живут обособленно на огромной площади, при этом основной поток жителей всасывают города.

Я к чему это веду? К тому, что большее, чем сейчас, количество работников культуры не нужно. У людей нет в этом потребности, всю культуру им заменяет телевизор, но опять же, если будет больше людей на селе, то и необходимость в досуге вырастет в разы. То есть сельская культура сейчас остается на прежнем уровне, она не исчезает, но и не растет. Вырастет она тогда, когда на селе станет больше людей.

Нам всю жизнь говорили, что надо получать высшее образование, стать кем-то важным, добиваться статуса, но забыли про главные вещи. Не в погоне за карьерой счастье, а в том, чтобы вырастить детей, научить их мудрости, построить дом, жить, а не выживать в душных каменных джунглях.

– Но чем заниматься людям, которые уедут из города? С трудоустройством на селе тоже не все хорошо.

– Неправда. Работы на селе навалом. Вот у нас трактористы требуются, зарплата 50 тысяч. Так никто не идет! А всё потому, что лень родилась раньше нас. В любой деревне уже практически никого из трудоспособного населения не осталось. И поэтому даже смешно слушать про то, как кто-то жалуется на дороги: ну какие дороги, кому по ним ездить?

Посмотрите, наш ПсковГУ выпускает 12 тысяч студентов. 2 тысячи из них – это бюджетные места, за них платит государство. А другие 10 тысяч учатся платно. Но трудоустроятся потом только те две тысячи, на которых и был расчет изначально. В результате мы получаем огромное количество лоботрясов, которые ничего не хотят делать.

Проблема одна – надо менять мозги у людей. Они не понимают, что в городе жизнь ещё чуть-чуть и станет совсем невыносимой. На земле ты своими руками можешь сам все сделать: и воду добыть, и электричество провести, и дом построить. Заведи себе пару коз – и ты обеспечен молоком, разведи десяток кур – и у тебя будут свежие яйца. Всё на земле плодится и множится, и у кого есть руки и голова на месте, те будут нормально жить. Не нужно только сидеть и ждать, что кто-то сделает вам рай на земле. Не сделает, самим надо его строить.

– Вернёмся к сельской культуре, которая пока что жива и существует. Какие у неё взаимоотношения с властью?

– Да какие они могут быть? Власть обеспечивает материально-техническую базу. Здания ремонтируются? Ремонтируются. Зарплаты платят? Платят. Средства труда предоставлены? Предоставлены.

– Вмешивается ли власть в «содержание»?

– Никто не вмешивается в содержание, всем фиолетово. Если будут предпосылки для этого, я не делаю ничего «ниже пояса», не пропагандирую пошлость и маразм. У нас здоровая культура, которую не стоит цензурировать. Что касается искусства в целом, то художники тоже не всегда бывают адекватными. Не стоит выносить своё искаженное видение мира в массы. Возможно, раньше была какая-то идеология и цензура, но лично мне никто никаких указаний не выдает.

Но деградацию всегда кушали больше. Нормальное искусство не оплачивается, потому что оно везде: вот природа, закат, птички поют – и все это не требует никаких бюджетных вливаний.

– Назовите самые актуальные проблемы вашей сферы, помимо отсутствия должного финансирования. Обращаются ли к вам жители с пожеланиями и просьбами?

– Проблема у нас такая – хорошо организованы только футбол да Олимпиада. В остальном же с организацией у нас плохо, будь то организация труда, снабжения или логистики. Раньше клуб сам зарабатывал деньги и тратил на свои нужды, теперь же все надо отдавать в район. Вот мне нужны краски, бумага, аппаратура, которой нужны провода и паяльник. Мелочи, но чтобы на это получить деньги, надо пройти все круги ада. Мне порой легче свои деньги заплатить.

Производительность труда у нас тоже хромает. Почему в Америке они успевают за час сделать столько, сколько мы за восемь? А потому что рабочее место у них организовано с умом, весь процесс выстроен от начала и до конца. Наверное, все из-за нашего менталитета, а нужно-то потратить чуть больше времени на подготовку.

– Давайте представим идеальную картину. В мире, где всё хорошо, как выглядела бы деревня Карамышево и её Дом культуры?

– Все зависит от молодежи, которая приехала бы. Но вообще не вижу причин для каких-то глобальных перемен. Это в городе людям нечего делать, поэтому они «развивают» детей. Водят их в бассейн, в кружки, рисование, лепка… Но творчество – это не труд, а настоящему труду надо учиться на земле. Вот что самое главное.

Беседовала Мария ЛЕВИНА.