Кто великолукской райбольнице «намазал лоб зелёнкой»?

293

Диагноз великолукского районного здравоохранения после «оптимизации» – клиническая смерть

В сталинские времена в СССР появилась горькая шутка. Говоря, что заключённый подлежит ликвидации (расстрелу), часто применяли фразеологизм «намазать лоб зелёнкой». В 2015 году без какого­либо обсуждения с трудовым коллективом и общественностью власти Великолукского района приняли решение о ликвидации районной больницы и присоединении её к больнице города Великие Луки. То есть фактически чиновники медицинскому учреждению «намазали лоб зелёнкой»!

На встречах с населением действующий глава Великолукского района Сергей Петров в ответ на болезненные вопросы о районном здравоохранении уклончиво отвечает: «Больница в Золоткове стояла и будет стоять…» Затем, видимо, считая, что его это оправдывает как руководителя, подчеркивает: «Врачи бегут отовсюду…» И это реакция главы района, призванного в том числе отвечать за наиважнейшее направление – за наше здоровье и долголетие!

Действительно, ситуация с медицинскими кадрами очень непростая, но я знаю таких руководителей, которые, не ожидая областных квот или заезжих медиков из бывших республик СССР, сами ехали на встречу с выпускниками Смоленского мединститута и расписывали прелести псковской глубинки, обещали (и давали) жильё, находили способы выплачивать подъёмные.

Руководитель должен быть деятельным, активным и дальновидным, понимать, где находятся болевые точки района, и стремиться их ликвидировать, но не методом закрытия больниц и ФАПов, а сохранением и приумножением имеющейся базы.

Знаете, по большому счёту другая ситуация сложиться и не могла – сытый голодного не разумеет. Раньше, вспоминают сотрудники, в районной больнице лечился бывший глава Великолукского района Владимир Басов, и этого было достаточно, чтобы чиновник знал все проблемы медучреждения и был заинтересован в их решении. Например, увидев, что необходим ремонт кровли, Басов мог тут же принять меры по выделению необходимых средств. По возникающим трудовым спорам Владимир Константинович проводил личные встречи как с коллективом, так и с отдельными медиками, то есть знал большинство проблем изнутри.

Но действующий глава района Сергей Петров медицинскую помощь получает в иных, «элитных» больницах и о том, что происходит со здравоохранением в районе, знает, видимо, только из докладов своих не всегда сведущих помощников.

Сегодня районная больница утратила статус юридического лица и стала филиалом городской больницы. Норматив со 120 койко­мест терапевтического отделения снизился до 20, начался массовый уход врачей.

На сегодняшний день все врачи, кроме психиатра, – пенсионеры. Если из ФАПа по каким­либо причинам уходит фельдшер, то кадровыми вопросами никто не занимается, и фактически лечебное учреждение в ближайшее время сокращается. В ФАПах прекратили продавать лекарственные препараты, так как за эту работу необходимо производить доплаты, но неуместная экономия заставляет страдать жителей удалённых деревень.

В учреждении длительное время нет постоянно назначенного заведующего, никто попросту не хочет взваливать на себя деградирующее лечебное заведение. Обеспечение лекарствами и расходными материалами порой напоминает военные годы, по отзывам больных, прошлой зимой в лечебном учреждении отсутствовали самые простые вещи: обезболивающее лидокаин и расходный материал – гипс! И несчастные медики были вынуждены, извиняясь перед больными, просить их приобрести лекарства и фиксирующий материал за свои средства.

Штат лаборатории сокращён на 70%, сокращена бухгалтерия, организационно­методический отдел (теперь фактически некому заниматься крайне необходимым медпланированием и статистикой). Руководство района сейчас бравирует закупом по федеральной программе нескольких передвижных ФАПов, но с таким подходом к проблемам здравоохранения ФАПы­автобусы будут стоять без бензина и водителей. А самое главное, откуда появятся медики? Не могу удержаться от общероссийского вопроса: кто с такой медпомощью доживёт до новых порогов пенсионного возраста?

Может быть, нечто подобное было и до реорганизации? Как раз наоборот, ситуация была диаметрально противоположной. На момент ликвидации больницы на счетах медучреждения находилось 13 млн рублей свободных средств, заработанных на оказании платных услуг. Деньги планировалось потратить на обновление медоборудования, ремонт помещений и закуп недостающих лекарств и расходных материалов. Разумеется, после ликвидации больницы о судьбе денежных средств больше никто не слышал, а получить сведения стало просто невозможно.

Надеемся, данная информация всё же заинтересует правоохранительные органы и будет проведена соответствующая проверка, которая разъяснит, в чей карман уплыли средства. Конечно, возможно, финансы были вложены в медучреждения города Великие Луки, но мы видим, что городская медицина, мягко говоря, тоже не блещет качеством работы.

Все знают, какой чередой скандалов сопровождался ремонт хирургического корпуса Великолукской межрайонной больницы: реконструкция растянулась на несколько лет, менялись подрядчики, разворовывались деньги, полиция и Следственный комитет проводили бесчисленные проверки.

С горем пополам корпус кое­как отремонтировали, хотя даже дилетант скажет, что качество ремонта отвратительное, множество недоделок до сегодняшнего дня так и не устранено. Уж не для закрытия ли финансовой дыры были изъяты вышеуказанные миллионы райбольницы, чтобы хоть как­то завершить криминальную стройку?

Вопросов остаётся много, но теперь понятно, кто «намазал лоб зелёнкой» Великолукской районной больнице.

P.S. Когда готовился номер, нам стал известен неприятный факт, напрямую связанный с реорганизацией районной больницы. Речь идет о выезде машин скорой помощи в сельские населенные пункты.

Проблема даже не в оперативности реагирования медиков: если честно, то и раньше с этим были проблемы. В это трудно поверить, но относительно удовлетворительно работавшая скорая помощь (очевидно, по причине бесконтрольности со стороны руководства района) превратилась в полукриминальную структуру.

Так, в мае­июне текущего года при выезде к тяжелобольным жителям деревни Черпесса фельдшеры скорой помощи требовали от местных жителей от 2 до 5 тысяч рублей за транспортировку больных в стационары г. Великие Луки. И малообеспеченным сельчанам приходилось идти на поводу у вымогателей и выплачивать требуемые суммы.

На одном таком случае мы остановим внимание подробнее. Так, заплатив 2 тыс. рублей за транспортировку тяжелобольной гражданки З. в городскую больницу, её супруг сам прибыл на следующий день в лечебное учреждение, но оказалось, что дежурный врач, увидев, что женщина из района, даже не осмотрев её, направил её в бывшую районную больницу, в которой, как вам известно, нет врачей узких специальностей.

В Золоткове гражданку З. лечил терапевт, со слов мужа, поставив диагноз «от фонаря». При этом лекарственные препараты супругу приходилось покупать за собственные деньги и даже измерением артериального давления заниматься самому!

В итоге после двух недель такого лечения у женщины резко ухудшилось состояние, её всё же направили в городскую больницу, но спасти уже не смогли… Как оказалось, изначально был поставлен совершенно неверный диагноз, что и привело к трагедии.

Леонид БОГДАНОВ