Владимир Басов: «Очень много зависит от настроя руководства района»

Экс-глава Великолукского района – о местной экономике, оптимизации социальной сферы и будущих выборах главы.

139
Владимир Константинович Басов.
Владимир Константинович Басов.

Владимир Басов возглавлял Великолукский район без малого 12 лет. Свой третий срок он не доработал до конца, ушел в отставку осенью 2010 года. Сегодня Владимир Константинович ведет жизнь обычного сельского пенсионера и может оценивать работу районной власти не только как опытный управленец, но и как гражданин.

«Я везде об этом рассказал, наобещал… Но деньги просто не поступили»

– Владимир Константинович, вы ушли в отставку через полтора года после назначения губернатором Псковской области Андрея Турчака. Не сработались?

– Ну как «не сработались»… Дело в том, что были определенные проблемы в жилищно-коммунальном хозяйстве района, которые собственными силами мы не могли решить. Администрация района постоянно обращалась по этому вопросу к губернатору. Разработали программу на несколько лет, затраты на ее реализацию составили бы около 250 миллионов рублей. Это собственные средства, бюджетные средства области, бюджетные кредиты. Работали над программой почти год. Сотрудники администрации района несколько раз защищали её, побывал у Турчака. Дали добро, и потом должно было открываться финансирование.

Администрация защищала программу в декабре, с весны должны были начать её финансировать. Я везде об этом рассказал, наобещал… Но деньги просто не поступили.

– Что планировали сделать в рамках этой программы?

– Это целый комплекс работ в жилищно-коммунальном хозяйстве, от сетей и до реорганизации. Там очень большая программа.

И потом, взаимоотношения с новым губернатором не очень складывались. И я принял решение уйти. Тем более сказалась усталость за 12 лет работы.

– После вашей отставки какова была судьба этой программы и тех проблем, которые она должна была решить?

– Никак. Эта программа просто была отложена. Пришел другой глава, Игорь Калашников. У него были свои задачи, царствие ему небесное. Он поработал два с лишним года, мне нравилось, что при нём было какое-то оживление. Правда, он кредитов набрал очень много. Я уходил – у меня было 27 миллионов долга. Калашников уходил – уже 90 миллионов. В основном это были беспроцентные бюджетные кредиты, но это очень большие долги.

– Для Калашникова, похоже, эти три года в районе нужны были как старт для карьеры в Пскове…

– Наверное. Я тогда не очень понимал. Потом, конечно, понял в чём дело. Теперь по прошествии семи лет все на свои места становится.

– Чем вы занимались после отставки?

– Когда я уходил, губернатор Псковской области обещал предоставить мне работу. Работу не дали, почти полгода ждал. Потом меня пригласил Борис Николаевич Каракаев, заместитель генерального директора радиозавода. И я у него до пенсии доработал.

«Зайдите в администрацию, посмотрите, кто в коридоре. Нет никого!»

– Теперь вы ведете жизнь обычного пенсионера?

– Как только мне исполнилось 60 лет, я больше ни дня не работал. Постоянно живу здесь, на даче. Жена здесь находится несколько дней, потом уезжает в Великие Луки. Она учитель, по образованию биолог. В школе уже не работает.

– Получается, вы можете оценить жизнь в районе и как обычный житель, и как управленец. Расскажите, какие мысли у вас возникают, когда оглядываетесь вокруг?

– Знаете, я не могу оперировать конкретными цифрами, но имею возможность сравнивать. Во-первых, все-таки наш район сельскохозяйственный. Есть сельское хозяйство? Нет сельского хозяйства! Мегаферма Великолукского молочного комбината и ещё чего-то чуть-чуть.

– Зато Великолукский свинокомплекс распространен повсеместно.

– Ну да. Но где рядовые хозяйства? Их нет. Это что значит? Это значит, что люди остались без работы на местах. У нас было очень достойное сельское хозяйство, потом постепенно сошло на нет.

Могу сравнивать с Новосокольническим районом. Новосокольнический район принимает меры. Очень многое зависит от настроя руководства района – так, чтобы сплотить вокруг себя нормальных руководителей, которые желали бы работать.

Во-вторых, я сейчас ничего не мог бы сказать хорошего о строительстве в бюджетной сфере. Конечно, у меня нет точных данных о том, в каком состоянии сейчас соцсфера, но что-то я не вижу, чтобы открывались какие-то новые объекты.

Из нового: открывалась газовая котельная, которая была запланирована мной, её проектно-сметная документация была сделана при мне. По-моему, еще две газовые котельные открылись, и все. И в-третьих, вот такой показатель: зайдите в районную администрацию до обеда (обычно селяне едут в первой половине дня). Зайдите в администрацию, посмотрите, кто в коридоре. Нет никого!

– То есть народу ничего от власти не нужно?

– Я не знаю. По крайней мере, сколько раз захожу, практически нет людей. Ну, ребята, разве так можно? Конечно, можем друг дружке бумажки перекладывать, носить, подписывать, делать видимость работы, но это же не работа.

– Получается, нет связи между жителями и властью?

– Насчет связи: у нас была такая интересная система. Мы раз в неделю – иногда два-три раза – организовывали встречи. Как правило, на таких встречах не хвалят, там ставят вопросы, там люди требуют, и с людьми надо объясняться. Естественно, там не один глава стоит, краснеет или белеет, а все службы. И все это морально подтягивает: четко владеешь обстановкой, расставляешь приоритеты в своей работе — что-то иногда может подождать, а что-то просто горит. Теперь, насколько я знаю, в администрации нет таких встреч.

Еще один момент: почему здравоохранение отдали в город Великие Луки? Районную поликлинику, в которую мы вложили немало сил, просто сдали городу.

Естественно, доступ к медицине для селян ухудшился, часть кадров разбежалась. Я не имею в виду, что объединение как таковое – это плохо. Но ведь сейчас с медициной плохо и в городе, и в районе, и в области есть проблемы. Поэтому, естественно, когда имеешь свою поликлинику и больницу, доступ для людей намного лучше.

– Вы не стали бы отдавать?

– Нет. Это же еще при мне начиналось.

– Вы сопротивлялись плану?

– Да. А тут оптимизация прошлась не только по школам, по детским садам, но и по волостям. У нас теперь четыре волости вместо одиннадцати. Эти главы волостей могут понимать и знать в полной мере, что происходит на местах? Нет, конечно. У них существует система: на базе бывших волостей приезжают, проводят приём. Но это не то, поверьте.

«Это делают люди, которые просто не понимают жизни на селе»

– Как вы относитесь к тому, что нынешнее руководство Великолукского района привечает Великолукский свинокомплекс, разрешает им строить площадки с довольно сомнительными очистными сооружениями?

– Я не до конца в курсе. Знаю, что существуют инициативные группы в районе. Быть против самого комплекса – это глупо. Но, конечно, если там с очистными проблема… У нас на территории района 56 озер. А глухих озер не бывает, все они каким-то образом сообщаются между собой. Конечно, здесь надо было бы посмотреть.

– Там главная проблема в том, что в воздухе висит вонь.

– У меня в прошлом году был такой случай. Ко мне из Москвы приехал мой друг, с которым мы когда-то учились в институте. Я каждый день устраивал ему экскурсию по району. И вот однажды мы проезжаем в Поречье, идёт навстречу машина и поливает землю, чтобы не было пыли. Друг говорит: «Ну вы тут совершенно цивилизованные!» Я сам удивился: «Что-то не то…» А проехали километра два (а там всегда дорога была очень хорошая) — дорога добита до такой степени, что невозможно ехать! И всё это было связано со строительством. Ну что это?! Пришли строители, которые вкладывают огромные деньги – огромнейшие – и не поддерживают дорогу! Я к чему это говорю? Это же видят люди! А где глава?

– Действительно, где глава? Кто вообще сегодня в районе хозяин?

– В районе хозяин – городские власти. Николай Николаевич Козловский с его командой. Ну, может, он сам непосредственно не руководит, но у него достаточно людей, которые могут заниматься этими вещами.

– То есть его власть распространяется и за границы города?

– Дело не во власти, дело в работе. Я думаю, что у него достаточно власти и работы в городе Великие Луки, чтобы город был таким, как раньше. В 1971 году я поступил в сельскохозяйственный институт. Тогда мы часто ездили в Прибалтику с ребятами: в Ригу, в другие города. Каким-то образом Великие Луки были похожи на прибалтийские городки: чистенький, ухоженный город, розы, фасады домов, порядок во дворах. Да и промышленность была такая… А сегодняшнему главе заниматься, наверное, больше нечем, кроме как Великолукским районом.

– А какие у него интересы в районе?

– Мне так кажется, все дело в земле. Не в той, которую надо обрабатывать, а в той, которую можно взять и под что-то использовать. Или вот я приводил пример районной больницы и поликлиники. Ну, не хватает у себя чего-то – давайте возьмём у соседа. Было нормально в районе с медицинским обеспечением, и ФАПы были – так нет, сделали оптимизацию…

– Что может сделать местная власть в противовес крупному бизнесу или влиятельным группировкам?

– Местная власть всегда может что-то сделать. Только надо себя принципиальнее вести, для того чтобы людям было нормально на местах, чтобы они могли существовать, жить, нормально дышать, ездить нормально по дорогам, медицину, образование нормально получать.

Вы посмотрите, какая вещь. Район до конца сопротивлялся, упустил такой момент: очень много пришлось вложить денег в приобретение школьного автотранспорта. Вот до конца меня долбали: «Давайте объединим с городом, с автопассажирским предприятием». Если мне память не изменяет, общие затраты на содержание и зарплату составляли 2,1 млн рублей: на подвоз школьников, ремонт автобусов. Администрация приобрела за счет бюджета 22 автобуса. И что вы думаете? Взяли, отняли, объединили.

Раньше глава волости мог взять этот автобус в свободное время, повезти людей на концерт в город, в больницу, пенсионеров на мероприятия. Да мало ли какие мероприятия проходят внутри самой волости! Теперь всё это прекратилось. Это «оптимизация». Это делают люди, которые просто не понимают жизни на селе. Сейчас не знаю, какие расходы. Может, уменьшились, а может, и нет. Но главное – навредили людям, и больше ничего.

«Экономист-специалист, кандидат экономических наук, замдиректора сельхозпредприятия»

– Этой осенью будут выборы главы Великолукского района, вы уже думали, кого стоит поддержать?

– Насколько я знаю, существует несколько кандидатур. Естественно, Петров, действующий глава. Говорили, что могут выдвинуться Спиридонов, председатель Собрания, Иванов, который, мне кажется, является техническим кандидатом (я в этих делах кое-что понимаю – три раза избирался). Когда Лариса Николаевна Семашко обратилась ко мне с просьбой: «Могли бы вы меня поддержать?» – я ответил: «Да, могу». Ее деловые качества, ее опыт общения с людьми и понимание несравнимы.

– То есть вы в неё верите?

– Конечно, я в неё верю. Вы посмотрите, как не верить? Экономист-специалист, кандидат экономических наук, замдиректора сельхозпредприятия. Я пригласил Ларису Николаевну работать в администрацию района, в комитет по экономическому развитию, понимая, что она недолго останется в должности специалиста, а будет расти. Желаю ей успеха!

Беседовала Светлана ВЕТКИНА.