Чужие

Кто и почему оформил и оправдывает лицензию на убийство Порховского района.

243
Порховская свалка, весна 2018 года

Ну а завтра спросят дети,
Навещая нас с утра:
Папы, что сказали эти
Кандидаты в доктора?
Мы откроем нашим чадам
Правду — им не все равно:
Удивительное рядом,
Но оно запрещено.
Владимир Высоцкий

Вот уже несколько месяцев граждане города Порхова и члены инициативной группы по защите окружающей среды противодействуют всеми доступными в рамках закона средствами размещению «вселенского» мусора на нашей земле. Но перед нами стена молчания, стена заговора. Наши доводы не принимаются в расчет, и все те, кто ответствен за благополучную экологию в области и районе, безнравственно твердят заученные фразы о том, что «все под контролем, полигон еще не заполнен». Лимит понимания исчерпан по простой причине: если не к вам, то куда?

С грустью рассматриваю я кусочек карты по периметру: Порхов, Сосновый Бор, Турицы, Липотяги. В середине спряталась злокачественной опухолью свалка. Вокруг свалки я вдруг замечаю тревожный знак: это списанные деревни — урочище Скрылево, урочище Островок, урочище Машутино, урочище Денный Бор, урочище Теперкино. Сердце сжимается: не увидим ли мы на карте через несколько лет урочище Порхов?

Лицензия на убийство Порховского района выдана Псковом и согласована с главой Порховского района Виктором Степановым. За нашей спиной депутаты Порховского района и глава района решили предать город за 30 сребреников. И пустили козла в огород. А козлу нужно только одно: съесть как можно больше капусты. Но козел хитрый, он умеет разговаривать с властью. Может, поэтому мы натыкаемся на стену глухоты и непонимания?

17 февраля прошел в нашем городе митинг. Резолюции, ходатайства, жалобы, заявления, к столам очередь, чтобы подписать очередное обращение к врио губернатора Михаилу Ведерникову. Все высказались, народу пришло много – город-то маленький. Где-то за спинами граждан маячит глава администрации Степанов. Ему нам нечего сказать! Не успел пройти митинг, а средства массовой информации Псковской области в своем пренебрежении к этому событию соревнуются между собой, кто насчитает меньше: «там вообще пришло полтора человека», взахлеб восклицают чужие нам люди.

Чуть раньше слышится голос единоросса Геннадия Григорьева, директора ООО «Зевс», рубщика лесов порховских, депутата областного Собрания: город хороший, ганзейский, да вот беда – показать нечего, давайте построим мусоросжигательный завод за городом по розе ветров и будем с гордостью показывать туристам-иностранцам чадящую всей таблицей Менделеева трубу!

Из всех способов уничтожения мусора сжигание — самый вредный для экологии. При сжигании мусора выделяются диоксины. Самый известный и самый токсичный вид диоксинов называется 2,3,7,8-тетрахлородибензодиоксин (ТХДД), он в 67 тысяч раз ядовитее цианистого калия, которым в свое время пытались отравить Распутина, и в пятьсот раз — стрихнина, которым обычно травят крыс.

Главная проблема переработки твердых бытовых отходов — их несортированность, высокая влажность, низкая теплотворность и, как следствие, невозможность соблюдения экологически безопасной технологии складирования на полигонах, компостирования, сжигания мусора (поскольку технологии его сжигания рассчитаны на стандарты западного мусора). Выход из создавшейся ситуации только один: разработка в Псковской области единой инструкции по утилизации и захоронению ТБО, заключение договоров с перерабатывающими заводами, раздельный сбор мусора, обустройство складирования мусора перед отправкой на заводы, заключение договоров со всеми домовладениями города и района. В это надо вложиться.

А этот депутат даже элементарно не изучил вопрос по существу. Люди, кого мы выбираем решать наши дела? Они же чужие!

Два года назад, 29 февраля 2016 года, администрация уже решила изъять 18 гектаров из земель сельхозназначения у СПК «Полоное» для обустройства полигона юго-восточнее деревни Симоново. Нас, конечно, забыли спросить. В городе прекратило свое существование большое количество предприятий, на этих предприятиях трудились рабочие, инженеры, было чем гордиться. Сейчас же остались продавцы и водители, высокопрофессиональные специалисты стали никому не нужны. Город разучился создавать, городу осталось торговать своим телом. Тело полигона требует пищи, и тут с поклоном и сладкой улыбкой — чужие. Жрать подано!

А что в нашем районе? У нас с вами оставалась одна только ценность – звонкий чистый воздух, вот за ним к нам тянулись дачники отовсюду, это они поддерживали жизнь в умирающем городе и в обезлюдевших деревнях, давая нашим гражданам работу, обеспечивая спрос в магазинах. А мы-то по-крестьянски рады: ваш спрос — наше предложение, мы же город купцов! Давным-давно святой князь Александр Невский решил: городу Порхову быть. Прошло 779 лет, город жил, воевал с коричневой чумой, победил вместе со страной, развивался – и вот напасть: в город пришли чужие!

Согласно части 2 статьи 19 закона «Об охране окружающей природной среды» лимиты на природопользование устанавливаются исходя из необходимости поэтапного достижения нормативных объемов размещения отходов с учетом экологической обстановки в регионе. Необходимость поэтапного достижения лимитов размещения отходов продиктована проектными решениями и необходимостью проводить плановый государственный экологический контроль, так как установление нормативов является одним из механизмов осуществления государственного экологического контроля. Но чиновникам знать это необязательно, для них законы, получается, не писаны.

Современные войны в XXI веке происходят по другим сценариям.

У власти оказались абсолютно чужие нам люди, и это страшно.

Вы подумали о войне? Да, смертоносную войну мы пережили, а как переживем предательство сегодняшней власти?

Ольга ДАВЫДОВА.