Александр Окунев: «Власть строит отношения с обществом на тотальной лжи, и терпеть такое невозможно»

Кандидат в депутаты Псковского областного Собрания депутатов шестого созыва в составе региональной группы №5 (город Псков).

597
александр окунев кандидат партии яблоко на выборах в псковское областное собрание депутатов

Я – Александр Окунев, родился в Петрозаводске 5 февраля 1971 года в рабочей семье. Мои родители, а также бабушка с дедушкой, – строители-железнодорожники, трудились в одной строительной организации, приписанной к железнодорожному ведомству, и всё шло к тому, чтобы я продолжил эту линию. Но сложилось иначе – я стал историком.

У меня было обычное хорошее детство на улице: велосипед, речка, хоккей и футбол по сезону, друзья. Все дети тогда много времени проводили на улице. Учился я неплохо, мне особенно легко давались устные предметы.

Семья наша была вне политики – я не помню, чтобы дома говорили о жизни государства, об убеждениях или религии. Помню только один эпизод, который почему-то врезался мне в память. Наверное, был 1980 год. Мать пришла домой с работы и после очередных оптимистических новостей с телеэкрана не выдержала – позволила себе высказывание в духе «по телевизору говорят, что всё у нас хорошо, а цены растут, и зарплата за ними не успевает». Позже я узнал, что на предприятии у них была забастовка – о которой, конечно, ни в каких новостях ничего не говорили. Это были первые звоночки о том, что не всё в порядке в нашем государстве.

Школьная учительница русского языка и литературы Лидия Ивановна Заварзина научила нас думать и говорить, и лично мне это здорово помогло при поступлении на истфак Петрозаводского университета. Благодарен Галине Тойвовне Тюнь, уже вузовскому преподавателю, которая увлекла меня историей Востока. Во многом это повлияло на мои политические взгляды, на критическое отношение к действующей власти. Два года я занимался синологией, изучал историю Китая. На последних курсах переключился на исследовательскую деятельность уже по истории России: моей темой была русская крестьянская община Севера как элементарная частица тоталитарного общества в Российской Империи.

На мои студенческие годы – с 1989 по 1994 год – пришлись самые большие и вдохновляющие перемены в стране. Разгар перестройки, гласности, выступления Сахарова – вся страна бурлила, начиналась настоящая демократия, от которой сейчас не осталось и следа. В совхозе, на картошке, куда по традиции отправляли младшие курсы, мы затевали жаркие дискуссии. Темы перекочёвывали в аудитории, их обсуждение продолжалось на лекциях и семинарах.

Наш университетский курс признали лучшим, ярчайшим за 20 лет. Студенческая пора – и так лучшие годы в жизни человека, а в сочетании с эпохой перемен это было прекрасно и удивительно.

В 2007 году я переехал в Псковскую область, увлёкся историей Пскова. А потом… потом началась моя градозащитная деятельность. Из одного эпизода, из одной попытки вмешаться в судьбу памятника – противостояния сносу дома 28 по улице Гоголя – родилось градозащитное движение. На сегодня в сообществе защиты памятников Пскова в социальной сети состоят более 1300 человек, в том числе профессионалы в области архитектуры, градостроительства и охраны памятников.

К сожалению, в нашей стране всё устроено так, что ограничиться простой градозащитой невозможно – рано или поздно придётся «свернуть» и в политику. По-хорошему, градозащита должна строиться так: если памятник разваливается, общественность подаёт сигнал, обращает внимание ответственных ведомств на это безобразие, а дальше уже эти ведомства реагируют и принимают меры. В Российской Федерации система не работает: собственники не следят за состоянием зданий, а надзорные органы никак не воздействуют на нерадивых собственников.

На уровне государства так и не прописаны какие-то другие механизмы и способы использования памятников федерального значения, кроме сдачи в аренду. Вместо реальной законодательной деятельности власть давит «запрещённые» помидоры на границе и воюет с инакомыслием в интернете. Никакие сигналы не приводят к адекватной реакции власти. Мы видим тотальное бездействие государства, причем не только в сфере охраны памятников.

Сейчас мне 45 лет. И за всё, что сложилось сейчас в нашем обществе и в нашем государстве, по сути, ответственно мое поколение. Самые активные годы жизни пришлись на период становления нынешнего авторитарного режима. Режима, в котором отсутствуют гражданские свободы, в котором растоптана Конституция и не соблюдаются законы. Пришло время, когда уже нельзя молчать, когда нужно громко заявить свою гражданскую позицию. Власть строит свои отношения с обществом на тотальной лжи, и терпеть такое невозможно.

Наших сограждан сажают в тюрьму на реальные сроки за размещённые в интернете тексты или картинки. Причем в разряд «экстремистских» попадают совершенно безобидные материалы – судят даже за антифашистские карикатуры Кукрыниксов. Борьба с инакомыслием набирает обороты. Участвуя в выборах, я хочу показать, что есть люди, которые не хотят мириться с таким положением дел. Есть люди с другой, альтернативной точкой зрения на то, что и как нужно делать в моей стране. И партия «ЯБЛОКО» объединяет таких людей.